Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель"
Официальное издание для авторов
Сегодня:18.11.19 Вход для писателей
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 55871 от 30.10.2013
Хорошее и плохое о нашем журнале


С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ,
НАШИ АВТОРЫ!

Главный редактор: Королев Андрей Альбертович
Email: sgu64@mail.ru; г. Саратов, ул. Московская, д.117б, оф.71

"Мужчины, неспособные к какому бы то ни было влиянию на других мужчин, порою имеют неограниченное влияние на ум женщин", Санд Жорж
Виктор Платонович Некрасов:
-
17.06.1911-03.09.1987-н.с.

Русский советский писатель, диссидент и эмигрант, лауреат Сталинской премии второй степени (1947).



Рецензии

Сотрудничество

Вышел 1-й номер журнала "Начинающий писатель". Тираж 100 экз. Но только 40 можно приобрести.

Сборник формата А5, содержит 287 страниц.
ISBN 978-5-9999-1795-9

Заказать сборник можно здесь
С уважением, администрация сайта.


Сотрудничество

Сотрудничество

Начинающий писатель
Резеньков Вячеслав
Берега любви
Дата рождения: 14.08.19xx, Опубликовано: 12.10.2014
Организация:

© Copyright: Резеньков Вячеслав, 12.10.2014
Свидетельство о публикации № 3938


1 2 3 4 5

Вернуться к списку произведений
-1-

Геннадий Волохов поднялся с постели, приоткрыл слипшиеся глаза и посмотрел на жену. Люся как всегда в эти утренние часы крепко спала, повернувшись к нему спиной. Последнюю неделю его психика резко покачнулась от неожиданного удара «ниже пояса», который он получил от своей супруги. Теперь он стоял перед непростым выбором в личной жизни, хотя в глубине души уже давно ощущал очевидное решение, которое ему предстояло принять. Из-за навязчивых кошмарных снов, он плохо спал. Эта ночь не была исключением. Под утро ему снова приснилась странная старуха, пичкавшая его какой-то дрянью. От невыносимого запаха, который Геннадий явственно ощущал во сне, он с трудом проснулся, и уже сидя на кровати, обхватив руками взъерошенную голову, медленно приходил в себя. Далее Волохов облегченно вздохнул, сбросил с себя одеяло и встал с постели.

- Нет! В конце концов, надо решать! – процедил он, схватил с прикроватной тумбочки мобильный телефон, и отправился в ванную комнату.

Там открыл кран, с которого хлынула холодная струя воды. Со змеиным шипением вода начала ударяться о дно ванны и разлетаться на мелкие брызги, безуспешно пытаясь покинуть ее стальные пределы. Он набрал номер и приложил телефон к уху.

- Я окончательно решил! – произнес Геннадий набранному абоненту, - Я еду!

Далее он стал приводить себя в порядок и быстро собираться. Жена лежала на краю постели с закрытыми глазами и уже не спала. Едва сдерживая скопившийся ком в горле, она прикусывала от горечи обиды свои нежные губы. Слезы нещадно давили, лицо Люся прикрывала рукой. Сложив все необходимое на первый случай, и забрав личные документы, Волохов последний раз бросил взгляд на лежащую, под пуховым одеялом жену, вскинул на плечо набитую вещами сумку и, не промолвив ни слова, спешно покинул городскую квартиру.

Пожилой журналист, не дожидаясь заблудившегося лифта, быстро побежал по внутренней лестнице к выходу. Несмотря на тридцатилетний стаж их совместной жизни, он не мог более оставаться со своей законной женой. Коварный поступок, содеянный ею в далеком прошлом, который случайно открылся спустя столько лет, нельзя было не объяснить, ни простить. Он пытался втиснуть его в разработанную им шкалу человеческого греха, но и там он не мог найти ему соответствующего места. Возвращаться назад Геннадий уже не думал. Выйдя с подъезда высотной монолитки, он сел в припаркованный на стоянке служебный автомобиль и, протискиваясь задним ходом между стоявшими машинами, вырулил на заснеженную улицу областного города Крутоярска, затем включив передачу, направился к его окраине. В это утро, в редакцию газеты «Горизонты Крутоярска», в которой он работал, Волохов не поехал. На ходу корреспондент вытянул из кармана мобильный телефон и набрал номер.

- Алло! Ирина Григорьевна? Это Волохов! Материал по элеватору в «Березовке» я подготовлю к утру, а сейчас мне надо взять интервью у Самойлова в рубрику о ветеранах. Вы говорили, что есть окно на третьей полосе? – начал разговор Геннадий.

Ответственный секретарь Ирина Липовец, работающая с Волоховым более двадцати лет, и зная его как облупленного, тяжело вздохнула, прищелкнула губами и слегка покрутила головой по сторонам, выражая явное недовольство. Далее она не стала слушать его правдоподобную чушь, которую он начал нести, а отнесла свой мобильный от уха и положила его на развернутый макет будущей газеты. С телефона еще с минуту звучала его «убедительная» речь, а затем прекратилась. Липовец не спеша подняла трубку, и снова приложила мобильный к уху.

- Учти Волохов, времени на раскачку нет, до сдачи номера осталось всего три дня. Смотри, что бы ни вышло как в прошлый раз! – с упреком выдала недовольная женщина и отключила телефон.

Корреспондент, вместо того, что бы внять ее словам, как того требовала производственная необходимость, к Самойлову не поехал, а выскочил на припорошенную снегом объездную дорогу, нажал на газ и помчал в направлении деревни «Чистый ключ», которая располагалась в восьмидесяти километрах от областного центра.

Отправным звеном в удивительной цепи событий, заставивших 52-х летнего мужчину принять такое непростое решение, послужила его летняя командировка в эту деревню. Поездка предписывала собрать детальный материал и осветить чудеса селекции опытной станции «Зоря», располагавшейся в «Чистом ключе». По дошедшим до работников газеты сведениям, там был получен небывалый урожай какого-то экспериментального сорта пшеницы, которой по урожайности бил все рекорды. Как ответственного за сектор сельского хозяйства, Волохова в августе месяце и откомандировали в эту деревню. Теперь он снова направлялся туда, но эта поездка, уже имела непосредственное отношение к его личной жизни. Под монотонный гул мотора, он стал вспоминать и мысленно погружаться в удивительную романтическую историю, произошедшую с ним минувшим летом. При этом Геннадий заново переживал ее яркие моменты, которые соединяясь в единую цепь событий, в конце концов, перевернули всю его жизнь.

Контора «Зори», располагалась у окраины живописной деревни, на скалистом холме, который словно змея, опоясывала глубоководная река «Быстрянка». Кто впервые попадал сюда, от потрясающей панорамы, открывающейся с этого места, просто перехватывало дух. Волохов, припарковав автомобиль, вылез из машины, огляделся вокруг и открыл рот.

- Вот это да-да! Это же надо, красота-то, какая! – произнес он и захлопнул дверцу.

На стоянке стояло множество украшенных праздничными лентами легковых машин с яркими бантами. Корреспондент прошел между ними, разглядывая убранство, поднялся на возвышенное каменное крыльцо и вошел в двухэтажный корпус, отделанный серой мраморной плиткой, на фасаде которого висела крупная барельефная надпись «Зоря». В приемной директора, он представился секретарше в белоснежной кофте, сидевшей за монитором компьютера.

- Директора нет, скоро будет! – проинформировала любезно молодая девушка, переводя взгляд на гостя, - Да вы присаживайтесь! – показала она тоненькой ручкой на потертые стулья у стены, и мило улыбнулась.

Волохов уселся на крайний стул и положил рядом свою цифровую камеру.

- Чаю хотите? – любезно спросила она, с интересом поглядывая на прибывшего гостя.

- Не помешает! – ответил Волохов, потирая влажные ладони.

Тут в коридоре промелькнула чья-то тень.

- Людмила Сергеевна! Людмила Сергеевна! – громко позвала секретарь, приподнимаясь со стула.

Смутная тень мелькнула обратно, затем подобно проявленной фотографии, в дверном проеме показалась женщина средних лет в зеленоватом лощеном костюме с бантом на груди.

- К нам приехал корреспондент с области, а Евгения Даниловича еще нет, может вы примете? – спросила девушка.

Женщина в костюме вошла в приемную и приблизилась к вскочившему со стула гостю.

- Богдан Людмила Сергеевна, главный агроном! А вы, с какой газеты голубчик? – деловым голосом представилась женщина, глядя ему в глаза.

- Корреспондент газеты «Горизонты Крутоярска» Волохов Геннадий Васильевич! – отрапортовал корреспондент, а затем добавил, - Как раз вы мне и нужны.

Он открыл рот, чтобы объяснить цель своего визита, как тут главный агроном, особо не церемонясь, взяла его под руку и поволокла в свой кабинет.

- Времени у нас мало, будем разговаривать на ходу, - пояснила она, затем провела его по коридору, открыла массивную дверь с табличкой «Главный агроном» и вошла в притемненное помещение.

- Давайте заходите же скорей! – поторапливала женщина.

Волохов проследовал следом и осмотрелся внутри. Кабинет оказался довольно мрачным на вид. В центре у стены стоял большой двухтумбовый стол, к которому были приставлены еще четыре раскрытых полированных стола, напоминающих беговую дорожку с многочисленными стульями вокруг. Стены украшали полки с уставленными образцами зерновых культур, над которыми под стеклом висели красочные дипломы и грамоты. Апартаменты главного агронома венчала, висевшая над ее креслом старинная картина Мичурина. Женщина сразу нырнула под стол и достала большую картонную коробку.

- Голубчик помогите отнести в машину! – обратилась она к подошедшему Волохову и, не дожидаясь согласия, всучила коробку ему в руки.

От неожиданной тяжести он чуть не присел.

- Вы что кирпичи в коробках носите? – иронически отозвался корреспондент.

- Осторожней! Там посуда!

Они вышли с кабинета и направились к выходу. Водитель черного Фольксвагена уже готовился забрать свадебный подарок, который нес Волохов. Далее приняв с его рук коробку, он аккуратно уложил ее на дно багажника, затем мягко прихлопнул дверцу.

- Ну, что же вы стоите? Давайте голубчик садитесь, поехали! Мы уже опаздываем! – обратилась, главный агроном к Геннадию и открыла заднюю дверцу машины.

От бесцеремонного ее поведения Волохов хотел стать на дыбы, но сдерживая возмущение, покорно пролез на заднее сидение и хлопнул дверцей. Людмила Сергеевна уселась рядом с водителем, а затем скомандовала:

- Давай гони! Только не побей посуду!

Приобретенный профессиональный опыт работы с людьми подсказывал корреспонденту, что в подобной ситуации сопротивляться бесполезно и глупо. Все равно тебя никто не послушает. Любые здравые доводы в подобных ситуациях не воспринимаются, поэтому лучше соглашаться сразу, чтобы лишний раз не трепать нервы. Тем более, что ему из ее уст предстояло выудить необходимую информацию по элитной пшенице, ради которой он и забрался в такую даль.

- Кажется, снова влип! – мелькнуло у него в голове, - И потом какой я ей голубчик? Что за дурацкое обращение? Мымра! – огрызнулся беззвучным голосом в глубине души корреспондент.

Машина рванула с места и вскоре скрылась за облаком оседающей пыли.

Людмила Богдан в этот прекрасный августовский день женила своего единственного сына и поэтому как подобает руководящему специалисту, не жалела размаха и шика. После официальной части, предвкушая ощущение праздника, гости уже торопились побыстрее занять места за свадебным столом, устроенным в летнем саду ее завидного подворья. По обычаю стол напоминал огромную букву «П». Он, словно магнит, притягивал к себе приглашенных гостей, богатыми и аппетитными яствами. Молодые, как подобает, заняли центральное место. Тамада дал отмашку, и пир стал набирать обороты. Волохова посадили внутри левого крыла этой традиционной буквы, рядом с бойкой темненькой дамочкой бальзаковского возраста с начесом на голове. Та время от времени, как бы невзначай толкала его локтем и говорила:

- Поухаживайте за женщиной, налейте водочки, пожалуйста! - и подставляла свою стопку. Чем больше принимала соседка горячительного напитка, тем ощутимей были ее колкие толчки. Вскоре у корреспондента стала болеть левая рука, которую он отодвигал от нее, как только мог. И вот в начале праздничного гулянья, пробегая глазами, по лицам сидящих напротив гостей, он вдруг увидел обворожительную стройную женщину средних лет с длинными русыми волосами. Она сидела напротив, чуть справа от него. Женщина была одета в приталенное цветастое платье с глубоким декольте. Сквозь свисающие локоны волос игриво поблескивали на солнце ее золотые сережки. Шею украшал кулон в форме сердечка с голубоватым камнем внутри. Когда впервые их взгляды встретились, она украдкой опустила голову и скромно поправила свои длинные волосы. Геннадий как завороженный смотрел на нее и не мог оторвать взгляда. От ее небесных глаз у него даже закружилась голова. Далее он почувствовал, как его сердце стало источать сладостный туман, вызывая ощущение необъяснимого счастья. Ему все больше и больше хотелось смотреть на нее. Такого он давно не испытывал. Неожиданно у корреспондента прорезалась смелость. Волохов налил соседке и себе полные стопки, а затем громко крикнул:

- Ох, и горькая водочка!

- Почему горькая? – недоумевая, спросила уже изрядно подвыпившая женщина слева, заглядывая мутными глазами ему в лицо.

- Да потому, что горь-ко! – по слогам намекнул ей корреспондент и отклонился от нее в сторону.

- Ах! Ты в этом смысле! Да, да, правда, горькая! Горь-ко! Горь-ко! – стала выкрикивать та, поворачиваясь в сторону молодоженов. Она высоко держала стопку, которая заметно дрожала в руке. Водка переливалась через край, стекала по граненому стеклу и обмывала ее жирные пальцы. Она кричала, пока вновь не взбудоражила угомонившийся людской рой от недавнего подобного призыва. Развеселенные гости, поддержали ее клич, и в один голос тоже начали скандировать – Горько! Горько! Молодожены недовольно поднялись со стульев и под продолжительный счет – раз, два, три…..шесть! Соединились в продолжительном поцелуе.

К вечеру стало холодать и что бы согреться, тамада объявил танцы. Музыкант пробежался пальцами по клавишам ионики, напоминающей тощего козлика на длинных ногах, и залихватская музыка, словно клуб ветра вырвалась из мощных колонок. Бойкие ритмы окутали присутствующих гостей и стали зазывать к танцам. Вырвавшись на простор, мелодия раздольно понеслась по деревне, то и дело, вызывая подвывание дворовых собак. Волохов оторвался от употребляемой селедки под шубой, положил вилку на край тарелки и с намерением посмотрел направо. Но тут он увидел, как к русой женщине подошел толстенький мужчина, невысокого роста, с лощеным красным лицом, в белой рубашке с коротким рукавом. Он чуть преклонил пред ней голову, взял ее за руку, и повел на импровизированную танцплощадку. Корреспондент еще плеснул себе водки и одним махом осушил стопку. Далее он стал украдкой наблюдать за ней, выхватывая из бурлящей толпы отдельные ее движения. Он уже отчетливо ощущал, что с ним что-то происходит. Что бы скрыть то, что рвалось у него наружу, он старался вести себя естественно и не подавать виду. Однако, неудержимое желание, подойти, и познакомится с ней, все сильнее толкало его на решительный мужской поступок. Он смотрел, как она танцует с этим упитанным мужчиной, и в нем просыпалась жуткая ревность, хотя он даже не знал ее имени. Прекрасные чувства, которое корреспондент испытывал в эти минуты, все больше и больше заявляли о себе, превозмогая его разум. Сопротивляться этому он уже не мог.

- Все! - решил Геннадий, - Будь что будет! Следующий танец она будет танцевать со мной!

Когда снова заиграла музыка, он решительно встал и, огибая длинный ряд столов составляющих левое крыло буквы «П», направился к ней. Подходя поближе, он увидел, как тот же круглый мужчина, в белой рубашке, снова мелькнул рядом с ней, взял за руку и вальяжно повел прекрасную незнакомку на площадку. Что бы выйти из неловкого положения, в котором он вмиг оказался, Геннадий с равнодушным выражением лица прошел мимо них, подошел к двум молодым девушкам, которые о чем-то весело судачили стоя у стола, и пригласил ту, что оказалась поближе. Далее вывел ее на свободное место, и стал танцевать, стараясь не смотреть, на запавшую в душу, русую красавицу. После танца он поблагодарил девушку и с угрюмым видом вернулся на свое место.

- Ну, все хватит! Видать не по Сеньке шапка! – решил он, - Маша да не наша!

Геннадий развернулся к соседке, которая задумчиво сидела в одиночестве, и стал завязывать с ней беседу. Тут его окликнули. Он повернул голову.

- Если вам не трудно передайте напиток! – сказал беловатый дедушка хриплым голосом, который был соседом справа. Корреспондент дотянулся рукой до баклажки с лимонадом, стоявшим перед ним, и передал напиток старому мужчине. В этот миг он почувствовал на себе тот же взгляд прекрасной незнакомки. Геннадий растерянно опустил глаза, и, поворачиваясь обратно влево, провел ими по столу, что бы избежать встречи с ее очаровательными глазами. Соседка уже с нетерпением ждала его внимания, что бы продолжить беседу. В это время закусывающий музыкант поднялся из-за стола, вытер салфеткой губы и снова подошел к своему инструменту. Он включил микрофон, стоявший перед ним, пощелкал по нему пальцем и произнес:

- А теперь белый танец! Приглашают девушки!

Его ловкие пальцы снова коснулись клавиш ионики, и со звуковых колонок полилась прекрасная лирическая мелодия. Музыкальная композиция была так созвучна с тем, что творилось на душе у Волохова, что он мимо воли стал прислушиваться к красивым минорным звукам. Вскоре корреспондент почувствовал, как кто–то легонько коснулся его плеча, и он тут же обернулся. Перед ним стояла она. Ошарашенный, он еще секунду медлил, пытаясь удостовериться, не сон ли это, но протянутая женская рука, приглашающая его на танец, заставила поверить в реальность происходящего. От неожиданности у него перехватило дыхание. Волохов поднялся со стула, нежно взял ее за руку и повел на танцплощадку. Его продолговатые ладони мягко легли ей на спину, которыми он чуточку пододвинул ее к себе, затем с трудом попадая в такт музыки, повел в медленном танце.

- Как вас зовут? – осмелившись, и немного прейдя в себя, спросил корреспондент.

- Таня! А вас?

- Геннадий! Можно просто Гена! – ответил мужчина, зажатым голосом, затем добавил, - Очень приятно!

Близкое присутствие, при котором он ощущал ее нежное тело, и вдыхал аромат ее духов, возносило Волохова на «седьмое небо». Чувства захлестывали через край. Корреспондент усилием воли, едва сдерживал страстное желание прижать женщину к себе. Она это хорошо чувствовала и понимала его импульсивный порыв. Он был почему-то убежден, что в другой ситуации, она бы и не сопротивлялась, однако сейчас распускать руки, Геннадий не смел. Ладошками он ощущал, как время от времени у нее по телу пробегала мелкая дрожь и Волохов спросил:

- Вам холодно?

- Да, как то не уютно! – с замешательством ответила Таня, приятным тихим голосом и слегка улыбнулась.

- Одну минутку! – всполошился мужчина и тут же остановился. Он выпустил партнершу из рук, быстро скинул с себя пиджак, переложил мобильный в брючный карман и аккуратно накинул пиджак на ее плечи.

- Вот так-то будет лучше! – сказал Волохов, поправляя полы.

- Что вы! Что вы! Не надо! – попыталась воспротивиться Таня.

Но ее счастливая улыбка на лице, говорила о другом. Он посмотрел откровенно ей в глаза и, не обращая внимание на ее слова, нежно взял за спину, и далее сливаясь в общем танцевальном водовороте, закружил в медленном лирическом танце.

Свадебный пир затянулся до поздней ночи. Таня несколько раз пыталась вернуть Геннадию его пиджак, но все попытки были безуспешными. Он категорически отказывался принять его обратно. Она так и просидела за столом с накинутым на плечи его пиджаком. Кругленький мужчина в белой рубашке несколько раз пытался пригласить ее на танец, но она с ним больше не пошла. Геннадий и Таня, сидя за свадебным столом часто пересматривались. Увидев его взгляд, она улыбалась ему в ответ и опускала голову. Геннадий, без стеснения все больше, и больше засматривался на нее, окунаясь в ощущение неземного счастья. Во втором часу ночи свадебное гуляние было завершено. Главный агроном сделала объявление, по поводу начала завтрашнего застолья, при этом она убедительно просила односельчан не опаздывать. Изрядно уставшие гости, стали медленно расходиться. Волохов сразу направился к ней. Таня стояла, у дерева, и смотрела в его сторону, держа в руках его одежду. Он подошел к ней, взял с рук пиджак и быстро накинул ей на плечи, что она даже не успела, что-либо сказать.

- У меня к вам просьба вот такого порядка, - первым начал разговор Волохов, - Я приехал в деревню на машине, которая, по воле случая, осталась возле конторы. Добраться до нее ночью, учитывая то обстоятельство, что я здесь впервые, весьма проблематично. К тому же, я уже изрядно выпил, а в таком состоянии, как вы сами понимаете, за руль садиться нежелательно, поэтому, не найдется ли поблизости какое-нибудь жилье для ночлега. Я не претендую на пятизвездочные апартаменты, для моей скромной персоны подойдет…..

Таня с лукавой улыбкой, молча, выслушивала его ироническую длинную речь, а потом вздохнула, округлив очаровательные губы, помотала головой по сторонам, и плотно закрыла его рот своей теплой ладошкой.

- Может уже хватит! Пойдемте, у меня переночуете! – сказал она, расцветая в милой улыбке. Волохов взял ее под руку, и они медленно пошли по ночной деревенской улице, ведущей вниз к реке. Больше она уже не предпринимала попытки скинуть с плеч мужскую вещь.

- Видите ли, по роду своей профессиональной деятельности мне часто приходилось попадать в сложные ситуации, - не унимался далее корреспондент, - Я ночевал и в сараях, и в стогах сена, и даже на сельских остановках! Вы мне верите?

Она шла рядом и уже не могла удержаться от смеха.

- Балабол! – произнесла она, искоса бросив на него игривый взгляд, и сильнее прижала к себе его руку.

Они уходили все дальше и дальше от затихшего застолья в звездную ночь, пока их голоса полностью не растаяли в деревенской мгле.

Подойдя к танинному дому, Волохов вдруг остановился, словно наткнулся на невидимую преграду, и спросил:

- А дома еще кто-то есть?

- Да нет никого! Идите не бойтесь!

- Как никого? А где же муж? – допытывался далее он.

- А никакого мужа нет! - произнесла она серьезным голосом и заметно поникла в лице.

Волохов с испугом понял, что перегнул палку и до боли сжал правую руку в кулак.

- Извините меня дурака, это я ляпнул не подумавши! Ради бога не обижайтесь!

- Да на что обижаться? На правду? – ответила Таня, после чего они вошли в пустынный дом. Там она сразу принялась стелить ему постель на разложенном диване, что стоял у глухой стены гостиной, а он в это время находился рядом и рассматривал фотографию в овальной рамочке молодой девушки, что стояла на серванте.

- Дочь? – спросил уже серьезно Волохов.

- Да, дочка Света.

- А где она сейчас?

- После окончания института вышла замуж, сейчас живет в Крутоярске,- ответила Таня.

- Красивая! И глаза мамины! – заметил корреспондент.

Спросить далее об отце, в данной ситуации было в высшей мере бестактно. Поэтому он быстро перевел разговор на производственную тему.

- Слышал в вашей «Заре» вывели удивительный сорт элитной пшеницы?

- Да! Но это урожай от первого посева. Если подтвердится такая же урожайность и в следующем году, то тогда будет о чем говорить, а пока еще рано, - ответила Таня, а затем сказала,- Ну вот ваша постель уже готова, можете ложиться отдыхать.

Он тихонько подошел к ней сзади и очень осторожно взял руками ее за плечи. Больше всего, Волохов боялся переступить ту грань, которая могла все испортить. Женщина от неожиданности чуть сжалась в плечах, затем тихо прошептала:

- Не надо!

Геннадий тут же убрал руки и стал извиняться:

- Простите! Я, наверное, делаю, что-то не то. Что со мной сегодня происходит, я и сам не понимаю. Мне лучше действительно лучше лечь в постель. Простите еще раз!

Таня бросила на него открытый взгляд, затем пожелала спокойной ночи.

- Если захотите выйти, туалет за домом слева. Идите смело собаки нет! – сказала она.

- Я понял, спасибо вам большое!

Хозяйка щелкнула выключателем и удалилась в соседнюю комнату. Гостиная погрузилась в густой мрак. Волохов в темноте скинул с себя одежду и залез в постель, укрывшись легким одеялом. Спать в эту удивительную ночь, которую, словно счастливый билет, он выиграл у своей судьбы, корреспондент естественно не мог. Он думал о ней. Мысли, излучающие нежный небесный свет освещали его душу, которая сияла и переливалась всеми оттенками радуги. Со временем усталость начала брать свое. Под утро гость стал засыпать, как вдруг почувствовал на себе съезжающее одеяло. Он открыл глаза и повернул голову. К нему в постель осторожно легла Таня. Геннадий, привстав, тут же обнял ее, и нежно поцеловал влажные женские губы. Далее мужчина долго не выпускал любимую со своих пылких объятьев.

Он проснулся около девяти утра. Таня еще спала у него на груди, обхватив его плечо теплой рукой. Геннадий еще раз прикоснулся губами к русым волосам и поцеловал ее голову. Она приоткрыла глаза.

- Ты не знаешь, сколько времени? – спросила Таня слегка хриплым голосом.

- Милая, пора просыпаться! А время, сейчас скажу.

Он, повернул голову вправо к стене, где висели часы в форме плывущего кораблика.

- Уже без десяти девять!

- Ого! Вот это мы поспали! Еще чего опоздаем к столу. Людмила тогда со свету изживет. Надо вставать!

- Давай не пойдем на свадьбу? – предложил Геннадий, заглядывая ей в глаза, - Не хочу, что бы к тебе подкатывал тот тип. Хочу сегодняшний день провести только с тобой!

- Ладно! Людмиле скажу, что плохо было от спиртного!

Она немного подумала, затем произнесла:

- Дома сидеть нечего, сходим к реке, заодно покажу, где я работаю.

Они попили чай, затем вышли на улицу, которая повела их к деревенской реке. Выйдя за околицу, слева от луговой дороги, Волохов, увидел ряд теплиц, отсвечивающих многочисленными солнечными бликами. Пленка, покрывающая их, была словно живая. Она играла и похлопывала на ветру.

- Вот здесь я работаю, - сказала Таня, указывая взглядом в сторону теплиц.

- Давай угадаю? Ты здесь работаешь…работаешь…, судя по твоим нежным ручкам, ну, не как ни рабочей! Правильно?

- Правильно! – с интересом ответила женщина, - Ну, угадывай дальше, мне стало интересно!

- Так-с, стало быть, угадал! Судя по тому, что ты так боишься своего главного агронома Людмилу, ты не руководитель, а специалист среднего звена. Правильно!

- Нет не правильно! Я как раз здесь начальник. А с нашей Людмилой лучше не связываться. Ее и директор наш побаивается, - заметила Таня, - Ух и склочная же она у нас!

Волохов признал свою капитуляцию, вскинув руки вверх, затем спросил:

- А давай я про тебя статью напишу. Осветим, в прессе, так сказать передовые технологии возделывания овощных культур в закрытом грунте. Да, кстати, а что вы там выращиваете?

- Вот их и выращиваем!

- Кого их? – округлил глаза корреспондент.

- Да овощные культуры! Помидорчики, огурчики и всякие другие овощи.

- А-А! - кивнул головой корреспондент.

- А статью про меня писать не надо! Воспримут как выпячивание. У нас если кто- то и что-то делает без команды свыше, то это воспринимается не как инициатива снизу, а как выпячивание. Ну, ты меня понимаешь.

Незаметно они вышли на крутой берег, внизу которого несла свои воды широкая и быстрая река. Удаленный, на значительном расстоянии, противоположный берег был пологим. За ним виднелись многочисленные жилые строения, выстроенные с учетом изысканных архитектурных решений. У реки ощущалась прохлада, и Волохов опять скинул с себя пиджак, и укрыл им Таню. Затем он долго смотрел на тот берег, что-то внимательно рассматривая. Далее он повернулся лицом к деревне и сделал удивленное лицо.

- Что такое? – спросила Таня.

- Хм…Не может быть! Просто дежавю!

- Что ты там увидел? – поинтересовалась его любимая.

- А, что за здание стоит прямо против нас?

- Это база отдыха, какого-то Крутоярского института. Какого я не знаю, - ответила Таня.

- Скажи, лет этак двадцать-тридцать назад, не было там водонапорной башни в виде шара наверху?

- Да, стояла, но ее уже давно убрали, - подтвердила она, и с удивлением стала ожидать от него пояснений его повышенного интереса к противоположному берегу.

- Так вот, что я тебе скажу, я уже здесь был, и жил во-о-от, там! - он указал рукой на оранжевое строение, под зеленой крышей виднеющееся на другом берегу.

- Как? Когда? – поинтересовалась Таня.

Они опустились на густую траву, и он начал ей рассказывать события далекого прошлого, касающиеся его юности. Он поведал ей, что, будучи студентом института его, вместе с другими студентами, освободили от сдачи экзаменов в конце второго семестра, и в счет практики, в конце весны, направили подготовить институтскую базу отдыха, которая, располагалась в сельской местности на берегу реки. Точное расположение базы он не знал. Тогда его интересовало другое. Молодость кипела и бурлила ожиданиями и своими надеждами. Ремонтируя жилые комнаты, для приема отдыхающих чиновников, студенты не упускали возможности искупаться и позагорать на раскаленном песке. При этом они приметили на противоположном берегу двух юных девушек, которые ежедневно приходили в обеденный перерыв, и то же купались. Он с другом Анатолием Божко тогда решились и переплыли на противоположный берег для знакомства с ними. Вскоре у них завязался роман. Анатолий стал встречаться с черненькой на вид девушкой по имени Люся, а он прикипел к молоденькой светлой Тане. Его роман продолжался двенадцать дней.

- А потом! - Волохов, почувствовав неловкость, оборвал свой рассказ и опустил голову.

О том, что произошло позже и, что заставило их расстаться, он старался не вспоминать, и никому не рассказывать. Из-за своей глупости, то ли дурости, он совершил тогда роковую ошибку, о которой жалел до сих пор.

- А хочешь, я угадаю, что было потом? – предложила вдруг Таня, поворачиваясь к нему лицом. Геннадий заметил, что она при этом была чем-то встревожена. Глаза ее засверкали стальным светом. Мужчина с некоторой опаской взглянул на нее, но утвердительно кивнул головой.

- А дальше у твоего Анатолия роман с Люсей не сложился, из-за того, что она положила на тебя глаз. А затем ты предал Танину любовь и связался с этой шалавой – Люськой. Вообще изменник ты и предатель Гена. Я рада, что через столько лет могу сказать тебе это прямо в лицо! Прощай!

Опешивший Волохов, смотрел на нее, открыв рот, и не знал, что ему ответить и как себя вести. То, о чем говорила Таня, была чистая правда. Далее Женщина быстро поднялась, стащила пиджак с плеч и бросила ему в руки. На ее лице проступили очертания застарелой душевной боли. Глаза были мокрые от слез. Она развернулась и быстро побежала по натоптанной тропинке в сторону деревни. До сознания Волохова с трудом доходило, что судьба второй раз свела его с той юной девушкой, которую он полюбил безграничной любовью. Сейчас, по прошествии стольких лет, он просто не узнал ее, сидя за свадебным столом. Она вначале тоже мучилась в догадках, и что-то чувствовала в нем родное и близкое, но только после его рассказа поняла, что перед ней был тот самый студент из далекой юности. Корреспондент резко вскочил на ноги.

- Таня! Таня! Подожди, не убегай! – кинул он ей вдогонку, но она не обращая внимания на его слова, бежала в сторону деревни, удаляясь все дальше и дальше.

Геннадий тут же спохватился, и побежал за ней вдогонку, размахивая держащим в руке пиджаком.

Если в жизни и существует провидение, которое направляет человеческую жизнь в нужное русло, то жизненные обстоятельства, несомненно, являются его крутыми берегами, за пределы которых человек выйти не может. Жизнь уже второй раз свела Волохова с Таней. Он бежал следом за ней и ни чуточки не сомневался, что именно она предназначена ему судьбой. Наконец, запыхавшись, догнал ее, схватил за руку и, преграждая собой дальнейший путь, остановил.

- Да остановись ты ради бога!

- Убери руки! – крикнула она, - Не трогай меня!

- Подожди, давай поговорим и во всем разберемся, - умолял он.

- Нечего мне разбираться! Ты предал меня, вот и вся правда! – кричала она, уже не сдерживая своих эмоций.

Не находя слов для объяснений, он вдруг наклонился и рухнул на колени к ее ногам, крепко обхватив руками ее бедра.

- Что ты делаешь? – опешила от неожиданности Таня, - Отпусти меня и встань сейчас же!

Ей вдруг захотелось положить ему руки на плечи и крепко обнять, но она сдержалась, отвела их в стороны и молчала. Немного погодя женщина успокоилась. Он поднялся с коленей и уже стоя во весь рост обратился к ней:

- Слушай сюда! Я тебе сейчас все расскажу! Хочешь, мне верь, а хочешь не верь. Какое ты потом примешь решение – это уже дело твое. Я приму любое и настаивать не стану. Скажешь, что бы я исчез из твоей жизни, я исчезну навсегда. Клянусь! Потом ты меня больше не увидишь. Но прошу тебя, только выслушай!

Таня смотрела ему в глаза, и ждала объяснений. Он стал вспоминать тот роковой день, когда их дороги разошлись, и подробно рассказывать, что было потом.

- Утром на противоположном берегу показалась Люся, которая махала мне рукой, - начал он, - В этот день она пришла очень рано. Я переплыл реку и взобрался к ней. Она держала в руках письмо, и сказала, что оно от тебя. В письме, как сейчас припоминаю, было написано, что твой парень, о существовании которого ты боялась мне рассказать, возвращается с армии, и ты едешь встречать его в Крутоярск. В письме ты тогда еще просила прощения и умоляла забыть тебя и больше не искать с тобой встречи. Вот что я прочитал в твоем письме.

Наступила небольшая пауза. После Волохов сел в траву и замолчал. Его лицо приняло безразличный и окаменелый вид. Взор был направлен куда-то вдаль. Таня, немного постояв, присела рядом и уже другим взглядом посмотрела на него.

- Значит, это Люська все подстроила! – стала прозревать она, - Вот гадина! Она еще с детства была способна на всякие интрижки, но что бы сотворить такое! Ведь я в письме писала, что вечером получила вызов на сдачу экзаменов в институт, куда я сдала тогда документы, а ехать надо было уже утром на следующий день. Никак больше сообщить тебе об этом я не могла, кроме как написать письмо и передать Люсей. Я тогда уезжала с деревни на целую неделю. Для меня это тогда была целая вечность.

- Я видел, как ты уезжала! – сказал он.

- Ты видел и не подошел?

- Когда я прочел твое письмо…, - начал он, но его сразу поправила Таня, взяв легонько за плечо.

- Не мое! Понимаешь! Не мое! Она мое письмо то ли сожгла, то ли порвала! Написала другое, какое ей нужно было, а выдала за мое!

- Когда я прочел его, я все равно не поверил и сказал, что этого не может быть! Но тогда она сказала, что если хочешь увидеть своими глазами, то пошли скорей на автобусную остановку. Я сплавал за вещами, и мы поспешили в деревню. Когда мы подошли, ты уже садилась в автобус. А после увиденного, я взял и сделал Люсе предложение.

- Так ты еще женился на этой кобре? – от злости она сжала кулаки и набросилась на него, ударяя ему в грудь.

Волохов крепко схватил ее обеими руками и долго держал, пока она полностью не растаяла в его любви. А со стороны деревни изредка доносилась музыка. Свадьба все так же гремела и веселилась. С дуновением ветра, до них долетали отдельные слова песни Александра Малинина, - «…..А на том берегу мой костер не погас, а на том берегу было все в первый раз…». Далее слова и музыку ветер подхватывал и разносил дальше по зеленому лугу, словно хотел посеять новую историю любви.

В этот же день, поздно вечером, в крайне уставшем состоянии, Волохов зашел в свою квартиру. У него состоялся серьезный разговор со своей женой, который затянулся до рассвета. Криков, битья посуды, и всего того, что сопутствует такие разговоры, соседи не услышали, но отдельные фразы, высказанные на повышенных тонах, до посторонних ушей все ж таки долетали.

- Значит, ты ее встретил! – говорила Люся, - Этого я больше всего и боялась! Знаю, я виновата! Но я уже расплатилась за это тем, что после аборта у нас нет детей! Впрочем, я тебя не держу. Тебе решать!

Целую неделю Геннадий в глубине души вынашивал то решение, которое ему следовало принять в этой жизненной ситуации. А вчера вечером у него зазвенел мобильный телефон. Звонила Таня. Она сообщила ему то, о чем поклялась молчать всю жизнь. На фотографии, которую он рассматривал у нее дома, была его дочь. Это известие захлестнуло его с головой, словно морская волна, и однозначно натолкнуло на то решение, которое он и принял этим утром.

Картинки прошедшей истории проплывали в его воспоминаниях. Волохов продолжал ехать заснеженными полями в деревню «Чистый ключ». На подъезде к населенному пункту, насупившиеся зимние облака, незаметно стали расходиться, и выглянуло солнце. Вдали показалась околица деревни, перед которой он прижался к обочине и остановился. Не глуша мотор, он вылез с машины, зачерпнул ладонью холодный белый снег и словно желая скинуть с себя все годы душевного одиночества, протер им лицо. Затем отряхнулся, сел за руль и поехал к своей любимой Тане, которую ему дважды подарила судьба.

Геннадию еще предстояло, поближе познакомится со своей дочерью, которая вряд ли при встрече бросится ему на шею и скажет долгожданное слово - папа. Долгое время он еще будет для нее Геннадием Васильевичем, пока время не сделает свое дело. Он будет ждать и верить, что все равно наступит этот миг. А любовь к Тане с годами станет глубже и крепче. И никогда больше он ее не потеряет, а будет оберегать и хранить как самое дорогое, что есть в жизни. Но это уже совсем другая история. И может быть спустя годы, при встрече Волохов поведает мне ее.


Выбор страницы:


Александр Исаевич Солженицын:
-
11.12.1918-03.08.2008-н.с.

Русский писатель, публицист, поэт, общественный и политический деятель, живший и работавший в СССР, Швейцарии, США и России. Лауреат Нобелевской премии по литературе (1970). Диссидент, в течение нескольких десятилетий (1960-е — 1980-е годы) активно высту



Наши партнеры:

Сфера-Саратов СГУ

Классный сайт!

Расскажи о своем родственнике

Стихи и проза

Инновации Технологии Машиностроение

Создание сайтов


Как опубликовать свои стихи? Как опубликовать свою прозу?
Cтихи, проза, поэзия, детские стихи и проза, лирика, публицистика, сценарии, большие произведения, юмор, переводы, философия, психология, история


© 2013 , Литературный интернет журнал "Начинающий писатель", All Rights Reserved
Besucherzahler rusian brides
??????? ?????????
??????? ?????? ???????? Рейтинг@Mail.ru ....