Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель"
Официальное издание для авторов
Сегодня:10.12.19 Вход для писателей
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 55871 от 30.10.2013
Хорошее и плохое о нашем журнале


С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ,
НАШИ АВТОРЫ!

Главный редактор: Королев Андрей Альбертович
Email: sgu64@mail.ru; г. Саратов, ул. Московская, д.117б, оф.71

"Чрезмерная гордость- вывеска ничтожной души", Тургенев Иван Сергеевич
Иван Антонович Ефремов:
09.04.1908-05.10.1972
22.04.1908-05.10.1972-н.с.

Русский советский писатель-фантаст, учёный-палеонтолог, создатель тафономии; философ-космист и социальный мыслитель. Лауреат Сталинской премии второй степени (1952)



Рецензии

Сотрудничество

Вышел 1-й номер журнала "Начинающий писатель". Тираж 100 экз. Но только 40 можно приобрести.

Сборник формата А5, содержит 287 страниц.
ISBN 978-5-9999-1795-9

Заказать сборник можно здесь
С уважением, администрация сайта.


Сотрудничество

Сотрудничество

Начинающий писатель
Кавсехорнак Георгий
Невидимка
Дата рождения: 18.11.19xx, Опубликовано: 06.06.2014
Организация:

© Copyright: Кавсехорнак Георгий, 06.06.2014
Свидетельство о публикации № 3057


Аннотация
. . .
Сафрон Тихонович и так был человеком незаметным, а тут еще стал почти прозрачным, то есть невидимым.
. . .
1 2 3 4 5

Вернуться к списку произведений
Ссылка на источник
-1-

37 минут назад

Сафрон Тихонович и так был человеком незаметным, а тут еще стал почти прозрачным, то есть невидимым.

Это случилось не вдруг. Его перестало замечать руководство и коллеги не обращали на него внимания. Сафрон Тихонович даже не придал бы значения данной перемене, если бы не череда последующих событий.

Работал он в научно-исследовательском институте со сложным названием – «Изучения наноматерий в квадратичном цикле пространства нулевых биений», сотрудники которого дали ему сокращенное название «ИзНАН» – «Изучения НАНоматерий…». Коллеги из других НИИ работников института дразнили «изнанцы» – и просто чтобы позлить, и завистливо намекая на то, что неплохо бы им познакомиться с «изнанкой фортуны». Сафрон Тихонович, как и его сослуживцы, прекрасно знал данное обидное прозвище, но не придавал ему большого значения. Некоторые «изнанцы» в отместку придумывали различные прозвища научным сотрудникам других институтов, а Сафрон Тихонович был человеком кротким, миролюбивым и не лез в межинститутские распри. Его отличала доброта – всегда здоровался и первым подавал руку, улыбался и никому плохого слова не сказал за все время безупречной работы.

В делах исполнителен. Занимал должность технического писателя, качественно выполнял обязанности. Из-за этого в период реформирования НИИ, когда бывший институт «По исследованию тяжелых металлов в среде с конденсированной влагой», не без кадровых потерь преобразовывался в «ИзНАН», Сафрону Тихоновичу не указали на дверь, и он сохранил место. Впрочем, накопив рабочий стаж более трех десятков лет, не продвинулся по служебной лестнице и выполнял практически те же функции, что и всегда. Он любил писать – четко, грамотно, красиво и в каком-то смысле интересно. Хоть и пенсия была не за горами, ему удавалось создавать такие технические тексты, что начальство иногда восклицало: «Да, вот эта инструкция с изюминкой!» или «Возьму-ка формулярчик Сафрона Тихоновича, на ночь почитаю». Хотя материально Сафрона Тихоновича руководство поощряло редко, он не обижался и занимался делом. Семьи у него не было, так что средств на жизнь хватало.

Рабочее место Сафрона Тихоновича было небольшим, под широкой лестницей. Лестница вела на следующий этаж, где располагались кабинеты высшего руководства института. Людей по этой лестнице ходило мало, толи потому что начальство часто было в разъездах, толи наоборот, потому что руководило с усердием и не терпело лишнего волнения. Шаги над головой редко беспокоили Сафрона Тихоновича. У него было все для работы – широкий стол с двумя мониторами, шкаф с технической литературой и пустая тумбочка, в которой он хранил карандаш для собственных заметок и старую шариковую ручку для подписи работ. Тумбочка выполняла и другую функцию – на ней стоял принтер, редко бывший в употреблении после нововведений с подписанием документов цифровой подписью и использованием электронного документооборота. Сафрон Тихонович боялся этих новшеств, но, будучи человеком неглупым, просидел несколько дней, изучая техническую документацию по данным темам и, наблюдая за работой с электронными документами других сотрудников, быстро вошел в курс дела. Принтер стал бесполезным, возможно даже был списан, и тумбочка уже не хранила в себе большие стопки чистых листов. Но Сафрон Тихонович не стал избавляться от принтера, он был дорог, как бывший друг и помощник. Позади рабочего места Сафрона Тихоновича была дверь в экспериментальную лабораторию, этой дверью никто не пользовался, главный вход в лабораторию был с другой стороны. Она была отдана молодым аспирантам для проведения инновационных научных опытов. Иногда из помещения лаборатории доносились странные звуки – щелчки, потрескивания, низкий гул, но это не отвлекало от работы Сафрона Тихоновича. Конечно, ему было любопытно, что там происходит, но из-за врожденной застенчивости он не решался выспрашивать о проводившихся в лаборатории опытах.

Видя непосредственного руководителя, Сафрон Тихонович вставал с места, с почтением протягивал руку для пожатия и кивал головой, здороваясь. А тогда, когда все началось, начальник – Эдуард Викентьевич, как обычно подошел к столу Сафрона Тихоновича, вставшего с ритуальным приветствием, но шеф посмотрел, как будто, сквозь него, оглянулся по сторонам, и ушел. Так и остался стоять Сафрон Тихонович с протянутой рукой, не понимая, что произошло. Пожал плечами и вернулся к работе, думая, что с его шефом что-то не так, что-то не в порядке. А как оказалось в дальнейшем, не в порядке был сам Сафрон Тихонович.

После работы Сафрон Тихонович отправился в магазин, чтобы купить продукты. Сначала все было обычно. Он взял корзинку, направился в отдел овощей и стал с серьезным видом выбирать огурцы, пробуя их на твердость и проверяя пупырчатость. Самые крепкие и привлекательные клал себе в корзину. Уже собрался в молочный отдел, но заметил, что на месте, откуда он только что брал огурцы, лежат новые, очень похожие на те, которые находились у него в корзине. Сафрон Тихонович был озадачен. На всякий случай снял очки, протер их платком, на расстоянии посмотрел сквозь них и снова надел. Огурцов, которые он только что видел собственными глазами, на прилавке не было. Сафрон Тихонович был человеком достаточно решительным, но в тот момент еще и голодным. Поэтому решил во всем разобраться, но позже и не стал экспериментировать больше с огурцами. Сделав все необходимые покупки, он направился на кассу. Выложил купленные вещи из корзины на движущуюся ленту и подошел к женщине-кассиру. Та нажала кнопку, и продукты по ленте пододвинулись к ней. Сафрон Тихонович посмотрел на кассу, ожидая. Но женщина смотрела в сторону, как бы высматривая покупателя. Сафрон Тихонович откашлялся, пытаясь привлечь внимание. Кассирша посмотрела перед собой и все-таки увидела его, воскликнув: «Ой! Извините, не сразу вас заметила!». Сафрон Тихонович похлопал себя по бокам и про себя удивился: «Как можно меня не заметить?» Странности продолжались, и уже на выходе из магазина перед Сафроном Тихоновичем не открылась автоматическая стеклянная дверь. Он махал руками и даже попрыгал, пытаясь призвать датчик движения двери к действию, но все попытки были тщетными. Пока сзади не появилась молодая пара, на них сработал датчик, двери открылись, Сафрон Тихонович проскользнул наружу, и в глубокой задумчивости пошел домой.

Дома, без приключений, он поужинал. Непонятные вещи продолжились, когда он смотрел телевизор. Шел художественный фильм «Город Зеро». Сафрон Тихонович сидел на диване и отдыхал. Вдруг изображение на телевизоре стало двойным, было такое ощущение, что на одном экране показывают две программы одновременно. Второе изображение словно проявилось сквозь первое. Сафрон Тихонович прищурился, да, шел фильм и поверх картинки показывали рекламу. «Это что? Новые технологии рекламы?» – возмутился он про себя. Решив, что это уже чересчур, и так смотреть фильм нет никакой возможности, Сафрон Тихонович выключил телевизор и взял в руки книгу. С чтением проблем у него не возникло.

Утром Сафрон Тихонович направился на работу. В троллейбусе привычным движением достал электронную проездную карту и приложил к считывателю. Зеленого знака, оповещающего об оплате с карты, на маленьком экране не появилось. Сафрон Тихонович повторно прикладывал карту, но безрезультатно. Вероятно, считыватель неисправен. Он был человеком воспитанным и приличным, поэтому достал бумажник отсчитал монетами плату за проезд и заплатил кондуктору. Заскучавшая кондукторша охотно взяла деньги, это как-то успокоило его.

На проходной «ИзНАНа» снова случился неприятный момент. Уже бесконтактная карта сотрудника института не сработала. Сафрон Тихонович не мог попасть на работу. Ему пришлось обратиться к охраннику, который тихо спал в кресле:

– Разрешите пройти, моя карта не работает. Вероятно, сломалась.

Вздрогнув от неожиданности и открыв глаза, охранник увидел… растворяющегося в пространстве человека. Охранник часто заморгал, и теперь перед ним стояла знакомая фигура, обычная, непрозрачная:

– Здравствуйте, Сафрон Тихонович. Что-то вы сегодня рано? Давайте карту, мы проверим и выдадим новую после обеда.

Сафрон Тихонович был уверен, что пришел на работу вовремя, может только на минуту опоздал из-за задержки на проходной. Посмотрел на наручный хронограф. Он показывал ровно 9:00. В холле первого этажа института висели красивые настенные часы, на которых было 8:23. «Изнанцы» четко следили, чтобы все часы в институте показывали точное время. Все-таки институт «Изучения наноматерий…», и неправильно было бы, если бы часы отставали или убегали вперед. Один умелец, младший научный сотрудник, даже сделал синхронизацию всех часов учреждения с кремлевскими курантами на Спасской башне. Как ему это удалось, он держал в тайне. Но когда приезжали министры или чиновники, руководители «ИзНАНа» с гордостью рассказывали этот неоспоримый факт. Про это знал и Сафрон Тихонович, но решил лишний раз проверить:

– Простите, а сколько сейчас времени на ваших? – обратился он к охраннику.

– Половина девятого.

– А поточнее?

– Восемь часов, двадцать три минуты. Давайте вашу карту, – проговорил охранник.

Сафрон Тихонович отдал карту-пропуск и прошел внутрь. Посмотрел на часы и перевел стрелки назад на 37 минут. Добрался до рабочего места, включил компьютер и сел в кресло. Открыл текущий рабочий документ и принялся за дело.

Обычно его никто не беспокоил на рабочем месте, все задания он получал по электронной почте и также отсылал разработанные документы в электронном виде в архив. К его столу быстрым шагом шла секретарша начальника.

– Сафрон Тихонович, вас вызывает к себе Эдуард Викентьевич! – громко сказала она.

– Меня?! Да, иду, – ответил Сафрон Тихонович.

Со смешанными чувствами он направился к непосредственному начальнику в кабинет, в котором не был несколько лет.

– Приветствую вас, Сафрон Тихонович, – поздоровался руководитель.

– Здравствуйте, Эдуард Викентьевич.

– Послушайте, почему вы не принимаете новые задания на разработку технической документации? Это нехорошо! Я вам час назад отправил пакет заданий и не получил подтверждения о приемке вами, – с этими словами Эдуард Викентьевич развернул огромный настольный дисплей к Сафрону Тихоновичу.

– Вот посмотрите! – на экране была выделена строка, справа информация «Отправлено: 10:00».

– Простите, наверное, какой-то сбой, я не видел этого задания, и уведомления мне не приходили. Извините, я перепроверю, – Сафрон Тихонович, чтобы спрятать глаза, опустил голову и машинально посмотрел на свои часы. Стрелки показывали десять часов двадцать три минуты. Сафрон Тихонович поднял голову и посмотрел на настенные часы в кабинете – одиннадцать часов ровно. Он смотрел на часы. На циферблате проявились еще две стрелки – большая была между десятью и одиннадцатью, маленькая показывала двадцать три минуты. Все вокруг потускнело. Сафрон Тихонович был один, ни начальника, ни кабинета, все растворилось, остались только он и нелепые часы с четырьмя стрелками. «Что же это такое?» – успел подумать Сафрон Тихонович и первый раз в жизни упал в обморок.

Открыв глаза, он увидел секретаршу Эдуарда Викентьевича. Она держала в одной руке стакан с водой, а второй шлепала ему по щеке. Сафрон Тихонович сидел на гостевом кресле в кабинете непосредственного руководителя, запрокинув голову на спинку.

– С вами все в порядке, Сафрон Тихонович? – спросила секретарша.

– Что-то мои часы не работают… – ответил Сафрон Тихонович.

– Отправляйтесь-ка вы домой, отдохните, как следует. Отгул оформите завтра, – сказал Эдуард Викентьевич.

Сафрон Тихонович, как всегда, послушал начальника и отправился домой. Дома он лег на диван, закрыл глаза и заснул.

Сафрон Тихонович сидел за рабочим столом и набирал на компьютере очередную инструкцию. Был уже вечер. Он любил уходить с работы позже всех. Общий свет погас, и только два монитора мерцали в темноте. Старый принтер загудел и напечатал лист с черным квадратом посередине. Сафрон Тихонович в замешательстве посмотрел на принтер и обратил внимание, что пол освещен каким-то зеленым светом. Он оглянулся и увидел, что из-под двери, за его спиной, через щель, пробивается устойчивый поток необыкновенного, зеленого света. Из-за двери послышалось: «…только больше 37-ми не устанавливай. Больше нельзя…» Он встал, подошел к ней. Дверь не была заперта и чуть приоткрылась. Сколько Сафрон Тихонович себя помнил, эта дверь была всегда закрыта изнутри. Он решил разобраться, почему дверь оказалось открытой, и что происходит в лаборатории. Еще ему хотелось узнать про источник этого удивительного света. Сафрон Тихонович открыл дверь. Яркий зеленый поток ударил ему в лицо.

Открыв глаза, Сафрон Тихонович с удивлением обнаружил, что лежит на диване, дома. Но что-то было не так. Он посмотрел на свои руки, они были полупрозрачными. Он мог видеть сквозь них. В коридоре открылась входная дверь. Послышались чьи-то шаги. В комнату вошел… он сам и, не замечая свою прозрачную копию, сел на диван.

Часы на руке «пришельца» отставали от часов на полупрозрачной руке Сафрона Тихоновича ровно на тридцать семь минут.

Весь мир вокруг пропадающего Сафрона Тихоновича дернулся и погас. Сафрон Тихонович видел только свои прозрачные руки, они исчезали, и он весь растворялся. Сафрон Тихонович захотел первый раз в жизни закричать, но не успел.

37 минут вперед

Сафрон Тихонович чувствовал небывалый прилив энергии. Только одно его беспокоило – ощущение дежавю. Ему казалось, что все, что он делает, он делал только что, или, может быть, полчаса назад.

После работы Сафрон Тихонович отправился в магазин, чтобы купить продукты. Без приключений купил огурцы, молока и другой еды. Оплатил покупки на кассе и вышел из магазина. Дома поужинал и включил телевизор. Ощущение дежавю усилилось. Когда он уже засыпал, его не покидало чувство, что он в кровати не один, что кто-то уже спит в ней и этот кто-то – он сам, Сафрон Тихонович.

Через день это странное чувство исчезло само собой. Сафрон Тихонович зашел в квартиру, сел на диван, последний раз ему показалось, что он на диване с «двойником». Посмотрел на наручные часы, включил телевизор. Моргнул так, что показалось – мир вокруг весь передернуло.

Больше дежавю Сафрона Тихоновича не посещало.

00 минут

Двое аспирантов рассматривали установку в помещении для опытов в научно-исследовательском институте «Изучения наноматерий в квадратичном цикле пространства нулевых биений». Один из них был постарше. Другой выглядел моложе, глаза его горели от возбуждения, в руках он держал небольшой сверток.

– Ну что, достал? – поинтересовался старший.

– Да, как и обещал! – с нескрываемым восторгом ответил младший и развернул на ладони сверток.

В свертке был куб или, скорее, кубик черного цвета.

– О-о-о! – с восхищением воскликнул старший.

– Да! Абсолютно черное тело. Взял под расписку в лаборатории «Темных наноматерий». Сначала давать не хотели, боялись, что сломаем, но я их убедил. Предупредили только, чтобы долго не смотрели на куб. Установим? – спросил младший.

– Давай, только аккуратно! – командовал старший.

Молодой аспирант поднял ладонь с черным кубом. Куб действительно не отражал света, и было ощущение, что в руке он держал квадратную темную дыру.

В центре установки был пьедестал в виде цилиндра, высотой около метра. Сверху, в центр пьедестала младший положил черный куб. Заметил, что вторая дверь в лабораторию не заперта.

– А зачем ты вторую дверь открывал? – спросил младший.

– Проветривал. Настрой на 37 минут. Включай! – младший повернул какие-то выключатели и перевел большой тумблер в верхнее положение. Лабораторию залил зеленый свет. Рядом с тумблером на панели управления была большая черная кнопка.

– Только больше 37-ми не устанавливай. Больше нельзя. По моим расчетам установка может не выдержать. Нам не нужна непредсказуемость, – старший был спокоен.

Младший потянулся к черной кнопке и шепотом протянул:

– Хорошо, установил на 37. Знаешь, я что подумал… Мы сейчас этот кубик отправим на 37 минут в прошлое, но ведь его не было там… Я его положил только минуту назад. Вот и думаю, не приведет ли это… к пространственно-временному несоответствию? А может быть вообще коллапс произойдет?

– Да какой коллапс! Прошлое уже прошло, оно прошлое, кануло в лету, – возражал старший.

– Так мы его вот сейчас будем изменять, тебе напомнить про «эффект бабочки»?

– Это сказки фантастов. И сдается мне, они бы отдали все на свете, чтобы оказаться сейчас на нашем месте. Что ты боишься, без эксперимента мы все равно ничего не узнаем. Блок измерений готов! Включай, давай! – старший был настроен решительно.

– Ну что ж, тебе виднее. «Изнанцы» вперед! – сказал младший и нажал кнопку.

– Вывернем наизнанку этот мир! – воскликнул старший.

Зеленое сияние стало ярче. Весь мир вокруг дернулся и погас. И даже от звёзд остались только их меркнущие во времени очертания, будто меловые линии вокруг хладных тел, которых покинул когда-то живой, но такой авантюрный дух. Во всей вселенной остался один черный кубик. Все исчезло. Куб плыл в абсолютной темноте… как невидимка.


Выбор страницы:


Александр Сергеевич Пушкин:
26.05.1799-29.01.1837
06.06.1799-10.02.1837-н.с.

Величайший русский поэт, по-праву рассматривающийся как создатель современного русского литературного языка, а его произведения — как эталон языка, подобно произведениям Данте в Италии или Гёте в Германии.



Наши партнеры:

Сфера-Саратов СГУ

Классный сайт!

Расскажи о своем родственнике

Стихи и проза

Инновации Технологии Машиностроение

Создание сайтов


Как опубликовать свои стихи? Как опубликовать свою прозу?
Cтихи, проза, поэзия, детские стихи и проза, лирика, публицистика, сценарии, большие произведения, юмор, переводы, философия, психология, история


© 2013 , Литературный интернет журнал "Начинающий писатель", All Rights Reserved
Besucherzahler rusian brides
??????? ?????????
??????? ?????? ???????? Рейтинг@Mail.ru ....