Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель"
Официальное издание для авторов
Сегодня:19.11.19 Вход для писателей
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 55871 от 30.10.2013
Хорошее и плохое о нашем журнале


С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ,
НАШИ АВТОРЫ!

Главный редактор: Королев Андрей Альбертович
Email: sgu64@mail.ru; г. Саратов, ул. Московская, д.117б, оф.71

"Бесплатный сыр в мышеловке достаётся только второй мышке...", Никитин Юрий
Иван Сергеевич Тургенев:
28.10.1818-22.08.1883
09.11.1818-03.09.1883-н.с.

Русский писатель, поэт, переводчик; член-корреспондент императорской Академии наук по разряду русского языка и словесности (1860). Считается одним из классиков мировой литературы



Рецензии

Сотрудничество

Вышел 1-й номер журнала "Начинающий писатель". Тираж 100 экз. Но только 40 можно приобрести.

Сборник формата А5, содержит 287 страниц.
ISBN 978-5-9999-1795-9

Заказать сборник можно здесь
С уважением, администрация сайта.


Сотрудничество

Сотрудничество

Начинающий писатель
Серас Виктория
Амбивалентность
Дата рождения: 26.06.19xx, Опубликовано: 06.11.2014
Организация:

© Copyright: Серас Виктория, 06.11.2014
Свидетельство о публикации № 4092
1 2 3 4 5

Вернуться к списку произведений
-1-

Это было пасмурное весеннее утро. То самое утро, узнавая которое, понимаешь, что впереди тебя ждет такой же пасмурный и мрачный день. Весна в этом году пришла рано, ещё в январе. Сейчас на улице апрель. И за эти четыре месяца утро редко бывало солнечным.

Встав с постели, я первым делом шел открывать шторы. И каждый раз видел одну и ту же картину. Людей нет. Они все ещё спят. Оно и неудивительно, ведь просыпаюсь я обычно около трех-четырех часов утра. Так вот, улицы города пусты. Всё словно замерло. Лишь изредка ветер колышет ссохшиеся ветви деревьев и слышится шум проезжающих машин. Мне было по душе всё это. И серое небо… Я полюбил его. И оно тоже полюбило меня. Видимо поэтому солнце так редко проглядывалось сквозь эти громадные тучи. Да мне никогда и не нравилось солнце. Ведь когда на улице солнечно, там всегда много людей. А людей я страшился, старался избегать их. За это мои знакомые начали звать меня социопатом. Но я убежден, что это не так. Убежден… Или же убеждаю себя в этом. Я считаю, что это страшно. Быть социопатом – значит прожить жизнь в одиночестве. А мне всё же не хотелось бы этого. Но сейчас я был один. Я просыпался каждое утро и, проходя по квартире, чувствовал… Да ничего я не чувствовал. Я был совершенно одинок и не мог ощущать ничего в своей квартире.

Стрелки, недавно приобретенных, но так нелюбимых мною часов, показывали 4:52. Я по обыкновению своему сидел на кухне и смотрел в окно. За окном слепой дождь стучал по карнизу. Меня спасал этот дождь. Спасал до тех пор, пока моё сознание не заволокло воспоминаниями, а небо не стало ещё чернее. Это не могло не удручать. И я, было, хотел отправиться спать, но сна не было. Сейчас не было ничего, кроме этого ливня с небес. И тогда я оделся, и вышел под этот дождь. Я хотел, чтобы он увидел, как я несчастен. Почувствовал, как мне одиноко. Но дождь прекратился…

Это ещё больше огорчило меня. Настолько, что не захотелось даже возвращаться в квартиру, пределы которой я обычно старался не покидать без особой на то причины. От безвыходности мне оставалось лишь бродить по затянутым туманом улочкам нашего небольшого города. И я шел, и думал о том, что окружало меня сейчас. А окружала меня весна…

На мой взгляд, это самое отвратительное время года. Кругом лужи и слякоть. Всё погружено в какое-то непонятное состояние пробуждения. И я говорю не только о природе. Люди тоже стараются пробудиться. Но зачем? От чего? Они всё равно уже навсегда погрузились в этот сон под названием жизнь. Да. Мы все в него погрузились, и нам уже не очнуться. Но люди не понимают этого и думают, что с приходом весны, в их жизнь тоже придет что-то новое. Они думают, что открываются навстречу этому новому. И всем своим видом хотят показать, что уже готовы для прихода нового счастья. Именно поэтому меня сейчас окружают все эти возбужденные люди, ведущие себя, словно маленькие дети.

Я всерьез задумался и шел, не замечая ничего вокруг. Я перестал видеть всю эту грязь, людей, постоянно мелькающих на пути, ветки деревьев, которые иногда так сильно били по моей голове, что я терял мысль, летающую где-то в глубине мозга. А самое главное, я перестал замечать время. Оно теперь обходило меня стороной, и я мог вечно бродить по давно знакомым улицам, мог вечно не замечать ничего вокруг. Но когда я шел по одному из проулков, перебитых различными магазинными лавочками, моё внимание кое-что привлекло. То была сувенирная лавка. Она стояла совсем неприметной между двумя какими-то пестрыми магазинчиками, на которые я, впрочем, не обратил ровно никакого внимания. Так чем же тогда она привлекла меня, если я не заметил, даже, что были за магазинчики, стоявшие подле неё? Просто, проходя мимо, я вдруг кинул свой взор на витрину этой лавки. Там стояли всякие сувениры. Большие и маленькие, цветные и однотонные. Но, ни один сувенир там не был похож на другой. И это было замечательно. Среди всей этой однородности я увидел то, что было действительно близко мне. Ведь люди, как бы они не старались, похожи друг на друга. Сейчас совсем немного людей, которые будто прилетели к нам с другой планеты. Люди могут восхищаться ими, или же ненавидеть их, но не могут не признать, что они другие. Так же было и здесь. Все сувенирчики были совершенно разные, и это очаровывало. Очаровывало настолько, что я остановился напротив витрины и молча разглядывал каждый сувенир. Восхищался каждым по отдельности и всеми сразу. Я не знаю, сколько времени я провел там, но оно показалось мне ничтожно мало.

Вскоре начало смеркаться. Мне пришлось возвращаться домой. На протяжении всей дороги я размышлял об этой лавке. Всё думал, когда бы найти время и заглянуть туда. Ведь впереди рабочая неделя. А, к сожалению, несмотря на всю мою отрешенность, работе я должен был отдаваться полностью, так как это было единственным моим пропитанием. Но я так и не смог придумать, когда же мне удастся вновь оказаться у этой сувенирной лавки.

Оказавшись дома, я как обычно разогрел себе еду, принял душ и пошел к своему ноутбуку. Не знаю, что я ожидал там увидеть, но открыв почту я всё равно не нашел там ничего стоящего. Полистал ленту новостей, посмотрел на недавно добавленные фотографии знакомых и выключил всё. Делать больше было нечего. Я лежал и размышлял. И мне было одиноко. И от этого я начинал ненавидеть свою квартиру. Но никаких других вариантов не было, и вскоре пришлось уснуть.

Утро наступило на меня своей тяжелой ногой, являющейся серым небом. Сегодня оно было не просто серым. Я даже не могу передать, насколько унылый вид встретил меня. Это небо словно вобрало в себя весь страх живущих под ним людей и обрушило этот страх на них же.

Размышляя об этом сером небе, я даже не заметил, как уже обувал свои старые, поношенные кеды и закрывал квартиру. Я торопился на работу. И уже было повернул в ту сторону, как вдруг что-то остановило меня. Я не знал, что это, но просто развернулся и побрел в сторону той самой улицы. Конечно, вы уже поняли, куда я был намерен пойти. Но как, же работа? К черту. Я просто не пойду сегодня туда. Пропущу один день, и будь что будет.

Я будто один шел в этом направление. Натыкался с каждым разом всё сильнее на других людей. Хотя, скорее, это они налетали на меня. Ничего не видя, так же как и я пять минут назад, они спешили на работу.

Через некоторое время я всё же вышел на ту заветную улицу. Меня манила туда какая-то странная сила. Я чувствовал, что не зря решил не пойти на работу сегодня. С каждым шагом моё дыхание становилось всё чаще, а ритм сердца наигрывал какой-то чудесный мотив. И вот, наконец, я стоял перед витриной той самой лавки. Смешно, но я боялся отворить дверь и войти. Мне потребовалась не одна минута, чтобы взяться за ту самую дверную ручку. Позже я, конечно же, пойму, что не зря так волновался. Открыв эту дверь, я открыл совершенно новую страницу своей жизни…

Войдя, я убедился во всей неповторимости этой лавки. Там было множество рядов с самыми разными статуэтками. Большими и маленькими. Расписными и деревянными. Это было невероятно. И может, я слишком сентиментален, но я ещё долго бродил здесь, разглядывая всё, что только можно было разглядеть.

Я уже совсем было забылся в рассматривании всего вокруг и размышление о том, откуда же это всё произошло. Я лишь стоял у полки и упорно вглядывался в каждую статуэтку, каждую деталь. Как вдруг… Что-то прикоснулось ко мне. Я не сразу обратил это внимание, но и не мог долго стоять, понимая, что кто-то ждет моего взгляда. Обернувшись, я уже прокрутил в голове фразу, которой оправдаю свое любопытство, но это было совсем не то, точнее, совсем не тот, кого я ожидал увидеть. Передо мной стояла маленькая девочка…

Такая маленькая, что я мог бы одной ладонью держать её всю свою жизнь. На вид ей было не больше пяти лет, одета она была в комбинезон небесно-голубого цвета. Такой, утепленный, хорошо сделанный для нашего климата. Но это всё не так важно. В тот момент, когда я взглянул на неё, она стояла, сжав в руках маленького белоснежного голубка, и ещё не до конца была уверена, отдать ли его мне. Но на удивление быстро она приняла окончательное решение. Девочка протянула мне свою маленькую ручку, в которой лежал крохотный голубок. Она посмотрела мне в глаза и сказала:

-Не грусти. На вот, возьми, я его очень люблю, береги его.

О, в этот момент я понял, что не всё потеряно в этом мире псевдо живых людей. Я стоял и смотрел ей прямо в глаза и понимал, какое количество доброты и счастья стоит сейчас передо мной. Её прозрачно-серые глаза излучали столько тепла, что я не мог даже поверить в это. Я, просто молча, смотрел, и в голове моей проносилось огромное количество мыслей и вопросов...

«…Почему ты подошла ко мне? Почему именно ко мне? Неужели я выгляжу хуже всех в этой сувенирной лавке? Почему ты отдаешь мне то, что так любишь, даже не зная меня? Почему ты смотришь мне в глаза, и я чувствую, что ты изменишь мою жизнь только лишь этой встречей?»

В ответ на все эти немые вопросы она вложила своей маленькой теплой ручкой голубка в мою холодную бледную руку, которая была прилично больше её, и произнесла:

-Мы ещё увидимся. Береги голубочка.

И убежала. Я видел, как девочка подбежала к своим родителям, которые стояли у выхода. Обычные родители, обычная семья. Но эта девочка… Что же всё это значит? Пока я раздумывал над этим всем, семья уже вышла и направилась в неизвестном направлении. В руке моей теперь лежал маленький теплый голубок, а перед глазами был лишь её образ.

Теперь каждый мой день был наполнен смыслом. Я помнил ту фразу «Мы ещё увидимся…», произнесенную маленькой девочкой. И каждый день я ожидал этой встречи. Тот час, который был отведен для обеда на работе, я посвящал пробежке до той сувенирной лавки. Я искал её там с каждым днем всё больше, всё более жадно я рыскал глазами среди всех этих проходов с полками. Но меня ждало разочарование. Оно становилось больше и больше, и постепенно я терял надежду на эту встречу. Но прошло не так-то мало времени, прежде чем я стал сознавать, что наша встреча навряд ли ещё произойдет.

На момент нашей первой встречи мне было двадцать пять лет. И долгие десять лет я не терял надежду на то, что мы ещё увидимся. За это время я, конечно, встречался с девушкой, и не с одной. Но не было никакой радости в этих встречах. Потому что все они были ненастоящими. Я не мог уловить того тепла и доброты в их взгляде. Да и их тонкие, бледные руки, в которых всегда находилась сигарета, были холодны и безобразны.

Кроме того за эти десять лет я начал писать. Многие говорили даже, что у меня получается хорошо. Но это звучало так неоправданно. Конечно, я понимал, что они говорят правду. Но они не понимали того, чего читали. Мои знакомые писатели говорили, что у меня хорошо выдержан стиль и, что придраться не к чему, но они не знали то, о чем читают. А я просто размышлял о жизни. Вообще я стал много размышлять и уже не расставался с тетрадью и ручкой. Я даже выпустил сборник своих размышлений под названием «Амбивалентность», которую я и испытывал к той самой девочке на протяжении всего времени. Но что, же вдохновляло меня на всё это, подумаете вы. Ведь вы уже заметили, что в моей жизни не было ничего примечательного. Скажу, что это были те самые сувениры. Да, на протяжении десяти лет я приходил в ту самую лавку, сжимал в руке того самого голубка, который теперь всегда был со мной и начинал размышлять. Очень многое приходило в мою голову тогда. Но это всё меняло меня. Я стал каким-то серым пятном на фоне этой жизни, и люди сторонились меня. Всё это заставило разочароваться в том, что я ещё увижу те самые прозрачно-серые глаза, уловлю на себе эту нужду во внимании.

Я стал всё реже заходить в сувенирную лавку. Но голубок по-прежнему всегда был со мной. Дни становились всё длиннее и темнее. Серость давила отовсюду на проплывающие мимо вещи. Но, несмотря на то, что я потерял надежду, писать я не переставал. Я лишь делал это в своей квартире среди старой мебели, а не среди всевозможных сувениров. Каждый мой день стал теперь серым и однообразным. Он стал ещё более однообразным, чем был до встречи с той девочкой. Я помнил ещё её глаза, но они уже не дарили мне надежду и радость. Они остались лишь прозрачным пятном на фоне этой однородности.

Итак, все мои дни теперь были похожи друг на друга и отличались лишь темой моих размышлений. Да и они все стали сводиться к одному. Я чувствовал, что скатываюсь на дно и не мог противостоять этому. Мне были уже около сорока лет, и я сидел один в своей квартире над тетрадным листом, стараясь сжать покрепче ручку, чтобы вывести ещё пару строк для окончания очередного рассказа. Но вот кто-то постучал в дверь. Я был удивлен, хоть это никак и не отразилось внешне. Но за последние... Вообще редко кто стучал в мою дверь. Я встал и направился к двери, думая, кто же это мог быть. И какие версии я уже только не придумал, но это было совсем не то. Открыв дверь, я увидел девушку лет двадцати, сжимавшую в руках какую-то книгу. Позже я разглядел, что это была моя книга с изображением голубка на обложке.

-Что Вам угодно? - спросил я в недоумении.

-Извините, не могли бы Вы сказать, почему именно этот голубь изображен на обложке?

И она посмотрела мне в глаза ровно тем взглядом, каким смотрела на меня та девочка из сувенирной лавки.

Я не мог вымолвить ни слова. Я даже не мог поверить, что это она сейчас стоит передо мной. После стольких лет, она сдержала свое обещание. На лице её появилась улыбка, и я понял, что больше не может так продолжаться.

-Проходите, что же Вы… Ни к чему стоять в дверях.

Я провел её в зал, а сам пошел разогревать чайник. К моему удивлению, она в скором времени пришла на кухню, и я вновь почувствовал потребность в моем взгляде.

-Так почему именно этот голубь? – вновь спросила она.

-Он мне очень дорог…

-Я знаю. Просто хотела убедиться, что Вы помните.

-После стольких лет? - невольно мой голос стал громче, - Представьте, что я сказал это спокойно.

-Но я не знала, как Вас найти. Совсем недавно я увидела эту книгу на полке магазина и сразу же узнала этого голубка. Я прочла её на одном дыхании в тот же день. А вчера пошла в редакцию в поисках адреса автора. И этот адрес привел меня сюда.

Она растерянно опустила глаза.

-Простите…

-Перестань. Это не твоя вина. Ты была совсем ребенком, когда мы встретились в первый раз. И я поражен, что ты помнишь эту встречу до сих пор.

Девушка посмотрела на меня, и легкая улыбка проскочила по её лицу в этот момент. Лишь через несколько секунд до меня дошло, что я обращался к ней на «ты».

-Чайник закипел, - сказала она и подошла к столу, чтобы налить чай.

Я вспомнил все те вопросы, которые проносились в моей голове в момент нашей первой встречи, и мне безумно захотелось задать ей их, но я всё не мог найти подходящего момента.

-Вы ведь тогда были…

-Обращайтесь ко мне на «ты», пожалуйста, - вдруг перебила она.

Я почесал голову. Уж больно не хотелось мне сейчас что-либо спрашивать. Хотелось, чтобы она сама рассказала мне всё.

-Ты тогда была совсем маленькой. И всё это время я думал, почему ты подошла именно ко мне?

-О, это объяснить довольно сложно. Просто в тот день мы с родителями гуляли по городу, и когда уже мне совсем надоела эта прогулка, они решили отвести меня в сувенирную лавку, чтобы немного отдохнуть от моего детского нытья. Поначалу мне было интересно ходить и разглядывать все эти диковинные вещи, но чем больше я ходила там, тем больше мне становилось грустно. У меня был замечательный сувенирчик, который мне подарила бабушка. И ничто в этой лавки не могло сравниться с ним по прелести. От этого мне становилось грустно. Но вот я увидела Вас. Люди проходили мимо то, задевая Вас, то шумели рядом, а Вам не было до этого никакого дела. Вы были так увлечены, что мне захотелось, чтобы Вы хоть на минуту отвлеклись и обратили на меня внимание. Я была таким ребенком… В этом всё дело. Вы показались мне другим. Не таким, как все эти взрослые, которые вечно бегут куда-то. Я подумала, что Вы будете мне отличным другом и решила подарить Вам голубка, чтобы Вы никогда обо мне не забывали.

-А ведь вправду. Я не забывал о тебе. И этот голубок, он всегда был со мной. Я искал тебя очень долго, но признаюсь, я уже потерял надежду. Теперь я здесь один. Один на самом дне, как бы печально это не звучало.

-Да нет же. Я… я бы хотела помочь Вам. Вы не один.

После этого разговора и началась новая полоса в моей жизни. Мы познакомились с ней ближе и поняли, что всё то ожидание нашей встречи было не напрасно. Она переехала в мою небольшую, но, как оказалось, уютную квартиру. Мы сделали ремонт и зажили вместе. Я начал писать новые книги, которые позже так удачно расходились в продаже. Она была очень привязана ко мне, а я полюбил её так, как, наверное, не смог бы никого полюбить. Так прошло два года нашей счастливой совместной жизни.

Три дня назад мы отпраздновали мое 43-летие. По утру как обычно она проснулась раньше меня и пошла готовить завтрак. Я подтянулся чуть позже. Всё было как обычно. Она положила завтрак на тарелку и поставила её мне, а сама села напротив. Она как-то странно посмотрела на меня. С той самой потребностью. Но я подумал, что мне показалось и начал завтракать, уплетая за обе щеки самые вкусные в мире оладьи, которые она готовила для меня по выходным. Я понял, что она хочет что-то сказать, но не знает с чего начать.

-Дорогой, знаешь, мы вместе уже два года и… Я бы хотела, чтобы у нас появился… малыш.

В этот момент всё перевернулось в моей жизни. Нет, не то, чтобы я никогда не думал об этом, или не хотел ребенка, просто… Я не сказал ей. Никому не сказал. Я был болен. Серьезно болен. У меня лейкоз. Заболевание кровеносной системы. Лейкоз передается по наследству. Такие выводы из последних исследований сделали европейские ученые. Это означает, что если отец болел лейкозом, то это же заболевание поразит и сына.

Что мне делать в этом момент я не знал. Понимал, что лучше всё сказать сразу, но… Нет. После может быть только хуже.

-Эм, нет… Боюсь, не получится.

Она застыла, пронзая меня своим взглядом.

-Но почему? Ты не хочешь? Всё будет хорошо.

-Нет. Боюсь, не будет. Эх… Я не сказал тебе. Я болен.

-Но… нет…

-Нет, выслушай. Меня поразил лейкоз. Я не думал, что всё так обернется. Это страшно. И я не хочу такого своему ребенку.

-Да нет… Всё нормально будет.

-Он передается по наследству. Я никогда не позволю допустить этого.

После этого разговора жизнь текла чуть медленнее, но своим привычным чередом. Она не хотела огорчать меня и огорчаться сама, но в нё глазах я видел тоску. Проходили дни, недели, месяцы. Иногда она пыталась завести этот разговор вновь, но я пресекал. Так прошло ещё полтора года. И я решился. Я был уже не молод, мне нечего было терять. А она прекрасная, молодая девушка, у которой всё было впереди. Вы, наверное, уже поняли, к чему я веду. Я уехал.

Однажды я просто собрал вещи и уехал, пока она спала. Да, я знал, как ей будет больно. И мне было больно. И я не мог допустить этого больше. Я купил билет и уехал прочь. А куда именно… Я и сам не знаю. Я и сейчас здесь, в этом небытие. Доживаю свои деньки. Весь такой больной и дряхлый. Но не перестаю узнавать о её жизни. Несколько месяцев назад, когда уже стало решительно ясно, что остается ничтожное, я отправился обратно. На день. Чтобы лишь посмотреть на неё. Она всё жила в той самой квартире. Только с другим мужчиной и кольцом на безымянном пальце. У них подрастал маленький малыш, так похожий на неё. И я был рад. Я был рад, что поступил так. Был рад, что не испортил ей жизнь. И что умру, зная то, что она счастлива.

Это мои последние строки. Хотя какие… Похожие на бессвязный бред сумасшедшего. Лежа в постели, я понимаю, что моя жизнь была не слишком яркой, но я счастлив, что она была именно такой. Такой… амбивалентной. Хочется спать. А тот голубок по-прежнему рядом. Лежит на столике рядом с кроватью. Да. Хорошо, когда есть, что вспомнить.


Выбор страницы:


Анна Андреевна Ахматова:
11.06.1889-05.03.1966
23.06.1889-05.03.1966-н.с.

Одна из крупнейших русских поэтов XX века, писатель, литературовед, литературный критик, переводчик.



Наши партнеры:

Сфера-Саратов СГУ

Классный сайт!

Расскажи о своем родственнике

Стихи и проза

Инновации Технологии Машиностроение

Создание сайтов


Как опубликовать свои стихи? Как опубликовать свою прозу?
Cтихи, проза, поэзия, детские стихи и проза, лирика, публицистика, сценарии, большие произведения, юмор, переводы, философия, психология, история


© 2013 , Литературный интернет журнал "Начинающий писатель", All Rights Reserved
Besucherzahler rusian brides
??????? ?????????
??????? ?????? ???????? Рейтинг@Mail.ru ....