Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель"
Официальное издание для авторов
Сегодня:18.11.19 Вход для писателей
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 55871 от 30.10.2013
Хорошее и плохое о нашем журнале


С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ,
НАШИ АВТОРЫ!

Главный редактор: Королев Андрей Альбертович
Email: sgu64@mail.ru; г. Саратов, ул. Московская, д.117б, оф.71

"Мысли и женщины вместе не приходят", Жванецкий Михаил
Алексей Николаевич Толстой:
29.12.1892-23.02.1945
10.01.1893-23.02.1945-н.с.

Русский советский писатель и общественный деятель из рода Толстых. Автор социально-психологических, исторических и научно-фантастических романов, повестей и рассказов, публицистических произведений. Член комиссии по расследованию злодеяний немецких захватчиков (1942). Лауреат трёх Сталинских премий первой степени (1941, 1943, 1946, посмертно).



Рецензии

Сотрудничество

Вышел 1-й номер журнала "Начинающий писатель". Тираж 100 экз. Но только 40 можно приобрести.

Сборник формата А5, содержит 287 страниц.
ISBN 978-5-9999-1795-9

Заказать сборник можно здесь
С уважением, администрация сайта.


Сотрудничество

Сотрудничество

Начинающий писатель
Грибанов Алексей
Array
Дата рождения: 11.08.19xx, Опубликовано: 05.06.2015
Организация:

© Copyright: Грибанов Алексей, 05.06.2015
Свидетельство о публикации № 5660
1 2 3 4 5

Вернуться к списку произведений
-1-

Наблюдатели. 1.

( Фэнтэзи )

Параллельный мир.

Хочу рассказать историю о необычном путешествии, которое произошло со мной, путая реальный, существующий мир с потусторонним, параллельным, окружающий нас со всех сторон. Может это вам покажется фантастической наивностью или бредом больного воображения, но это со мной действительно произошло, и после моего воз-вращения, я всё - таки решил написать об этом. Так сказать, донести до народных масс.

Любой рассказ начинается со знакомства главного героя, кем я и являюсь. Моё имя и фамилия Андрей Никитин. Проживаю в Красноармейске Донецкой области, мне тридцать лет. Как присуще всем небольшим городкам и посёлкам городского типа, расположенных за окраинами Донецка, кроме своих больших огородов, колхозных полей и частных лавочек именуемые малым бизнесом, как таковой работы не было. По специальности я шахтёр, а так как нашу местную шахту закрыли, хочешь, не хочешь, пришлось искать новое трудоустройство в центральных шахтах миллионника. Вот уже несколько лет я каждый день, естественно кроме выходных, покидая домашний очаг, мантулю в Донецк на роботу. Что ещё? Ах да, неженатый. Поэтому, кроме дома и любимой собаки по кличке Сильвер, никто меня не ждал после трудовых будней.

Ну как – то так. Честно говоря, никогда не любил заполнять резюме.

… Теперь о главном …

Как - то раз, возвращаясь домой после второй смены, как обычно я ехал в рабочем автобусе, примерно в пол одиннадцатого ночи. Тяжёлый выдался денёк, устал как со-бака, аж шторки закрывались. Ехать оставалось недолго, и мне пришлось приложить немалые усилия, чтоб побороть накатывающие волны сна. Чтоб хоть как – то себя от-влечь от туманной ватности я тупо уставился в окно, за которым кроме чёрного одеяла полей, перерезанные тёмными, почти непроглядными нитями лесополос и далёких, еле уловимых огоньков фонарей, ничего не было видно.

В салоне горел тусклый желтовато – грязный свет трёх пыльных светильников, вмон-тированных в потолок автобуса.

За окном жара уже приутихла, понемногу сдавая свои позиции ночной прохладе, но в самом салоне по-прежнему было не совсем уютно, чувствовался некий дискомфорт. Прохладные потоки свежего воздуха, врывавшиеся через приоткрытые проёмы двух лючков, пытались вытеснить огромную массу застоявшегося салонного воздуха перемешенного с еле уловимой копотью и гарью работавшего движка, рычавшего под капотом рядом с водилой, достаточно ощутимого перегара, запаха зелёного лука на закуску и накалённого корпуса «Пазика».

Пьяные разговоры товарищей по работе и однотипные, повторяющиеся чуть ли не каждый божий вечер анекдоты, почему – то сегодня доставали меня до чёртиков. Я попытался отключить своё сознание от окружающей обстановки, но ржание собесед-ников после очередного рассказанного анекдота, меня возвращало обратно, раздра-жая всё моё нутро. Такого состояния я за собой особо не замечал, но, наверное, повод сегодняшних сплошных неполадок повлекшие по накатанной и процесс рабочей смены, всё - таки повлияли на моё настроение.

По непонятной причине, я прижался лбом к стеклу. «Странно! Оно на моё удивле-ние оказалось прохладным и это тогда мне понравилось». Это наслаждение было не-долгим, после первой кочки на дороге, я больно ударился.

«Неприятно, но факт»- подумал я, потирая рукой ушибленное место.

Немного отодвинувшись в сторону, я попытался разглядеть своё отражение, выис-кивая в нём полученный результат своей неосторожности. Даже в тусклом свете сало-на в окне поддёргивающегося стекла, я смог увидеть своё лицо и до сих пор держав-шую руку на лбе. Слегка потерев ушибленное место, убрал руку, тщательно всматри-ваясь в отражение на стекле. И вдруг увидел там за окном, в движущейся темноте, лицо девушки, смотревшее прямо на меня.

Первое что почувствовал в тот момент, неприятный испуг, окативший всё моё тело. Я закрыл глаза.

«Что это было?»- само собой возник вопрос.

«От того, что бахнулся головой, точнее лбом о стекло, больновато, но не смертельно. И это, конечно же, не давало никакого повода к тому, что у меня начались глюки. Я просто устал и мне нужно хорошенько выспаться, чем я завтра до двенадцати и зай-мусь. Блин, сегодня только вторник, ещё четыре дня пахать, как я не люблю эти вто-рые смены!»- рассуждал я, не открывая глаз.

Ложный испуг улетучился и я медленно приоткрыл глаза, но почему – то мне сразу захотелось посмотреть на часы, а не в окно. Ещё примерно пятнадцать минут, и я буду дома, точнее как дома, только у себя на посёлке. Потом ещё нужно будет пройти две улицы, освещённые четырьмя фонарями, пройти через забегаловку, соседствующую с летней дискотечной площадкой, за которой сразу же расположен небольшой парк отдыха, выйти на асфальтированную дорожку, метров двести по ней, поворот, и я у себя.

«Сегодня вторник»- снова всплыл этот день недели. А по чётным дням, включая субботу и воскресенье, конечно же, только в летний период времени – работает эта извращённая дискотека, где собираются полуголые и обдолбанные подростки и местные авторитеты бухарики. Полюбому, кто – то из типа общих знакомых да зацепит меня по дороге, мол, присоединяйся к нам в компанию или ещё чего лучше, позолоти ручку до получки. Да, нынешние так называемые дискотеки, сильно отличаются от тех, что были в моей юности.

К чёрту всё! Какого дела мне до них, да и вообще, пускай этот мир катится по своей наклонной, всё равно лучше уже не будет. И опять я посмотрел на тёмное окно.

« Вот и хорошо! Никого нет, что и требовалось доказать. Всему должно быть дано объяснение, и я его нашёл. Это всего лишь усталость».

Как я и прикидывал, через пятнадцать минут автобус остановился на моей остановке. Выйдя с него, я проделал уже рассказанный до этого мною путь и очутился около своей калитки. Сильвер не был в вольере, потому что во вторую и в третью рабочие смены, я оставлял его открытым, чтоб ротвейлер охранял двор, мало ли что в жизни бывает. Я услышал его радостный лай и понял, он учуял меня ещё очень давно.

« Как они, собаки, умудряются это делать, не пойму?» Не видя меня, он безоши-бочно определял, что подхожу именно я.

В общем, и этот поздний летний вечер ничем не отличался от остальных. Как и все-гда, открыв калитку, я попал в искренние объятия своего четвероногого друга. Уделив ему, ещё минут двенадцать я вошёл в дом и приготовил себе и Сильверу ужин. Поужинав, умылся и лёг спать. Прикоснувшись головой к подушке, буквально сразу провалился в глубокий и здоровый сон, но через некоторое время проснулся и взглянул на электронное табло часов, стоявших напротив моего дивана на тумбочке. «Три часа ровно».

Я ворочился, то и дело, пытаясь снова заснуть. С каждым последующим моим пере-ворачиванием с боку на бок, Сильвер лежавший рядом около дивана, недовольно порыкивал. « Мол, какого ты лешего ворочаешься, бери пример с меня. Лёг и лежу».

Очередной раз, перевернувшись с бока, я лёг на спину, уставившись в потолок. Сквозь приоткрытое окно проходил лунный, мягкий свет, ярко освещавший мою ком-нату, наполнявший её приятным голубоватым оттенком. Продолжая бесполезно та-ращиться в потолок, редко перекидывая взгляд на дрожащие тени от веток деревьев, шевелившихся за окном от дуновения ветерка, стал размышлять.

У меня всё происходило как всегда. Жизнь текла обыденно, наверное, так как и у всех, поочерёдно меняя чёрные полосы на белые. Но сегодня, а точнее уже вчера, что– то со мной всё - таки произошло, что – то необычное и необъяснимое. Вдруг я вспомнил о странном образе за окном, смотревший на меня. Как и тогда в автобусе, сейчас, это, наверное, тоже был короткий всплеск моего воображения. Но оно оказа-лось уже таким сладким, перемешанным с каким – то заострённым чувством ожида-ния, от которого мне хотелось одновременно бежать и наслаждаться им. В первый раз я ощутил два абсолютно разных чувства, выглядевшие со стороны неотъемлемыми и неразделимыми, но совершенно чужими по отношению друг к другу.

Я лежал и не понимал что происходит, что это такое, а самое главное, почему этот водоворот ворвался в мою жизнь. Привычка однотипа и холостяка выработанная за многие годы, меня вполне устраивала. Я не пытался привязываться к кому – то, и не хотел, чтоб это делали другие по отношению ко мне. Но это меня ни как не ставило на один пьедестал с отшельниками. У меня есть добродушный и отзывчивый сосед - ве-сельчак, дядя Боря. Ему аж за пятьдесят с хвостиком, но это не мешало нашему тёп-лому общению. У меня есть хорошие товарищи по работе и бывало, даже и не один раз, что я оказывался в одной компании по бухаресту, с моей стороны обмывая с ними только особые дни в календаре. И то, лишь две, три рюмочки и всё. А потом я просто прибывал в состоянии «неприкосновенности и недосягаемости», наблюдая со стороны за дальнейшим процессом завязки театральных сцен, заканчивавшихся как обычно, не менявшимся завершением. Чья – то морда в салате, кто – то заснул на стуле, а у кого- то сразу же наступало дикое похмелье от только что закончившейся выпивки. Такова реальная жизнь и у неё есть свои причуды и всего несколько дорог. Дом работа, работа дом и взаимная преданность тех, кто в этой жизни тебя окружает, тех, кто идёт по одной тропинке рядом с тобой. А есть и другая. Богатство и кратковременная слава, облепленная с головы до ног предательством и завистью. Я выбрал первое, и меня до сегодняшнего дня всё устраивало. Чёрт! Вот именно, до сегодняшнего.

« Почему я тогда закрыл глаза?»- я снова вернулся к истоку размышления.

Сконцентрировавшись, напряг память и попытался вернуть её в салон, всматриваясь в тёмное, еле отзеркаленное окно. Я долго ждал того секундного эпизода фантастиче-ской встречи, но пока ничего не происходило. Я крутился и ворочился на диване, те-ряя и путая мысли. Это казалось невыносимой вечностью застрявшей в невидимых гранях Вселенной. Наконец, картинка, в которой я смотрел в окно, видя по-прежнему только своё поддёргивающееся отражение, всплыла и замерла как стоп – кадр, засев глубоко в моей голове и в памяти.

И вот оно! Лицо божественной красоты!

Огромные, как океан зелёные глаза, смотревшие прямо на меня, слегка округлое лицо со смуглым оттенком и чёрно – фиолетовые волосы, нежно спадавшие на плечи. Это был ангел в женском обличие. В сердце что – то екнуло, а дыхание на время участилось. Просто словами описать, что я чувствовал в этот момент, невозможно, а такой безупречной красоты её облика, никогда не видел. Нет, не подумайте, что у меня не было женщин, были и даже очень смазливые, но в наших обоюдных отношениях ничего не возникало. По-видимому, им, как и мне, просто нужен был секс, который ни к чему не обязывал.

« Всё, какой может быть сон»!

Я встал с дивана и направился на кухню. Включив свет, набрал воды и закипятил чай-ник. Сварганив кружку крепкого чая, закурил сигарету. В дверном проёме появился Сильвер. Выдвинув вперёд передние лапы, он прогнулся и смачно зевнул. Потом, сгруппировав своё тело, он подошёл ко мне и прилёг, искоса посматривая на огонёк сигареты.

- Что дружок, одному не спиться?- заговорил я с ним. – Мне тоже.

Выпустив белый дымок и отхлебнув глоток горячего чая, не зная почему, я продол-жил разговор: - Ты знаешь, я вчера через окно движущегося автобуса увидел лицо де-вушки, лицо прекрасное как у ангела. Иисусе, неужели на самом деле я это говорю - походу да.

Сильвер подполз ближе.

- Так вот, я, конечно, понимаю, что ты мне можешь не верить, и будешь со своей сто-роны на сто процентов прав, более того. Ты даже будешь прав, если ненароком поду-маешь что у меня сдвиг по фазе, но я это видел так, как сейчас вижу тебя. Хотя я до сих пор не могу уловить за хвост реальность, было ли это на самом деле?

Ротвейлер навострил уши и с умной мордой посмотрел на меня. Затушив почти истлевшую сигарету, я снова заговорил с собакой, чувствуя при этом небольшое об-легчение.

- Она смотрела на меня, повторяюсь…

Сильвер гавкнул, показывая своё раздражение.

- Ладно брат, больше не буду. Пошли досыпать!

……….

Утром я встал раньше, чем вчера планировал. Не в двенадцать часов как хотел, а в десять. Немного повозился в огороде, подвязывая виноградники. Честно говоря, мне это занятие очень нравилось, прибрался во дворе, пообедал и отправился на работу.

К концу рабочей смены, я быстренько обмылся в бане и побежал к автобусу, ожи-давший работяг.

Несвойственное для меня настроение, царившее во мне, ещё под землёй было за-мечено всей бригадой, давая им кучу поводов, вопросами и подколами развентить меня по гаичкам. За шесть часов я многое о себе узнал, много усёк наколок и предо-статочно внёс в память рациональных предложений. От всего этого, вместо продук-тивности работы, у меня возникали лишь два желания, постоянно соперничавших между собой. Для того чтоб никто не доставал, хотелось смыться от них, но куда? Од-но замкнутое пространство. И второе, как убедиться, что я ещё здоров и прибываю в здравом уме.

И вот я стою около открытой автобусной двери, в надежде, что хоть здесь меня не будут доставать. Не тут то было!

- Что – то ты сегодня быстрее всех, куда – то торопишься Андрюх?- прокудахтал Миха-лыч, седоволосый водитель, развалившийся на торпеде.

- Домой,- коротко ответил я.

- На тебя это не похоже, ну давай колись, тёлочку, наверное, подцепил? А ноченька то бурная будет, не так ли!?

- Михалыч, чего ты там усердно рассматриваешь?

- А что?- улыбнулся, водила.

- Да ничего, рассматриваешь, вот и рассматривай,- отмахнулся я от него, уже шагая по салону приближаясь к тому сидению, на котором сидел вчера.

- Во оно как!- промурчал Михалыч, переключаясь на другие «жертвы».- А вот и Лёнька с Хрипатым бегут. По их виду можно определить, что трубы уже давно горят.

Заняв нужное место, я умостился на сидение.

« Сейчас начнётся иной кордебалет и, слава богу, обо мне забудут. Может быть»- по-думал я. « Сейчас поудобнее рассядутся на задних сидениях, и пока Олег Гуров смотается за ноль семь в ночной магазинчик, расположенный на территории шахты, они разложат недоеденные тормозки. Как только заведётся мотор, начнётся разливайка».

Я же говорю, всё как обычно, всё как всегда и ничего не меняется уже на протяжении нескольких лет, с того самого дня, когда я влился в этот коллектив.

Пока я сам с собой рассуждал, все, наконец, собрались и автобус тронулся.

На улице стало совсем темно. Какое то время я просто сидел, безумно радуясь, что меня никто не задевает, сидел и слушал разговоры разгорячённых мужиков. Но со временем меня начало подталкивать к сумасбродной мысли, в тихоря терзавшая где - то глубоко моё подсознание. Примерно прикинув весь путь, и примерно рассчитав на этот отрезок, время, я прилип к окну. Меня опять переполняло это странное чувство, смешанное с нетерпимым мигом ожидания. Ничего не произошло, ни сегодня, не завтра, и не в последующие дни. Я был взбешён и разочарован, злясь только на себя.

Её не было и никогда не будет. Наверное, я сам себе придумал всё это. И даже, ес-ли это так, я очень жалею, что тогда закрыл глаза, а ведь балбес, мог бы насладиться её притягивающей красотой. Пускай даже нереальной.

+++++

Вот и суббота, последний рабочий день. Скоро докачу к себе, а завтра и в поне-дельник, долгожданные выходные. Первое что сделаю, так это от души высплюсь, а в понедельник рано утром махнём с Сильвером на рыбалку. Давно ему обещал.

Автобус, попав на очередную выбоину асфальтной дороги, хорошенько тряхнуло.

- Михалыч, твою ж мать! Ты ведь не дрова везёшь!- возмутился Хрипатый, разлив не-много водки.

Почему Хрипатый? Скорее всего, из - за его фамилии, Хриплов.

- А что я сделаю, я и так пытаюсь их объезжать,- закряхтел водитель.- Сами знаете, что здесь не дорога, а дерьмо собачье!

- Так у тож. Налоги дерут, как положено, а постелить нормальный асфальт на дорогу, увы!- вставил своё слово Лёнька.

- А причём твои налоги к дороге?

- Как причём… при том!- возмутился Лёнька, в продолжение диалога, выискивая до-стойный ответ, на вопрос Олега Гурова.

- Мужики, а чё наш парень притих?

- Та он всю неделю сам на себя не похож,- незамедлительно влез всё тот же Лёнька.

- Ты прав младший. Андрюх, присоединяйся к нам, завтра ведь выходной, чего си-дишь как зюзюк!- окликнул меня Хрипатый, разливая в пластиковые стаканчики, оче-редную порцию водяры.- Сегодня у нас больше обычного.

Недолго думая, почти без сопротивления я принял его предложение. Покинув своё место, уселся на свободном заднем сидении, постепенно вливаясь в их компанию. После очередных сто грамм, я почувствовал лёгкость духа и поднятия моего настрое-ния. Как и говорил, я редко балуюсь выпивкой, но сегодня мне, почему то очень захо-телось накатить, оторваться от этой обыденной серости, в которой проходила моя жизнь. Выслушав появившийся новенький анекдот в их арсенале, рассмеялся от души. Мне стало весело. Оказывается, если хорошенько приложиться, то любой, пускай даже самый тупой анекдот, может приобрести яркие оттенки. Всё это веселье происходило до тех пор, пока в моей голове не прозвучал возникший неоткуда голос. Я поперхнулся и застыл в необъяснимом ожидании, думая про себя об адекватности своего состояния. «Неужели опять глюки!»

Вовремя была разлита новая порция алкоголя. Как одержимый я выхватил стакан-чик и опрокинул его внутрь.

- Во непьющий даёт!- мгновенно посыпались комментарии.

По горлу потекла обжигающая жидкость. Чем ближе она подкатывала к желудку, тем тупее становилось состояние взбудораженности. В этот момент я хотел, нет, безумно желал не наступить снова нате грабли, что четыре дня назад судьба мне под-сунула под ноги. Блин, как я не старался затеряться в себе уже стоя на параллели чаш весов, но груз действительности, всё – таки меня перетягивал.

С каждой секундой голос фантома нарастал, обретая силу, пока, наконец, я не услышал отчётливые слова:- Андрей, оглянись!

По моей коже прокатились миллиарды пупырышек, а нутро взорвалось, словно вы-пущенная петарда. Голос становился звучнее и гипнотичней, а интонация его нежно-сти в прах разбила оковы сопротивления. Моё сознание содрогнулось, а хмель, как кенгуру, стал выскакивать из меня.

«Неужели это она?» - и я оглянулся.

В боковом окне задницы «Пазика», я увидел прекрасный образ девушки. Она улыба-лась, а её завораживающий оттенок глаз пронизывал меня насквозь. Я забыл, как ды-шать и, конечно же, забыл, где нахожусь. Мне жутко захотелось к ней, но я не знал, как это сделать. Меня охватило необузданное желание дотронуться до неё, но тело не слушалось. Мозг барабанил дробью, выбивая лишь один ритм – прикоснёшься к стеклу, она раствориться, исчезнет. Всё что оставалось мне, смотреть на неё не моргая, потому что боялся даже на секунду закрыть глаза. Это была она – ангел!

- Не уходи!- прошептал я.- Я тебя очень прошу, не исчезай как тогда!

Меня с силой кто - то хлопнул по плечу.- Андрюх ты чё, кого ты там увидел? Ты чё, разговариваешь со своим отражением?

- По - моему, Сириусу больше не наливать, а то он подружиться с кудябликами!- опять же кто – то сказав, просмеялся.

- Братан, кому там не исчезать?- одновременно услышав голос Хрипатого, приходя в себя, понимая, что меня слышали - её лицо стало растворяться в покрывале ночи.

«- Будь очень осторожен, берегись посланников Тура!»- затихал в моей голове го-лос и образ пропал.

Я повернулся к тормошащей меня компании, с огромным трудом натягивая улыбку.

- Андрюха, с кем ты твою мать разговаривал?- просмеялся Лёнька, не скрывая своего удовольствия.

- Бабу ему надо, бабу! А то дальше ещё хуже будет,- кто – то крикнул с передних сидений, утопая в смехе, заполнивший уже весь салон.

Не зная, что ответить и как выкрутиться с неловкой ситуации, как отделаться от них, прокашлявшись, я сказал: - Наливай, а на счёт девушки, это верно!

……….

Я сошёл на своей остановке, наконец, покинув весёлую компанию, ржавшую весь оставшийся путь. Закурив сигарету, уверенной походкой, но с еле заметным пошаты-ванием, побрёл по обычному моему маршруту. И тут всё началось!

Пройдя первую улицу, я вышел на вторую. Два одиноких фонаря расположенных в четырёхстах метрах друг от друга моргали, издавая непонятный скрежет, похожий на чей – то стон. На это я не заострил внимание, все мои мысли были о другом.

«Будь осторожен!- но кто меня здесь тронет? Даже и это меня несильно волновало. А вот, кто такой Тур и его посланники? Это, что какая – то банда? Или…»- мысли мои оборвались.

Приближаясь ко второму фонарю, уже дико моргавший и издававший жуткий треск, я увидел впереди, прямо перед собой появившийся странный туман, стелившийся низко по земле. Вдалеке стал прослушиваться шум дискотеки, но мне показалось, что сама музыка сегодня звучала не так как всегда, по-другому. Где – то позади меня в одном из дворов что – то хрустнуло, я остановился. Туман приближался ко мне и с каждым мгновением жаркий Июльский воздух, стал наполняться прохладой.

До конца улицы ещё метров двести пятьдесят, может чуть меньше, потом крутой поворот и забегаловка. Там всегда толпятся те, кто не хотел работать, но хотел выпить. Не меняющаяся картина с одними и те жими рожами. Проходя мимо неё, я всегда задавался вопросом. «Как они умудряются, не работаючи – каждый день жрать водку?»

Улица, на которой я сейчас находился, была довольно широкой. По обе стороны стояли частные дома, где как обычно в это время, в окнах горел свет. Я обернулся назад. Далеко, в самом начале улицы дребезжал первый фонарь, присмотревшись, я, естественно никого не увидел. Постояв некоторое время, развернулся. Впереди, кро-ме стелющегося тумана, тоже никого не было.

- Бред какой – то!- выругался и зашагал дальше.- Никого здесь нет, и кто в такое позд-нее время будет бродить?- на ходу продолжал диалог с самим собой.

« Разве что, кто – то из дома выйдет!»- подумал я, непроизвольно ускоряя шаг.

Через десяток метров я вошёл в туман, поднявшийся от земли почти по колени. По-чувствовав на себе его прохладную липкость, меня снова и снова одолевали мысли. «Что повлияло на погоду, и по какой причине, появился этот загадочный туман? Ведь никаких предпосылок на аномалию не было, да и откуда им взяться? Какая жара сто-ит!»

Выкинув дурного из головы, я быстренько дошёл до конца улицы и свернул в про-улок. Вот и забегаловка! А значит и люди. Дверь открыта, свет горит, но почему – то никого не было. «Чёрт, всё это как – то странно».

Я не стал останавливаться и не стал проводить детективное расследование по по-воду не посещаемости данного заведения, а просто пошёл дальше, подгоняемый ще-котящим чувством собственной неуверенности. Впереди меня, вновь прорвалась дискотечная музыка, оравшая так, что моим ушным перепонкам стало непосебе. Что я в этот момент уловил, она не просто сильно громко звучала, она издавала шум перепутавшихся между собой нот, напоминающий рёв оповещения Гражданской Обороны.

«Прилуки, нормальные сигареты, но что ж меня так плющит? Сначала фонари ика-ют, теперь дискотечный музон сходит с ума. Что будет дальше? Я на такое не подпи-сывался!»

Внезапно, прямо передо мной выбежала девчонка в короткой юбке и в узкой, обле-гающей майке, откровенно выставляя на всеобщее усмотрение свои прелести третье-го размера. Блин, от такой неожиданности я аж шарахнулся. Она бежала и хихикала, а следом за ней выскочили два паренька. Скрывшись от ближайшего освещения диско-течной подсветки, они втроём испарились в темноте.

«Здесь весело!»- подумал я, приближаясь до дискотечной площадки, восстанавли-вая спёртое дыхание.

Народу было уйма, ведь ещё бы, сегодня суббота. Как не крути, а для большинства это всё - таки выходной. Танцуя под «колбосящую» для моего восприятия так сказать музыку, одни извивались как змеи, другие делали непонятные телодвижения, совер-шенно не попадая в такт и, конечно же, со стороны выглядели довольно глупо. Они просто дёргались, как будто в припадке. Третьи, особые индивидуумы хорьки, маскируясь под лигу танцоров «Україна має таланти», просто лапали своих одноразових партнёршь.

Те, которые по какой – то причине не «танцевали», собирались в небольшие ком-пании, попивая спиртные напитки и куря всевозможную дрянь. Мне показалось, что меня будто бы не существовало, никто на мою персону совершенно не обращал вни-мание.

«Господи, и лучше что это так!»

Я пошёл по узкой дорожке, вымощенной из порэпанной тротуарной плитки, окру-жённой со всех сторон деревянными лавочками. Как и положено, все они, до одной были забиты. Туман как будто преследовавший меня, опустился по щиколотки, но, по-моему, на него тоже никто не обращал внимание.

Проходя первую повстречавшуюся мне на пути лавочку, на которой разместились две влюблённые пары, занятые поцелуями и не стеснявшиеся абсолютно никого, я коротко бросил в их сторону взгляд. Одна из девчонок откинула голову назад, позво-ляя своему ухажёру облизывать её тонкую шейку. Он её держал за попку, а его губы бессовестно спускались от шейки до пышных грудей. Почти сравнявшись с ними, уха-жёр, оторвавшись от своего дела, повернул голову в мою сторону. Создалось первое впечатление, что он целенаправленно поджидал меня, точно зная, почему и для чего он здесь находится. Парень странно улыбнулся, посмотрев на меня безжизненными глазами. Его глазницы выглядели белыми как молоко, без каких либо признаков на присутствие зрачков. Снова неприятная неожиданность и снова у меня перехватило дух.

«Сколько ж надо выпить человеку, чтоб так колбасило? По-моему в моём случае, немного?»

Посмотрев на меня, он отвернулся, и как ни в чём не бывало, продолжил обрабаты-вать девчонку. Ошарашенный увиденным, я с трудом сделал несколько шагов вперёд, вытряхивая со своей головы засевших бесов. Ещё не совсем придя в себя от таких головокружительных эффектов, я побрёл дальше. Прошёл несколько лавочек и вышел на новую дорожку. Вокруг отдыхала молодёжь. Поравнявшись с соседствующей напротив лавочкой, наткнулся на пацанов в возрасте где – то за двадцать, употреблявшие сорокоградусную бесцеремонно смешивая её с пивом. С этой компании я некоторых узнал, те в свою очередь со мной поздоровались. Кивнув им в ответ, и сделав очередной шаг, наткнулся на высокого худощавого парня, выше меня на целую голову. Я задрал глаза вверх и наши взгляды, встретились. Такие же белые глазницы и странная, отталкивающая улыбка, от которой исходил мертвецкий холод.

- Извини, не заметил!- не отрывая от него глаз, выдавил из себя извинение.

- Ничего, бывает!- его холодное дыхание обдало моё лицо, безжалостно проникая глубоко в душу.

Перекинувшись любезностями, его обошёл, но позади себя снова услышал его го-лос, голос, прозвучавший у меня в голове.- Тебе от нас не уйти, это всего лишь дело времени!

Я машинально обернулся.

В интонации сказанного не было ничего живого, его рот не шевелился, но голос ис-ходил с его уст. Вылетевшие фразы ему не принадлежали, создавалось впечатление, что кто – то, совершенно чужой, спрятавшись в этом теле, говорил за него.

Выждав, худощавый ещё раз улыбнулся и подошёл к сидевшей компании явно за-ждавшаяся его, в которой, как я уже говорил, присутствовали несколько моих знако-мых, живущие на одной улице. Кто – то из «братвы» задал худощавому вопрос: - Игорь, чего так долго? Нас тёлочки заждались. Принёс? А то мы ещё не в кондиции.

«Значит, они его знают!»

В этот момент я решил расставить всё по своим местам и убедиться, что с дебильными розыгрышами, покончено. Я окликнул худощавого.

- Эй, дружок, ты мне что – то сказал? Прости, я не расслышал, не мог бы повторить.

Я снова оказался рядом с лавочкой. Я видел, что отвлёк его от их разговора и ему это явно не понравилось. А себе, сразу же отдал отчёт, чем всё это может закончиться. Я догадывался что за этим последует, но я никогда не убегал и не оставлял незакон-ченных дел. Некоторую часть своей юности занимался рукопашной, потом ещё ар-мейка подтянула, в общем, постоять за себя я, конечно же, мог. Обладая физической подготовкой, я старался придерживаться особых правил; этим не афишировать и ни-когда первым не задираться. Коротко обрисовав нынешнюю обстановку, понял, что сегодня будет исключение, по-моему, настал как раз подходящий случай, в очередной раз защитить свой «титул».

- Ты, извинился, а я сказал, ничего бывает!- он опять посмотрел на меня. Его глаза приобрели здоровый человеческий вид, а голос потерял отвратительный треск.

- Нет, парень, по-моему, ты сказал совершенно другое, что – то на счёт времени.

Тот даже бровью не моргнул, а сидевшие в компании, недоумённо переглянулись между собой.

- Слышь Андрюх, давай договоримся, ты нас не трогаешь, мы тебя,- заговорил пухлый. Видишь, мы мирно отдыхаем и никому не мешаем.

Я обалдел. «Это похлеще любого циркового номера, все существующие иллюзио-нисты обшмаркаются от такого трюка. К чёрту всё!» Молча развернулся и быстрым шагом, больше ни на кого не обращая внимания, начал выбираться с этого бомжатни-ка. Но всё равно, шестым чувством ощущал на себе пристальные взгляды «людей икс», следящие за мной. От всего случившегося в моей голове был такой бардак, что, наверное, понадобится довольно много времени, чтоб распихать всё в ровную линию. Мне хотелось только одного, поскорее добраться домой, и почему – то очень захотелось увидеть лицо, загадочной девушки.

Наконец я очутился в парке. Здесь было пусто и если б не доносившееся эхо диско-течной музыки, можно было бы сказать, что и тихо.

«Опять чудеса»- заметил я. Абсолютно чистое, ночное звёздное небо, огромная и яркая луна, свет от которой без проблем помогал найти дорогу и туман… он совер-шенно не вписывался в эту картину. Со всего винегрета, перемешанного у меня в го-лове, теперь, я был точно уверен в одном – туман преследовал меня, как только я в него вошёл. Сейчас ко всему ещё не хватало появления графа Дракулы или зомбяков, ведь туман это их стихия.

…Туман… В парке он стал гуще и плотнее, как будто именно в этом месте сконцен-трировалась некая зловещая энергия. Он снова доходил почти до колен.

Я уже почти вышел из парка, и всё ничего, если б меня не окликнул, чей то женский голос.

… Вот тут - то я чуть не обделался…

«Твою дивизию, это когда нибудь закончится!»

- Вы мне не поможете?

«Фух, человек, к тому же девушка. Слава богу, со мной разговаривает не тёмная си-ла»- с сарказмом подумал я.

- Чем?- задал вопрос, не видя свою собеседницу, откидывая в сторону неприятное со-стояние, типа страха.

- Я кое - что потеряла. У вас зажигалка или, в крайнем случае, спички не найдутся?

- Вы здесь одна?- насторожился я.

- Да, совершенно одна и сегодня, наверное, выдался не мой день.

«Это уж точно! У тебя не твой день, а у меня не мой вечер».

Я посмотрел на часы, без пятнадцати двенадцать. «Она права, этот долбаный день ещё не закончился».

- Что с вами случилось?- задавая вопрос, я пытался выиграть для себя время, приводя расшатанные нервы в порядок.

- Рассталась со своим парням и к тому же потеряла серёжку.

- Серёжку?- утвердительно переспросил я.

- Угу…

- А что вы тут, делаете, тем более в такой поздний час?- мне её стало, немного жаль.

- Увидев его с другой, я убежала с дискотеки, и вот результат. Вообще то я неместная, я думала что правильно выбрала дорогу… Если б не вы!

- Прискорбно это слышать,- почему то я без всяких яких, решил перейти с ней на ты.- Судя по твоему приятному голосу, твой чел ещё пожалеет, что так поступил с тобой.

Наконец я её увидел, но досконально разглядеть не смог. Она постоянно прикры-валась тенью отходившей от ствола огромного дерева, растущего на выходе из парка. Девушка то и дело поправляла свои волосы за ухо, с которого, по-видимому, и выпала так называемая серёжка. Она всё время смотрела вниз, пряча от меня своё лицо.

- Но в этом тумане не то, что с зажигалкой, но и с фонарём ничего не найдёшь, - выпа-лил я, готовый чего бы мне это не стоило, во всём ей помочь.

Вытащив из кармана джинс зажигалку, зажёг её, подходя вплотную к незнакомке.

- И не надо!- послышался её голос сопровождаемый сухим треском, который я уже слышал при разговоре с худощавым.

Покинув тень, девушка в первый раз подняла голову. Поддёргивающийся огонёк зажигалки и падавший лунный свет, осветили её лицо. Опять, всё те же безжизненные глаза, всё та же странная улыбка, и ко всему этому, принудительный гипноз оцепене-ния. Меня накрыло. Все участки моего тела покрылись гусиной кожей. В горле пере-сохло, я стал абсолютно беспомощным, таращившимся прыщом. Оцепенение дошло до максимума, приводя к «разгерметизации» конечностей. Мгновение, и горевшая зажигалка, чуть не выпавшая из рук, машинально очутилась в кармане.

- Всего лишь дело времени, не так ли!?

- К – к – кто ты?

- Мы воители тёмного мира, повелители потерянных душ, одна из которых станет и твоя.

Она одним движением, таким, что я даже не успел моргнуть, пригвоздила меня к стволу дерева. Я почувствовал невесомость, моё тело стало ватным, ноги онемели, а язык прилип к мёбу. Всё что я ещё мог делать, это слушать противный звук, вырывав-шийся с её еле приоткрытого рта, растянутого в презренной улыбке.

- У тебя ровно шестьдесят шесть дней чтоб отыскать свою душу, а это мало кому уда-валось. Поэтому через шестьдесят шесть дней ты пополнишь ряды Странников. Ты, как и все остальные Странники, посвятишь свою никчёмную жизнь в служении королю, выискивая новые души.

Она начала меняться, трансформируясь в нечто. Белизна недавнего красивого ли-чика, принадлежащее симпатичной девушке, превратилось в серую маску лысого и отвратительного существа, которое могло, привидится лишь в жутком сне.

- Вы раса людишек считающие себя божками, скоро станете нашими рабами – это всего лишь дело времени.

Она, или же оно, приоткрыло рот, выставляя напоказ мелкие, острые зубки. Глаза существа засветились ярким, белым огнем, а из пасти вырвалось что – то леденящее, проникавшее всё глубже и глубже в моё тело и в сознание. Густой туман обволакивал меня, унося во тьму завертевшегося водоворота. Моё горло сжало невидимыми тис-ками, мне стало трудно дышать, и от недостачи кислорода, мой разум затуманивался, отключая один за другим функции организма. Прежде чем моё тело покинула душа, в расплывчатом изображении я увидел стройные фигуры трёх девушек с чёрно - фиолетовыми волосами и в чёрных, плотно облегающих комбинезонах.

+++++

Я открыл глаза от того, что в горле запершило. Пришлось даже прокашляться. В момент я услышал звенящее эхо своего кашля. До сих пор не понимая, что со мной произошло, сквозь замутнения разума, я стал по не многу улавливать фрагменты окружающего меня мира. Был день. Но в место привычного голубого неба, на до мной раскрылась бирюза пространства с бело – серыми, плывущими облаками. Обычный для восприятия ярко жёлтый диск солнца, поменялся на более светлый, почти белый.

«Так, передо мной небо и солнце, это сто процентов – только вот с их цветом нелады, или же с моими глазами непорядок!» В долю секунды, в памяти появился просвет, сопровождаемый мигом воспоминания сумеречной темноты, связанный с неприятными ощущениями. «Не – не – не, так не пойдёт! Ещё раз с начала. Передо мной небо и солнце, вывод – я лежу. Вот лежу, а на чём?» Мои руки автоматически стали обшаривать местность, прощупывая небольшие её участки. «Трава!»- что – то подсказало мне, искренне пытаясь помочь моему сознанию. «Хорошо, серая масса, спрятанная в черепной коробке, зашевелилась. Иду на поправку!»

Я поднялся на локти, моментально ощутив ломку тела сравнимого с эффектом со-стояния действия жары при высокой температуре. Голова закружилась, а тошнота подкатила к горлу. Отказавшись от этой затеи, вернул себя в исходное положение. Сколько я так ещё валялся, не знаю, но желание понять, где я? Усиливалось. Ещё одна попытка и я умостился на колени. Поборов слабость, сплюнув горькую слюну, я уста-вился на головокружительный горизонт умиротворения. Густая и сочная трава, резав-шая глаз безукоризненной чистотой наполненного зелёного цвета, сползая с высокого холма на котором я по чей – то вине очутился, уходила в бескрайнее пространство степи. Где – то очень далеко, там, где земной простор сливался с небом, виднелась речка, тянувшаяся извилистой змейкой, окружённая на некоторых участках островами смешанного леса. Всё выглядело как в сказке, и кроме порывов вольного ветра, принуждавший колыхаться степь рябью волн, царило спокойствие и тишина.

«Вот именно, как в сказке!»- и это сравнение давало понять, что это не совсем то место, откуда я родом. «Тогда где я?»- снова ворвался повторяющийся вопрос, заста-вивший меня подняться на ноги.

«- Хорошенький вопрос, и как раз в тему! Осталось только, у кого нибудь спро-сить»- вдруг что – то заговорило внутри меня.

- Здравствуй Андрей!- тут же прозвучал приятный и до боли знакомый голос.

От такой неожиданности я торопливо повернулся назад. Ужасная боль во всём те-ле, снова напомнила о себе, заставляя меня на некоторое время отказаться от резких движений.

- Ещё рано, ты ещё слаб. Состояние боли пройдёт очень скоро, надо немножко подо-ждать!

Я не двигался и видел то, о чем, наверное, мечтал всю жизнь. Передо мной стояла стройная девушка в облегающем кожаном комбинезоне. Её длинные чёрно – фиоле-товые волосы колыхались в такт ветерку гулявшего на вершине холма, появлявшийся то с одной стороны, то с другой. Всё те же зелёные глаза, слегка пухловатые губы и улыбка, заставлявшая бешено колотиться моё сердце. Её пышная грудь, длинные ножки – мечта любого мужчины, и это божественное существо, одарённое всеми пре-лестями женской красоты стояло рядом. Я наслаждался ею не через окно двигавшегося «Пазика», смотря только на её лицо, а полностью.

«Стоп! Автобус, окно, дискотека, парк и жуткая морда». Моё сознание ожило, впус-кая всё больше воспоминания. Практически всё стало на свои места, кроме одной ме-лочи. Я никогда не страдал с ориентиром на местности, но в данный момент, хоть убей, требовалось объяснение.

- Где я?- протолкнул не покидавший меня вопрос через пересохшее горло.

- Ты в моём мире!

- Извини, я не совсем понял.

- Ты в зеркальном отражении своего мира, то есть в параллельном!

- Отлично! Я в параллельном мире … Ну… и… как же я сюда попал?

- У тебя похитили душу, поэтому ты здесь.

- Похитили что?- не веря своим ушам, переспросил я.

- Душу!- грустно ответила девушка, не отводя глаз с моей натуры.- В моём мире это называется «Вдохом тьмы», то есть, средством пространственного перемещения фи-зического тела.

«Ой – ё – ёй! Я судорожно пытаюсь вспомнить, что - либо из уроков астрофизики, по поводу перемещений. Не получилось».

Мне захотелось рассмеяться, но мимолётное наступление истерики что – то удержа-ло.

- Через определённое время,- она продолжила.- Туры приказывают своим Странни-кам живущих в твоём мире среди вас, найти новую жертву, выследить из миллиона людей и отобрать душу. Мне очень жаль, на этот раз они выбрали тебя.

Нормальный ход конём! Я моментально вспомнил морду худощавого, и морду парня облизывавшего девчонку.

Она подошла ко мне почти вплотную, по-прежнему смотря прямо в глаза. От этого взгляда мне стало не по себе. Казалось, что она смотрит не на меня, а глубже, вовнутрь меня, выискивая что – то в моём подсознании, теребя душу.

«Кстати, на счёт души. Она ещё при мне, или уже нет?»- с сарказмом подумал я, слушая её голос. «Если у меня её нет, то судя по моему состоянию, не считая якобы пространственного перемещения, выгляжу довольно сносно».

- В тебе практически ничего нет такого, чтоб дать хоть малейший повод Странникам, покуситься на твою душу.

- А по каким критериям они нас выискивают, на нас, что какие – то метки стоят?- за-даю вопрос, выходя из штопорного состояния.

- Обычно они забирают слабых, тех, кому в вашем мире нет смысла в жизни и это их сто процентная победа. Попав сюда, отрешённый человек в основном ничего не предпринимает и Туры с лёгкостью расправляются с ним. А через шестьдесят шесть дней попавший к нам человек, превратившись в Странника, возвращается на землю. У человека бесцеремонно отдавшего душу, одна дорога – в тёмный мир. Ведь человек потеряв самое светлое данное ему Создателем, становится мертвецом, контролируе-мый тёмными силами. В вашем мире они продолжают своё существование, продол-жают заниматься своими прежними делами и выглядеть людьми. Только теперь, они до конца своих дней, будут принадлежать не вашему богу, а королю Туру.

- Ты меня извини,- перебил я её.- Мне не понятна одна формулировка. Есть ли смысл в жизни у живущего человека? Он ведь живёт, а значит, уже есть в этом смысл!

- Андрей, но как он живёт? Если человек, по каким – то причинам потерял близкого ему, например, жену или ребёнка, он становится слабым и незащищённым. Интерес к жизни пропадает и чтоб восстановиться, необходим достаточно долгий и сложный реабилитационный процесс. Эта первая категория людей, на которую Странники охотятся. Алкоголики и наркоманы – эта самая лёгкая добыча. А есть и тяжелобольные, конечно для них это крайность, но всё ж лучше, чем ничего. Но почему ты? Ты физически сильный, морально устойчивый человек.

- Откуда ты знаешь?- я опустил глаза.- Может у меня тоже, не было смысла в жизни. У меня ничего интересного не происходило, и никакой целью я не задавался. Просто жил в своём замкнутом, сером мирке, пока…

Я снова посмотрел на неё.- Пока не увидел тебя. С самой первой встречи, если можно так выразиться, я постоянно думаю о тебе, напрочь, ломая все стереотипы мирской жизни.

Мне захотелось прикоснуться к её волосам, к её губам. Не знаю для чего, может убедиться, что она на самом деле существует и что это не игра моего воображения. Я это сделал. Я медленно поднял руку и дотронулся к её губам.

- Зачем ты это делаешь?

- Не знаю!

Её губы ни чем не отличались от человеческих, такие же мягкие и влажные, а дыха-ние было тёплым и настоящим.

- Для чего ты здесь со мной и сколько ты ещё будешь рядом?

Она аккуратно убрала мою руку: - У нас шестьдесят шесть дней, чтоб добраться до Хрустального Храма, и все эти дни я буду рядом, буду защищать тебя.

- Так ты мой ангел хранитель?

- Я и есть ангел, но для тебя ещё буду и проводником.

- Ты меня будешь охранять от тех уродов с белыми глазами?

- Это Странники и они живут только в твоём мире, и они не так сильны как Туры.

- Да я бы не сказал,- вырвалось у меня вслух, вспомнив о девушке пригвоздившая ме-ня без особого труда к дереву. О девушке, превратившаяся в отвратительную тварь с острыми и мелкими зубками.

- Ты о Генелане?

В ответ я заморгал глазами, пытаясь собрать воедино, смысловую цепочку в нашем разговоре.

- Это большая редкость,- продолжала она, видимо заметив мою растерянность.- Туры, как и мы, никогда не появляемся на Земле. Они всего лишь на некоторое время трансформируются в тело Странника, чтоб произвести «Вдох». А вот Странник в жен-ском теле… На этот раз Туры пошли на крайние меры.

- Столько всего на меня навалилось. Отобранная душа, это перемещение, Странники, Туры, бред какой – то,- я замолчал, осмысливая сказанное. В действительности во всё это поверить невозможно, даже сказать достаточно сложно, но существует одно «но», девушка стоящая рядом – настоящая. Как бы я не упирался, изо всех сил цепляясь за тонкую соломинку трезвого восприятия вещей, понимал, эта девушка одна из составляющих, перечисленных только что мною. Шестьдесят шесть дней чтоб найти свою душу – странно звучит. Я не совсем был уверен что, что – то потерял, или что – то у меня отобрали. Сам по себе, напрашивался вопрос, почему? Я его задал.

Она по-прежнему с грустью ответила.- Существует определённый период времени до того, как ты начнёшь понимать о необратимости, выдёргивающая из тебя всё жи-вое.

- То есть, после указанного времени отведённое мне, я перестану…

- Да Андрей,- перебила она, как будто чего – то боялась.- Твои испытания на проч-ность, уже начались, после того, как ты сюда попал. Дальше будет сложнее. Через двадцать два дня у тебя отберут одно из физических чувств, а ещё через двадцать два дня ты потеряешь одно из трёх физиологических чувств, а в завершении твоя душа.

- Это как?- удивился я, не совсем понимая, о чём шла речь.

- В первом случае обаяние, или зрение, или слух. Во втором, чувство любви, веры или надежды. Это ужасные испытания и многие, очень многие не проходят его.

- А что если и у меня не получится?- настороженно спросил я.

- Если ты не сможешь спасти свою душу, а мы не сможем защитить тебя от Туров, в та-ком случае твоя душа будет поглощена тёмными силами. Если это произойдёт, одна из нас будет обязана заполнить пустоту Хрустального храма.

- То – есть!- протяжённо проговорил я, боясь услышать ненужного для меня ответа.

- То есть, одна из нас должна будет покинуть мир. В сражениях мы можем убивать Ту-ров, а они нам вреда причинить не могут. Поэтому гильдия Высших Существ, взамен каждой потерянной человеческой души, одну из нас приносят в жертву храму. С каж-дой потерянной душой, мы становимся слабее, проигрывая битву в нашем мире.

- Чёрт! У меня сейчас голова разорвётся.

- Хорошо Андрей, я попытаюсь кратко рассказать маленькую историю. Очень, очень давно, все мы, по договорённости с гильдией, являлись конклавом Наблюдателей, тёмными и светлыми силами следившие за вашим равновесием. Мы оберегали ваш мир как из нутри, так и снаружи. Это продолжалось миллионы лет до тех пор, пока вы не начали беспощадно истреблять друг друга, выплёскивая в оболочку вашего мира ярость, злость, вражду, алчность и много других отрицательных энергий. В итоге, чаша весов с большим перевесом переклонилась на тёмную силу и Туры обойдя договор, воспользовались этим, веками поджидая подходящего момента. Питаясь вашими душами, они становились сильнее и могущественней чем мы. Но наша королева Дана, не сдаётся, она верила и верит в светлую часть ваших душ, поэтому она посылает нас, трёх воительниц, чтоб предупредить, защитить и провести к храму. Если тёмным силам удастся заполучить и покорить большую часть вашего мира, они смогут открыть врата и спустится на Землю. Странники и их хозяева Туры объединятся, и тьма распространится на остальные миры.

- А кто такая гильдия Высших Существ?

- По давней легенде, Высшие Существа являются создателями Миров.

Я стоял и слушал ужасающую перспективу, ожидавшую всех нас, людей и ангелов. Нарисовалось угрюмое будущее, а по чьей вине? По нашей! У меня в душе или в том месте, где она должна была находиться, поселился страх и личная ответственность за содеянное людьми. Этот страх был особенным, впервые в своей жизни я боялся не за себя, а за ангела оберегавшего меня. Если я не справлюсь, то одна из них умрёт. Даже у ангелов существует судьба, которой они беспрекословно обязаны подчиниться. Чёрт, одна из них, может стать ею!

От отчаянья или от гнева я почувствовал огромный прилив, откуда – то взявшейся силы. Все мышцы тела напряглись, а по венам понеслась разгорячённая кровь.

«Ладно! Шестьдесят шесть дней, будет вам шестьдесят шесть дней, и спасибо Стран-никам за их выбор. Хватит быть серой мышью, живущей в норе. Предъявленный шанс конечно не из приятных, но участвовать в борьбе между добром и злом!... Значит, на какое – то время я стану одним из них, что ж, если так суждено, так тому и быть».

- Ты говорила, что вас трое, а где остальные?

- На страже, а я была с тобой, пока ты не пришёл в сознание.

- Шестьдесят шесть дней, это не так уж и много. Как я догадываюсь, предстоит долгий путь, надо не медлить.

- Но ты слаб!- запротестовала она.

- Всё нормально, и я хочу сказать, что я впервые себя чувствую настоящим человеком,- и улыбнулся.- Ведь у меня теперь есть цель!

У неё на лице появились еле заметные нотки удивления. Её голос вновь зазвенел, наполняя меня необъяснимыми и до сих пор неизвестными чувствами.

- Андрей, твоя улыбка, почему ты улыбаешься? Сейчас, когда…

- Я же сказал, у меня есть цель. Забрать назад свою душу!

На её безумно красивом личике, удивление приобрело ещё больше характерный окрас: - Я никогда не встречала таких людей как ты.

- А много приходилось тебе их видеть?- не подумавши задал вопрос.

- Немного, но!

Осознавая колкость своего вопроса, я больше не стал спрашивать, скольких попа-данцев вроде меня пришлось ей оберегать. По виду я сразу понял, что её гложила печаль и страдание за провалы их миссий, и это бремя навалилось на её хрупкие плечи. «Ответственность!»- самая страшная штука, только которую можно себе представить. Я понемногу начал вникать в их мир, понимая, что радужная оболочка умиротворённости, таяла на глазах. Здесь, как и на Земле «войны», какие б стороны и характеры они не носили, не прекращаются. Их разделяют лишь различия. Ангелы борются за нас, за наши никчемные души, Туры за господства миров, а вот за что мы? За что мы уничтожаем другу друга? Мне сразу же вспомнилось высказывание одного мудреца. «Что меня всегда в жизни поражало, так это дуализм бытия. Жизнь и смерть, форма и пустота, даже у добра и зла часто лица одни и те же. Ангела и демона можно различить по рогам и крыльям, а вот с человеком как»? Жёсткое сравнение и мудрец прав! Мы себя уничтожаем сами, так почему за наши грехи, ценою своих жизней, кто – то должен расплачиваться? Кто – то, но пока ещё не она! Я даже не нарочно поблагодарил её богов, что они её оставили и не забрали навечно в Хрустальный Храм. Сейчас самое главное, что она рядом со мной и облажаться мне никак нельзя, ведь фортуна, оберегавшая её всё это время, может сыграть в рулетку, и может выпасть черное, а не красное. И тогда её не станет. Если так произойдёт, а главным обвиняемым стану я, то для чего мне жить, ради чего бороться? Совершенно не стесняясь своих чувств, нахлынувших на меня с первого момента нашей виртуальной встречи, я поймал себя на мысли. Кем бы она ни была, ангелом или другим божеством, я полюбил её. С каждым мгновением, проведённым с ней, я утопал с головой в океан под названием – Любовь.

Больше не теряя времени, убедившись, что я уже в порядке, она присвистнула, и с другой стороны холма появился пепельный жеребец. Подойдя к ней, он мордой по-тёрся о её плечо, искоса с осторожностью посматривая на меня, показывая своё недо-верие. От моего взгляда не ускользнула амуниция жеребца, седло, уздечка и два ко-жаных ранца висевших позади седла.

- И как этого красавца звать?

- Вихрь!

Услышав свою кличку, жеребец стукнул копытом о землю и заржал.

- Тихо милый, тихо!- погладила она его по шеи.

Внезапно я услышал ещё стук пары копыт приближавшихся с нескольких подходов к холму.

- У нас уже гости?

- Нет, это Илил и Атан.

И тут меня осенило! Я до сих пор не знал её имени, а сейчас спросить, духу не хва-тило. Став заложником каверзного момента, я стал выжидать подходящего случая.

На холме показались два таких же серых скакуна, как и Вихрь, несущих на своих могу-чих спинах прекрасных ангелов.

- Твой сигнал как раз вовремя. Анила, с Северной стороны небольшой отряд Туров, по-видимому, разведчики,- сказала одна из появившихся девушек.

«Значит её имя Анила, красивое и очень необычное имя!»

- Быстро они просчитали появление после «Вдоха».

- Может это всего лишь случайность?

- Может, вот только я в это не верю! Илил, а с твоей что?

- Дорога чистая!

- Планы меняются, теперь в обход на Юг, вон к той речке!- Анила указала указатель-ным пальцем в сторону речки, уходившей за горизонт их мира.- Поедим вдоль неё, это займёт дня три, четыре. Потом через дрейфующие болота. Потеряем несколько лишних дней, зато в болотах мы сможем на время устранить магию Гамирафтов.

- Анила. Но там же обитает Грюг со своей сворой Вепсов!- попыталась возразить вто-рая девушка.

- Верно Атан, Грюг тоже не подарок. Гамирафты активировали заплет Сонара, и он уже, скорее всего, заработал. Им понадобится немного времени, чтоб полностью уловить движение, а вот потом за дело возьмутся Туры, оставив нам минимум шан-сов. Дрейфующие болота в нашем положении единственное ближайшее место на пу-ти, где мы сможем оторваться от заплета, разорвав связь Сонара.

«Опять посыпались непонятные слова и названия с зашифрованным смыслом, по-ходу имевший негативный оттенок. Я это уловил по их разговору и мимике, но решил свои вопросы оставить на потом, сейчас, я просто хотел быть рядом с ней».

+++++

Второй день мы ехали вдоль берега реки. Если из памяти вырезать строение горо-дов, заводов, дымящихся труб и терриконов, то их мир практически ничем не отли-чался от нашего, в нём я даже как – то уютнее себя чувствовал. Бескрайние цветущие луга, зелёные холмы, соперничавшие между собой высотой и пологостью, густые за-росли кустарников и острова могучих деревьев, завораживали меня. Если не думать об ищейках выискивающих нас и не считать о потерянных днях отсчитывавшие мой срок, если всё - таки существует хоть где – то рай, то, наверное, я находился именно в нём.

Я ехал верхом на коне сидя за спиной Анилы, держась одной рукой за её талию. Я до сих пор не мог привыкнуть к натуральному ощущению близости, к её дыханию и цветочному запаху её волос. Всё казалось сном, и просыпаться мне совсем не хоте-лось. Чем больше я находился здесь, тем больше мне это нравилось. Как я и говорил, их фантастический мир во многом был схож с нашим. Но, необычные растения, изредка попадавшиеся на протяжении пути, причудливые юркие птички, напоминали мне о том, что я лишь временный гость среди них. Впервые мне захотелось сделать что – то существенное, что – то о чём я мог всегда помнить и гордится. Этот шанс настал. Единственное что меня в нём напрягало, принуждённая параллельность обоюдных желаний. Анила хотела спасти меня, а я её, и, как много я ещё не знал и не понимал предстоящего. По ходу, надо на время заканчивать с «Амуром» и с его любовными шалостями, скружившие мою голову. Не мешало бы сосредоточиться на главном, а оно глаголет – тебе чувак поковыряться бы в своём прошлом и кое - что вспомнить об армейских буднях. Пригодится! С этим я, конечно же, сразу согласился и, кстати, надо провести краткое ознакомление с остальными загадочными жителями этой «планеты»! Так сказать знай своего врага в лицо, и походу предстоящей пьесы, кроме Туров нарисовываются ещё некоторые «товарищи».

Я обратился к моей всаднице: - Анила, это может и не моё дело, но пытаясь спасти свою душу, я должен знать с какими персонажами кроме Странников и Туров, могу ещё столкнуться. И что от них ожидать?

Поправив локон волос опустившихся на лицо, она спросила: - Кто именно тебя ин-тересует?

- Все!

- Тогда начнём с Гамирафтов. Это единственные маги не получившие изгнания с нашего мира. В давние времена, кроме конклава Наблюдателей Равновесия, здесь существовал магический орден магов всех мастей, имевший весомый вес в правлении мира, но недостаточный, чтоб восстать против гильдии. Они очень давно пытались к себе в союзники прибрать короля Тура, подталкивая его к расторжению договора между нами. Заполучив его в свои ряды, их старания увенчались бы успехом, но заговор магов был раскрыт и Высшие Существа устроили всем им депортацию в самые удалённые места Вселенной.

- Ты сказала всем им, а эти упыри, как их там?

- Тур достаточно умён, терпелив и алчен во власти, поэтому оказался очень осторожен в выборе. Он понимал, что с орденом он не будет тем, кем хотел стать, но и от их силы и колдовства, тоже не хотел отказываться. Что он сделал, он пошёл их ними же манерами и стал вести свои грязные интрижки с некоторыми кардиями…

Услышав непонятное словечко, я сразу же её перебил вопросом пояснения, дабы ничего не проморгать из рассказа.

- Кардий, это высший маг определённого клана.

- Теперь всё ясно, главарь группировки!

Анила обернулась.

- Ничего, ничего, это я для себя сделал пояснения. Всё же, как этим упырям удалось остаться в вашем мире?

- Во время депортации, король Тур каким – то образом убедил гильдию в непричаст-ности клана Гамирафтов в заговоре, тем самым не дав не единого шанса кардию, вос-противится его воли. Преследуя свои цели и взгляды на власть, король, наверняка знавший о разоблачении, неспроста выбрал именно Гамирафтов.

- Они, что особенные парни?

- Каждый клан магов обладает своим заплетом, то есть заклинанием, эти же обладают тем, что так необходимо Туру, заплетом Сонара.

- А по подробнее, если можно!

- При его активации, силы нити реагируют на локальное, стабильное движение возду-ха выслежуемого объекта.

- Вот теперь с этими всё ясно, а король красавчик – парень не промах! Анила, а кто та-кой Грюг и его свора?

- Грюг и ему подобные…

« Грюг и его свора, это понятно. Головорез с шайкой пресмыкающихся, в принципе если поднатужиться, то с ними можно разобраться. Но, «подобные» – употребление слова во множественном числе. Не, я, конечно, представлял себе некую группу «това-рищей», блин, но не столько же. Стоп, с этого места требуется пояснение,- шибануло меня током, да так шибануло, что моему выражению лица, позавидовал бы даже да-ун. Хорошо, что она его не видела.

- Подобные!- перебил я её.

По-видимому, почувствовав моё замешательство, она терпеливо вернулась на ис-ходную: - Андрей, не знаю как у вас, а здесь в каждой среде живут существа, отвеча-ющие за свою территорию, только в прошлом они были достаточно миролюбивыми.

- А сейчас?- сработал защитный рефлекс.

- Колдовство и тёмная магия прошлых магов, превратили каждого из них в нечто. Например, тот же Грюг, в далёком прошлом он был обыкновенным водяным. Теперь поддерживает своё существование высасыванием крови жертв. Попросту водяной вампир.

«Не фига себе «товарищ», устроился не хило! К такому попади, а у меня при себе нет, не чеснока, ни осинового кола».

- Вепсы,- продолжала она.- Были болотными светляками, сейчас, стали тварями выса-сывающие жизненные силы незваных гостей.

- То есть попаданцев, - уточнил я.- Или…

- В своём рационе, они ни кем не брезгуют, будь то человек с вашего мира, заблудший зверь, или неосторожная птица.

Хорошенькая нарисовывается перспективка, водяные, болотные! Почему то я не удивлюсь, если в их арсенале появится переделанная баба Яга или Соловей Разбойник не свистящий, а блюющий кислотой. Ничего себе! Что – то этот мир, на глазах теряет свою привлекательность.

«- Приветик, это снова я! Парниша, хоть удивляйся, хоть нет»,- что – то заговорило в середине меня. «- Это тебе не девяностые где ты мог применить свои рукопашные за-кидоны против шайки шестёрок быдлоты и не базарные разборки толпа на толпу. Ес-ли ты пропустил, напоминаю, это твари сосущие и жаждущие твоей крови. Что ты сделаешь против водяного вампира, заломаешь ему запястье или произведёшь под-сечку, а что потом? Это на будущее. А если реально, то будь добр вспомни о девушке Страннике пригвоздившей тебя как пушинку к дереву. Не буду скромничать»,- это что – то сидевшее в нутри меня продолжало долдонить. «- Ты неплохой рукопашник и твоё юношеское стремления стать хорошим бойцом - драчуном, помогло продвинуться в тщательном изучении руконогомашества. Имея великолепную подготовительную базу, в армейки ты за месяц освоил то, что другие за год. Но вспомни, что говорил твой бывший командир погранроты капитан Стрижов: «Андрей, нахрен задирать ногу, возбуждая врага видом своих яиц. Будь проще – всади ему в каленую чашечку, а ещё проще подстрели с «калаша» - это быстро и надёжно».

Не выдержав нравоучения, я махнул головой, пытаясь от него избавиться. Оно прошло и что осталось, незаполненная пустота безысходности. «Автомата у меня при себе естественно нет, приёмы хороши, но скорее всего, будут не эффективны. По крайней мере, против монстров. Вот если б было хотя бы пара ножей, метать то я умею, и неплохо».

Моё воображение вякнуло и выбросило белый флаг.

- Ну что ж, можно себя поздравить, норму ГТО, я вряд ли сдам!- как – то само собой вырвалось у меня.

Она снова обернулась с вопросительным выражением лица.

Понял, не дурак. Непонятное словечко, объясняю: - ГТО. Готов к труду и обороне, примерно так оно расшифровывается.

- Ты не уверен в ГТО?

«Сейчас, после услышанного, я во многом был не уверен. Так это только цветочки, это просто наброс простым карандашом на белый лист, а разукрашка! Ладно, это будет потом». Я пропустил свой ответ на её вопрос, задавая пропущенный смысл некоторых вещей из прошлых объяснений.- Анила, ты говорила, что Туры причинить смертельного вреда вам не могут, это как? Вы их кромсаете «как бобик тряпку», а они…

Она хихикнула: - У тебя такие смешные выражения! Нет, конечно же, всё не так на самом деле. В бою они нам могут причинить ранения, порой даже смертельные, но нас оберегают талисманы эликсира жизненной силы, весящие на груди у каждой из нас. Получив ранения, талисман бес промедления залечивает плоть. Это обереги из Хрустального храма дарованные при нашем рождении.

« А вот с этим храмом, вообще мясной салат получается!»

- Ещё один вопрос, ты не против?

- Конечно же, нет,- радостно проговорила она.

- Значит, существует некий храм, в котором так сказать сейчас, находится моя душа. Если у меня что – то пойдёт не так, Туры её сожрут, а в место неё одну из вас поместят в этот же храм за подаренные талисманы. У нас это похоже на ограбления банка со всеми отягтяющими последствиями. Такой казус происходит, но редко, так как всегда, при каждом банке есть охрана и система защиты. А тут. Спакойненько зашёл, забрал, сожрал, положил ангела и вышел, получив бонус в силе тёмного. Какая – то нестыковочка, выглядит на вечеринку с бесплатным входом!

- Я разобралась в твоих мыслях. Всё совершенно не так, как ты себе представил. Ни-кто из нас живущих в параллельном мире не может войти туда, никто кроме верхнего сословия Высших Существ. Он окутан светлой силой, равновесием и положительной энергией всего Мироздания.

- Если он такой «Светлый», то для чего в него сгребают наши души?

- Андрей, мне сложно объяснить. Вы наделали очень много плохого, расшатав и ожи-вив отрицательный механизм, это ИСПЫТАНИЕ и, наверное, уже не только для вас.

- Прям отлично, если в него никто не может зайти, ну кроме выше сказанных, как я ту-да попаду?

Она печально ответила.- Не знаю, некоторые из вас исключения, но очень и очень редкие!

Я ещё долго пережёвывал полученную и запутанную информацию, закрыв рот на замок. Два дня в чужом мире, а уже, сколько дров придётся переколоть, так это толь-ко в защиту собственной персоны получившей по чей – то прихоти, титул Нон - грата. Жил себе жил, а тут на тебе, генеральная перестановочка: идеальный вариант изме-нить свою жизнь. Блин горелый, согласен, и я не собираюсь отступить от поступка ко-торым мог бы гордиться, но заковырочка, я ведь не супер герой в маске и в плаще, и у меня нет никаких магических амулетов или шапки невидимки. Как же всё сложно!

……….

К концу третьего дня нашего совместного путешествия мы подобрались к месту, где река разлилась в большое озеро. Под светом заходящего белоснежного солнца, поверхность воды превратилась в зеркало. Это выглядело настолько прекрасным зрелищем, что меня обурило жадное желание, пройтись по её зеркальной поверхности. Но как только узкая тропинка, по которой мы ехали, повернула и растворилась в густых зарослях растений с красными гроздьями цветов, а потом вынырнула на островок песчаных холмов скрывших из вида водоём, у меня возникло новое и уже реальное желание. Чертовски захотелось искупаться в нём. Я даже почувствовал, как моё тело, облепленное невидимой пылью дороги, стало зудеть в предвкушении водяной процедуры. Прижавшись к её спине, я шепнул ей на ушко: – Анила, если у нас есть возможность, может, передохнём, смоем пыль и напоим лошадей?

На моё крайнее удивление, она согласилась. Остановив коня и немного припод-нявшись в седле, она осмотрелась: – Вон там! - Моя наездница указала на несколько песчаных холмов жёлто – оранжевого цвета,- там и остановимся. Ты прав, впереди предстоят болота, до них полдня пути и свежие силы нам не помешают. Зайдём за холмы, они укроют нас от посторонних глаз и спрячут от сияния ночи.

«Снова непонятные словечки»- подумал я, вжавшись в седло от предстоящего га-лопа.

Через время на быстром скаку мы въехали в ложбину между песчаными холмами. С далека, играя со мной в обман зрения, они казались не такими высокими, как выгля-дели на самом то деле. Покинув ложбину, попали на широкий песчаный пляж, околь-цованный полудугой появлявшейся рябью водоёма. Другая сторона пляжа укрылась тенью от холмов, и лишь небольшой участок песочной поверхности, находившийся ближе к воде, по-прежнему заливался последними солнечными лучами. Спрыгнув с жеребца на песок, я даже через подошву своих кроссовок, ощутил его податливые свойства. В мгновение память меня вернула в безоблачное детство, в котором я ча-стенько, благодаря родителям, проводил с ними время на морских отдыхах. Есть что вспомнить, и я улыбнулся сам себе, на секунду перенеся память в прошлое. Прибли-жаясь к пенистым и шумящим берегам, я срывался с руки отца и как обезумевший, преодолевая небольшое расстояние пляжа, прям на ходу, раздевался, оставляя за со-бой цепочку скинувшей одежды. Почему то всегда мне это сходило и лишь когда дело доходило до судорожного стучания зубов и завёрнутого, моего пупырчатого тела в полотенце, отец науськивал меня по поводу морали и поведения в общественных местах.

Мне очень захотелось сделать это и сейчас, но мораль джентльмена и непристой-ного поведение психа одиночки, а это именно так и выглядело бы со стороны, перед дамами, своё «хотелось» пришлось связать морским узлом. Я терпеливо и не спеша побрёл до воды. Подойдя к берегу, присел у воды и опустил в неё руку. Она оказалась средней температуры и настолько чистой и прозрачной, что я в шести метрах от себя, увидел плавно уходящее песчаное дно на глубину с горчичными водорослями и небольшой стаей крупных рыбёшек. Лучи солнца таранившие слой воды, соприкасаясь с рыбьей чешуёй, отсвечивались и падали на дно серебристо золотыми плямбами. «Сюда бы удочку и Сильвера!»- всполохнуло озарение, грустно щипая нутро. «Как ты там парень без меня?» - но я себя сразу же успокоил, вспоминая про дядю Борю. Тот такая проныра, если чуть не то, всегда придёт на выручку, а так как я отсутствую уже три дня, мою пропажу он сто процентов усёк. Благо, что Сильвер воспринимал его как моего друга, поэтому разрешит себя покормить. Кстати, сколько сейчас время? Впервые за столько дней пребывания в чужом мире, почему-то взволновал меня этот вопрос. Я взглянул на руку, пялившись на неё не один раз и… А часов то нет! Я застыл, не отводя взгляда с руки, думая о том, когда и где мог их потерять, ведь это же не мелочь, лежавшая в кармане.

- Что – то случилось?

Отойдя от конфуза, коротко ответил,- да нет, ничего!

- Как на счёт смыть пыль?- весело проговорила Анила, удаляясь от меня.

Обернувшись, я провёл её взглядом, одновременно уловив действия других анге-лов. Илил, взяв под уздцы трёх жеребцов, повела их к другому краю берега зашедше-го далеко на пляж, поросшего густой и сочной травой. Атан выбрав пологое место по-чти у самого холма, разложила небольшой круглый коврик. Подошедшая к ней Анила присела рядом. Из кожаного ранца снятого с серого жеребца, она начала доставать завёрнутые в ткань припасы и коричневые тютюки, предназначавшиеся для хранения жидкости. Поняв, что им совершенно не нужна моя помощь и перестав думать, о часах, я отошёл несколько метров от берега. Сделав поворот тела к воде, стал раздеваться, погружаясь мыслями в предстоящее веселье. Начал с футболки. Как говорится лёгким движением рук, без какого либо мошенничества, хлопковая ткань салатного цвета, опустилась рядом со мной. Кроссовки. Опять незатейливое движение руки и расшнуровка произошла успешно. Чёрная кожаная пара фирмы «Bona» припарковалась с акуратно сложенной футболкой. Немного поразмыслив от чего сперва отделаться, от носков или джинс, решил с носков. Балансируя на одной ноге держа уже первый снятый носок, а другой, пытаясь стянуть второй, понял, что со стороны выгляжу очень глупо.

«- Как бы ты не свалился, циркач!»- ворвался внутренний голос.

Что – то уж частенько, оно, второе «я», начало проявлять себя. Почему? Может пото-му, что я переместился!?

Наконец победив второй носок, я с наслаждением всунул его в кроссовок, выпря-мился и принялся за штаны. Расстегнув ремень, полез к ширинке, одновременно улавливая ушами некое движение за спиной, сопровождаемое весёлым настроением приближавшихся. Сделав морду кирпичом обернулся и… застыл. Пока я был погружён в свои процедуры раздевания, девушки закончив свои дела, решили, как и я искупаться. Но не их желание заставило меня застопориться, забыв о дыхании, другое. Они, все три ангела приближались ко мне совершенно голые, в чём мать родила. Явно не стесняясь меня, они пробежали мимо и с разбега плюхнулись в озеро. Я так и остался стоять с расстёгнутыми штанами. Мама дорогая, что это было?

Вдох… Выдох…

«- Ну что, так и будешь стоять балбес?»

А я тебя и не спрашивал, и лучше заткнись!

Вдох… Выдох…

- Андрей! Ты же хотел покупаться!- радостно прокричала Анила.

Я осторожно повернулся, боясь произвести лишнее телодвижение и как бык на красную тряпку, уставился на них. «Хотел!»

- Стоп! Спокойно, Андрей, спокойно. Выдохнул, а теперь вдохнул,- пробормотал я сам себе.

Прихожу в сознание и обращаю внимание на Анилу. Полуоткрытые губы, растяну-тые в улыбке, нежное лицо и смуглое тело со всеми его женскими прелестями бле-стевшие под заходящими солнечными лучами в искрах разбрызгивающихся капель. Вот зараза и «Амур» тут как тут нарисовался, принуждая меня почувствовать вновь накатившее чувство. Дикая смесь нежности, любви, заботы, счастья и желания опять прикоснуться к ней, перемешались между собой. Разум отшибло напрочь. Почти не соображая, где и с кем нахожусь, задыхаясь, сбрасываю джинсы и пытаюсь сделать шаг вперёд.

«- А трусили?»- засарказничал внутренний голос.

Видимо не выдержав моего стопора и раскрывшегося рта, Атан сначала встав во весь рост, тем самым оставаясь по колено в воде, складывается пополам и оглашает воздух мелодичным смехом. Исполнение данной партитуры, только если б это звучало мужским голосом, заставило бы всех окрестных кобылиц заинтересованно задвигать ушами и быстро мчаться в конюшню наводить красоту.

Никогда бы не подумал, что можно так стремительно краснеть, что я сейчас и де-лал. Если бы проводился чемпионат мира по этому виду спорта, первый приз точно взял бы я.

- Что так и будешь стоять?- выкрикнула Анила, вынырнув из воды.- Очень скоро зайдёт солнце, и вода станет не такой тёплой как сейчас!

Наконец меня разблокировало, и я присоединился к ним, ощущая огромное облег-чение от постепенного погружения моего тела в озеро.

……….

Приняв совместные водные процедуры, мы поужинали и, умостившись на небольших подстилках из шерсти положенных прямо на песок, приготовились ко сну. То, что являлось привычным для них, для меня оказалось не совсем удобным. Под последний отблеск заката, лёжа на спине и подмяв руки под голову, я уставился в непроницаемую черноту их неба. Лёжа я думал о двух вещах: о своём диване сильно отличавшийся мягкой поверхностью от утрамбованного песка и подстилки, и о сиянии ночи. Первое сразу же отошло в сторону, предоставляя место второму. Что это такое? Это как северное сияние, тогда где же оно? Вокруг меня только темень, здесь и холмы не нужны чтоб нас прятать. Сколько загадок, тайн и непонятных слов окружают меня в их мире. Наверное, понадобиться целая вечность, чтоб обо всём узнать и разгадать, но, к сожалению, у меня осталось уже шестьдесят три дня. Внезапно небо еле всполохнуло, с каждым последующим моментом загораясь всё сильнее. От верхушек холмов близнецов, за которыми мы пристроились, медленно и очень лениво стали сползать появившиеся тени. Я приподнялся и опёрся на пятую точку, не сводя взгляд с засветившегося неба, стал ожидать манны небесной. Чудо произошло, не заставив меня долго ждать. По небу прокатилась ярко зелёная волна, вслед за ней жемчужная и когда оба света соприкоснулись, всё пространство загорелось бирюзовым цветом. Сочетание двух соцветий давало невероятно красивую картинку. Северные части России с их белыми ночами, стыдливо прятались бы в закоулках городов.

«- Обалдеть, вот это иллюминация!»- заговорил всё тот же внутренний голос.

Его восторг я пропустил мимо ушей, наблюдая за восхождением небесных тел разме-ром чуть меньше нашей луны.

- Ты тоже не спишь,- послышался шёпот Анилы.

Я отреагировал на голос. Её зелёные глаза в свете бирюзы, стали ещё притягиваю-щими. Как я не пытался бороться со своими чувствами, постоянно отвлекавшие меня, её гипнотическая красота всегда, надо мной одерживала вверх. И этот вечер, не стал исключением. Путаясь в мыслях, я промямлил первое, что пришло в голову: - Как у вас красиво!

Она тихонько приподнялась, захватив с собой подстилку, подошла ко мне. – Ты не против?- спросила она, жестом руки показывая на свободное место рядом со мной.

«Что она ожидала? Скажу, нет».

«- Ага, смотрика, скажешь ты. Лучше подбери слюни и не заставляй даму ждать!»

Как же ты мне дорог!- проговорил я про себя, пытаясь заткнуть то, что сидит внутри меня.

- К – конечно нет.

И вот мы сидим друг возле друга, пялясь на луны. Ну, со мной всё понятно, а чего она молчит? Как – то неловко получается.

«- Правильно мыслишь чувак!»

Ты можешь помолчать хоть на минутку,- разозлился я.

- Красивые у вас луны,- еле выдавил из себя.

Она хихикнула: - Это у вас Луна, а у нас Тая и Тор.

Я прокашлялся. Конечно, а как же иначе, я ведь… - Анила, ты же говорила что Земля это параллельность вашего мира. Вот только у нас один спутник планеты, а у вас, по-чему – то два.

- Согласна, но параллельность, это же не идентичность.

- То же верно,- угрюмо согласился.

Мы ещё о многом вели беседу, пока, наконец, наговорившись, легли спать.

+++++

Полдня пути, как и предсказывала Анила, прошли. Постоянно придерживаясь устья реки, мы подобрались к месту, где широкие размеры речки сузились к максимуму. Теперь от её ширины осталось всего метра полтора, а на некоторых изгибах и того меньше. Редкие растения, в основном высокая трава и камыши, росшие по её берегам, сменились густыми кустарниками и одиночными группами сосенных великанов. А ещё дальше, сосновые деревья под свой контроль взяли практически всё пространство. Узкая полоска ручейка затерялась и пропала из вида. Ещё с километр и мы уже осторожно пробирались сквозь плотно растущие сосны с острыми обломками сучьев, торчавшие во все стороны из вековых стволов. Иногда, нам приходилось протискиваться пешком, и по неопытности, я то и дело натыкался на заподлисто торчавшие остряки, дерябя одежду, а кое - где и собственную кожу. На каждый мой зацеп, Анила и не только она, болезненно реагировала. Их расстройство по поводу моей персоны, для меня являлось очередной загадкой. Ну, подумаешь царапка, я ж не сахарный, не растаю. Продолжаем диверсионный путь, вторгаясь, метр за метром во владения водяного – вампироида. Лес понемногу начал рассасываться, наконец, давая возможность солнцу пробиваться сквозь крону. В дальнейшем путешествии, чем сосны разжижались, тем сильнее почва под ногами приобретала неустойчивую мягкость. Это я усёк по глубоким следам от копыт. И вот мы добрались до места, где появилась поляна с густой, на вид высохшей травой жёлтого цвета, с разбросанными повсюду водяными лужами, и впереди одиноко торчавшего сосняка разброшенного на десятки километров.

- Здесь мы остановимся на ночлег,- скомандовала Анила, спрыгивая со спины Вихря.- Остальной наш путь, только пешком.

Последовав примеру Анилы, я то же слез. Теперь, когда приземлился на ноги, от-вратительная мягкость почвы для меня стало явью. Неприятная дрожь прокатилась по телу, а мозг вышиб из себя некоторые кадры из кинофильмов про гибель отрешенцев, решивших поиграть с собственной судьбой в непроходимых болотах. Не знаю для чего, я медленно, как пингвин, зажавший между ног всученное ему яйцо пингвиншей, погрёб за пределы поляны. И что? Как только вступил на сухую траву, под ногами что – то забулькало, и я влез в невидимую жижу, аж по самые щиколотки. Не прошло и полсекунды, как я снова очутился за границей высохшей травы.

- Андрей!

Я обернулся и сразу напоролся на все три взгляда окруживших меня ангелов.

- Что? – спросив, уставился на них.- Вы что, привидения увидели?

- Сними верхнюю часть одежды. Атан, принеси флакон с жизненной мазью.

- Для чего она тебе?

Их строй дрогнул, Атан пошла к жеребцам, а Анила приблизилась ко мне, протянув руку. Покорно снял то, что от меня потребовали, оставаясь с голым торсом и с выпу-ченными глазами. В тот же миг подтянулась и Илил.

- Нужно избавиться от крови,- попросила Анила, отдавая ей мою вещь.

Та в ответ махнула головой.

- Вот!- проговорила Атан, держа в руке стеклянный флакончик с жёлтой вязкостью, похожей на только что выкачанный мёд.

Поблагодарив её, моё прекрасное создание, раскрыв флакон, приблизилось вплотную. Бегло осмотрев представленное мною тело, она принялась за процедуры, как потом выяснилось, фантастическим заживлением моих ран. От каждого прикосновения её руки с этакой «супер мазью» к моим царапкам, повреждённое место пекло, как от горчичников, но эффект был ошеломляющим. Раны любых порезов за минуту заживлялись и стягивались, оставляя лишь розовые пятнышка.

- Вот это чудеса!- искренне выпалил я, не веря своим, чёрт побери, собственным гла-зам.- Ваши чудеса к нам бы на Землю.

Она улыбнулась.- Не всё, что есть у нас, будет помогать вам у вас.

- Но всё же, стоит попробовать,- попытался возразить я. – И, кстати, раны то, совсем и не раны. Зачем на них переводить такое чудо?

- Ты забыл, куда мы пришли?

- На болото…

- Да, и нам совершенно незачем с первых шагов выдавать себя.

- Не - понял,- протянул я, пытаясь уловить, к чему она клонит.

- Грюг в момент учует даже пол капли крови появившейся у него на болоте, даже на далёком расстоянии от себя. А нам пройти, хотя б половину пути без приключений.

Ясно!

- Ясно, то ясно. А ты не исключаешь такого варианта: если будем тихо идти, может то-гда, мы с ним вообще не встретимся. А!

Она снова улыбнулась, но эта улыбка была грустной: - Тихо не получится, и просто так из болот никто не выходил. Хотя встреча с Грюгом, это большая редкость, в основ-ном его работу делают Вепсы. Но если выстроить правильную линию обороны и отыскать кратчайший путь, шансы на успех, велики. Вепсы нападают большим количеством, всегда придерживаясь животного инстинкта, но они тупы и неорганизованные. Дав им достойный отпор, у них быстро пропадёт интерес к жертве, а вот с кратчайшим путём немного посложнее.

- Почему,- заинтересовался я, не понимая некоторых аспектов.- Насколько я представляю себе, ты тут была уже не один раз!

- Грюг будет не Грюг, чтоб просто так выпустить кого - либо из своих владений. Он пе-риодически меняет структуру болот, затапливая трясинами или же высушивая тот или иной участок. Поэтому они и считаются дрейфующими болотами.

- И… Зачем… Мы… Сюда попёрлись?

- Я же говорила, нужно укрыться от заплета Гамирафтов и таких мест как эти болота, блокирующие силу магов, не так уж и много. Каждая из воительниц попавшая в мис-сию сопровождения, имея редкий случай скрыться от преследования магии, всегда воспользуется им. Всё, теперь ты в порядке. Нужно хорошо отдохнуть и поесть.

«- Братан, ты в порядке? А вот я нет»- простонал внутренний голос. «Давайка шу-руй, поешь и найди хоть что нибудь, чтоб защитить нас!»

Что ты можешь предложить? Поверить не могу, я разговариваю сам с собой!

«- Придурок не сам с собой, а со мной, а на счёт чего нибудь, оглянись вокруг. Что видим… А видим мы торчащие сучки, вот и отломай один из них и сделай себе дубин-ку».

Тут ты конечно прав, надо подумать и об оружии.

Не став откладывать в долгий ящик, я оглядел поляну, выискивая подходящий ствол и то, что вокруг него валяется. Выбор оказался невелик, но кое - что приглядел. Прошагав метров двадцать, проходя мимо суетившихся ангелов, добрался до искомой точки и задумался, бестолково таращась на крупнокалиберные сучья. Без ножовки тут делать нечего. Перевёл взгляд на траву возле ствола. Подобрав несколько веток, повертел их в руках и выкинул. С ними только в песочнице колупаться.

- Ты что – то ищешь?- прозвучал со спины вопрос.

- Ищу… И тут меня осенило! Они же воительницы, значит, у них должно быть оружие, но какое? Даже намёков на него я не видел. Обернулся с вопросом в лоб.- Анила, а как мы все собираемся, вернее, чем будем отбиваться от… Ладно, неважно именно от кого. Главное чем?

- Для случая вроде нашего, против нечисти связанной с колдовством магии, у нас имеются шпеннгеры и боевые бумеранги, для остальных, лучи Азириса.

Мои глаза поползли вверх, отрицательно посматривая на суки, торчавшие над моей головой. Из всего перечисленного ею, имел представление только о бумеранге и то, о простом, типа пляжного. Не имея склонности к изучению и коллекционированию всякого рода оружия, странные названия заинтересовали моё воображения и желание ознакомиться с ним. И немедленно!

- Я бы хотел на них взглянуть.

- Пошли, - прозвучало короткое слово и выбранное направление к жеребцам.

Притормозив около Вихря поддёргивающего ушами, Анила обошла его с другой стороны и открыла кожаный ранец. Я последовал за ней, пристроившись сзади. Пер-вое что она достала, оружие похожее на арбалет.

- Это арбалет?

- Усовершенствованный вид,- ответив, она протянула его мне.

Представление об арбалете я, конечно же, имел, но то, что я видел, было громозд-ким и со стрелой. А этот максимум сантиметров тридцать пять в ширину и в длину и к тому же без приклада. Повнимательнее присмотревшись, нашёл некие общие сход-ства, например: ложе с пазом для болтов и спусковым механизмом, металлические плечи, рукоять и натяжное устройство. А теперь различие, предохранитель, широкое «дуло» для четырёх наконечников, наконечников, но не стрел и это меня больше все-го удивило. Перевернув на бок, засёк ещё одно различие, спусковой механизм, а по-просту курок, не один, а четыре размещённые параллельно друг к другу, так, что при стрельбе палец между ними не запутается.

- А это боевой бумеранг из Мерзеанской стали.

Ещё одно оружие, мне было торжественно вручено. Вернув арбалет, аккуратно взял боевой бумеранг. Голубая сталь блеснула на солнце, ослепляя солнечными зайчиками глаза. Защитная реакция и я уже в тени, продолжаю рассматривать грозное оружие. Семи миллиметровая сталь с конусным распределением тяжести и с заточкой под один угол, довольно убедительный аргумент для защиты собственной персоны, только с одним «НО». Без особой подготовки по его метанию, после обратки можно потерять свою драгоценную часть тела. К этому виду оружия, мой интерес сразу же пропал, хотя, я снова посмотрел на сучья отдалённого дерева. Сейчас он наверняка сможет пригодиться в качестве топора, для выстругивания какой нибудь дубинки. Так, вернёмся немного назад, нужны некоторые пояснения.

- Анила, ты говорила, что шпе… Короче арбалет и бумеранг, предназначаются только для нечисти!

- Это основное применение против колдовства, потому что оно более эффективно, но это оружие можно применять против любого противника, как и лучи Азириса.

- Вот теперь я точно запутался. Блин, в чём же различие?

Она терпеливо стала объяснять.- Наконечники шпеннгера, заточенное лезвие бое-вого бумеранга покрыты испарением серебра и иноаином (вытяжкой паров из этой же стали). Попадания наконечника в любую часть тела нечисти, отравляет и убивает её. На магов и Туров покрытие не действует, поэтому нужно стараться попасть в сердце или в голову, или же бить до тех пор, пока они не получат смертельные раны и не истекут кровью. Что же касается луча Азириса, в первом случае нечисти нужно отсечь голову или же расчленить персонально на мелкие части, но на это, конечно же, времени не будет. Они поодиночке не нападают.

- Если я правильно понял. Ну, например, взять Грюга. Отрезав ему все ноги и руки, он, что будет жив?- задал вопрос, включая свои соображения.

- Не только жив, он и все остальные будут изворачиваться, пытаясь укусить тебя, чтоб выпить твою кровь или высосать жизненную энергию, или… В общем если не добь-ёшь, через время его конечности отрастут.

И снова мама дорогая! Дубинкой не отделаешься. Слышь, ты! Где ты там. Чего молчишь? Где твои рациональные предложения «второй».

«- Почему «второй», не понял? Это оскорбление! Я буду жаловаться!»

Заткнись и слушай, я не знаю по какой причине, ты влез в мою голову, но раз я это я, а ты второстепенная инфузория от которой я пока сейчас не могу отделаться, будешь «второй». Усёк! Слышал разговор, нус излагай свои пропозиции.

«- Не знаю».

То - тоже! Сейчас ознакомимся с ещё одним видом оружия, и будем решать, что де-лать дальше.

- Анила, а лучи Азириса, что это такое?

Упаковав обратно в ранец арбалет и бумеранг, она вытащила из того же ранца, чёрную рукоять длиной в двадцать сантиметров.

- И это всё?- моему удивлению не было границ.- И что, вот это вот, может…

Ещё не договорив до конца предложение, с рукоятью что – то произошло. В месте её небольшого расширения выскочил шипящий жёлтый луч. Его длина превышала больше метра, на вид, где – то метр двадцать. От такого представления я остолбенел, обалдел и замер. Я мог поверить во всё что угодно, но оружие со «Звёздных Воин», это уж слишком!

«- И чему удивляемся?»- съехидничал «второй». «- Чего так стопорнуло, надеюсь, ты не забыл, что мы оба находимся в Фигляндии, а в этом загадочном измерении произойти, может фиг знает что!»

Не забыл, но и привыкнуть не могу.

- Анила, Андрей! У нас всё готово!- послышался голос Атан, приглашавший к трапезни.

Луч, так же быстро исчез в рукоять, как и появился.

- Хороший фокус покус, наставляющий! Вот только одна беда,- буркнул я, пристраиваясь вслед за девушкой.

Характер проговорённого мною предложения, имевший некий обидчивый смысл, не был незамеченн: – Тебя что – то расстроило? Или может наше оружие, не понрави-лись?

- Понравились. Все хороши, в особенности последняя штуковина.

Мы уже подошли к импровизированному столу и даже сели рядом, но наш разго-вор сам собой не прекратился.- А вам никогда не приходило в голову, что попадан-цев…

Все, троя, переглянулись.

- Пардон, бездушным вроде меня, одной вашей защиты, будет маловато!

«- Давай дорогой, расшевели их красивые головки!»

Не влезай!

- К чему клоню,- продолжил я. - В общем, вы то с оружием, а я бес. С нечестью и со всей остальной братвой, спасибо, коротко ознакомлен,- выставляю вперёд кулаки, и смотрю на них.- Что вот этим, сделаешь нечисти?

Наконец, моё негодование было расшифровано.

Молчаливые, и отчасти задумчивые лица, постепенно начали приобретать краснова-тый цвет. – Андрей,- первой заговорила Атан.- В моей, нет, не так. В нашей практике это, это первый случай, первый разговор человека об оружии.

Понял, не дурак. Вижу что перегнул. Осматриваюсь, делаю вид невинной овечки и припадаю к куску закопчённого мяса. Ещё раз осматриваюсь. Улавливаю, не помогло.

По-моему не сработало, как ты думаешь «второй»?

«- Походу даже перебор получился».

Ну, надо же хоть как то исправить моё положение, и предлагаю… Бешено стал про-кручивать потерявшуюся фразу. Вот вспомнил!

- Анила, помимо наконечников что в арбалете, ещё имеются?

- Конечно!

- Несколько штук принесёшь?- спонтанно заскочила мысль.- И, прихвати бумеранг.

- Хорошо!- ответила она, совершенно не скрывая своей растерянности.

- Так,- я поднялся на ноги и упёрся взглядом на первое, попавшееся мне дерево. По-везло, сразу заметил несколько добротных веток с редкой хвоей. То, что надо. Ещё не высохли, но уже не первой свежести. Дождавшись Анилу, взял бумеранг и побрёл к сосне. Несколько минут возни и я уже выше на четыре метра уровня земли. Вытащив из зажатого рта увесистый бумеранг, вложил аккуратно в ладонь. Резкий взмах, ещё один, и ветки с лёгким шумом спикировали. Всё то же самое, только вниз и я на зем-ле. Кинув косячок, усёк. Все три пары глаз, не моргая, были направлены в мою сторо-ну.

- Что ты делаешь?- не выдержала Илил.

- Пытаюсь соорудить себе оружие.

«- Да ладно!»- удивился «второй».

Не обращая уже ни на кого внимание, продолжил заниматься своей затеей. Выбрав среднюю толщину ветки, раздвинул между собой указательный палец и большой. Приложил полученное расстояние к ветке, составляющее примерно двадцать санти-метров, и добавил ещё половину расстояния. Тридцать сантиметров, годится. Полу-ченную чистоту размера отчеркнул срезом стали и обрубил. Со второй веткой сделал то же самое. Готово. Дальше взял наконечник и остриём в сердцевине среза проделал небольшую дырочку, перевернул наконечник, и выпуклостью с пазом для тетивы, с трудом всунул в узкое отверстие. Сразу же решил убедиться, что наконечник в ветке сидит плотно. Плотно, но желательно плотнее бы. Катастрофа, подручный материал исчерпан.

«- Что мастерильщик, приплыли?»

Ещё нет, наконечник с древком хорошо связать бы. Вот только чем?

«- Расщедрись на шнурки или оторви кусок ткани от футболки. Она ведь у тебя и так вся покоцанная».

Это на крайний случай, нужно что – то по жёще. Мои глаза, выискивавшие это что – то, случайно наткнулись на мирно пасшихся жеребцов, стоявших немного в стороне от нас.

« - Не могу поверить! Я в этом не учувствую!»

Везёт тебе хмырь.

Прокашлявшись, собрался духом: – Анила, мне бы штуки четыре конского волоса.

« - Поздравляю. Походу нам к храму уже не нужно. Ты остался без души, а щаз останешься и без яиц!»

… Всё обошлось…

В итоге, получив конский волос, я перемотал место соединения древка и наконеч-ника, полностью убедившись в их прочности. Если пропустить некоторые неловкие моменты по поводу не хватавших запчастей, то моё изобретение всем понравилось. Оценив моё, личное оружие под названием «колоток», и получив с их стороны одоб-рительные лайки, поглощение съестных припасов, продолжилось. Наевшись до отва-ла, и случайно вспомнив про завалявшуюся пачку сигарет в кармане, мне, под конец четвёртого дня, страшно захотелось покурить. Поблагодарив ангелов за вкусную еду, я ушёл в сторону и уединился на выпуклом пригорке, граничащий между поляной и тем, что находилось впереди, за ней.

Я взглянул на серое небо, ожидая в скором времени появление Таи и Тора. С пред-вкушением моей встречи с этой красивой парой, полез в карман и вытащил смятую пачку «Прилук» и подаренную мне на день рожденья Лёнькой зажигалку. Ту самую зажигалку, которую, успел всунуть в карман, прежде чем меня так нагло пригвоздила та потерянная. Открыв пачку, достал последнюю помятую сигарету. Посмотрев на неё, желание закурить, почему то исчезло. Проворачивая её между пальцами, всё - таки решился подкурить. Не выбрасывать же её! Подкурил и затянулся, выпуская кольцами белый дымок.

«- Ну что приторчал, доволен торчок?»

Ну и язва же ты «второй»! Желание исполнено, а вот эффекта не получил. Даже наоборот, как – то непривычно и противно.

«- Вот так и бросишь курить».

Ещё одна затяжка. Горло запершило, но зараза, соску то не выбросил. Ещё и эта пачка в руках. Куда её деть?

«- Чё ломаешься как девка, запульни её и все дела. Раньше ты ведь так и делал».

Не преувеличивай хамло.

Выдрав кусок травы рядом с собой, положил пачку и подпалил. Потом взял зажи-галку и вспомнил о приколе. Нажав на малепусинькую кнопочку встроенную внизу, около отверстия для заправки, бесшумно выскочило алюминиевое лезвие длинною в пять сантиметров. Я улыбнулся, затянувшись ещё разок, подумал. «Бестолковая иг-рушка».

Внезапно моё уединение, прервал женский голос прозвучавший рядом со мной.

- Извини, не заметил. Задумался, вспоминая прошлое,- проговорил я, смотря на кра-соту её больших, зелёных глаз.

- Это наркотик?! Ты употребляешь наркотики?- лился взволнованный голос.

Я растерялся, сравнивая себя с курящим малолеткой - дрыщом, пойманного на пе-ремене учителем.

«- Опана, получил под дыхало!»

Какая ж ты всё - таки злорадная скотина. Сидишь во мне и строишь козни.

«- Сударь, замете, не я курю, а ты, и травишь никотином не только себя, но и меня. Совести у тебя нет».

Что – то ты разошёлся «второй». Мы - то сейчас отмажемся, а ты заткнулся бы, пока я не вышел из себя. Дождёшься, доиграешься!

«- У тебя уже мания величия себя во множественном числе называть! Лучше при-нимайся за отмазки, человек то ждёт».

- Анила это сигарета, это не наркотик, ну, во всяком случае, не в масштабных мерках.

«- Что ж ты заливаешь гад. Вспомни, о чём Минздрав предупреждает».

- В общем, всё равно это нехорошо, поэтому эта сигарета выкурена в последний раз.

Убедив всех, себя, её и «второго», как и в прошлую ночь, мы остались с ней вдвоём дожидаться появления небесных тел.

+++++

Позади, ещё остались два дня. Передвижение по вязкой субстанции, переплетён-ной густой травой, тиной и цепляющимися обрубками корней некогда бывших кустов и деревьев болотного мира, оказалось трудным и выматывающим процессом. На не-которых участках почва вообще исчезала из-под ног. И лишь местами растения, не имеющие корневищ, сбивались в масштабные кучки, образуя плотный ковёр, способ-ный выдержать значительный вес. Человеческий, но не лошадиный. В таких местах, жеребцы буквально проваливались в булькающую и вонючую жижу, издававшую стон от выскакивания болотного газа. После очередного удачного вытаскивания того или иного жеребца, глядя на скудные клочки суши разбросанные там и сям среди затерявшегося пространства, на меня иногда нападало гнетущее, давящее депрессивное настроение, а тело, набухшее от переизбытка омерзительной влажности, в этот момент вставало на дыбы. Чем дальше мы пробирались, тем чаще в падинах появлялось липкое скучивание тумана, пытавшегося выбраться с собственных ловушек.

Благодаря Аниле, мы уворачивались от топей, то есть от обманчивых водоёмов за-росших ярко – зелёной травой и «окон»- участков воды середин сплавин топей.

Передвигаясь цепочкой, обходя данные участки, придерживались стволов деревь-ев, кустарников и кочек. Шли нога в ногу за идущим впереди нас, сохраняя расстояние между собой. Знание болот и хорошая ориентация проводника в замкнутой местности, каким для моего понимания являлись эти болота, позволило нам пройти больше половины пути практически без эксцессов и выйти на большой участок суши. Это уже был третий день блуждания по болотам и седьмой по календарю моего прибывания.

« Наконец земля»- подумал я, пытаясь осмотреться. Мы взобрались на небольшую возвышенность являвшейся редкой достопримечательностью для здешних мест. Не-выносимая усталость огромным грузом навалилась на всех. Измотанные кони, встав на твёрдую поверхность, задёргали ушами и головами. Выражая свой протест, они то и дело упирались копытами в землю, показывая своё нежелание на продолжение по-хода. Я и сам уже еле волочил ноги. Уловив момент паузы, вскарабкался ещё выше и приземлился на корявый пень. Почувствовав долгожданную опору, тело заныло, а ноги в самом прямом смысле, отказались от своего существования.

«- Хорошенький марш бросок»- заныл «второй».

Только не начинай, и так тошно.

- Анила,- послышался голос Атан.- Они дальше не пойдут!

Пока продолжалась возня между выбором идти, или нет, я полез к разбухшим кроссовкам, и еле стянул их. Размяв такие же разбухшие пальцы, стянул носки и вы-жал чёрную жижу.

…- Я этого места не помню,- донёсся отрывок речи, принадлежавший Аниле.

Не заморачиваясь о том, куда мы попали и, не понимая нарастающей тревоги в её голосе, я радовался короткому моменту передышки, продолжая начатый осмотр местности. Внизу собралась некая серость от дрейфующего тумана, переплетённая, изуродованная скорчившимися, переломанными и перегнутыми деревьями и тем, что от них осталось. Оголённая почва без единой травинки, с разложившимися пнями и обрубками гнилых стволов, с кочками похожих на созревшие гнойники, пролегала под скрюченными аркадами и столбами непонятных стволов. Одев на ноги кроссовки, я изучил возвышенность. Практически та же самая картина, только здесь было гораздо просторней и не было червячных нитей тумана. Ещё раз, посмотрев в сторону ангелов, я одновременно понял и почувствовал; что передышка всё – таки состоится и, что я аж до коликов захотел пописать. Чёрт, здесь пристроится негде, придётся спуститься! Зажав зубы, и аккуратно процеживая воздух, спустился вниз. Произвёл небольшой манёвр между двух стволов и припарковался к скрюченному дереву, потерявшее ещё лет десять назад свою крону. Фух, успел!

Застёгивая ширинку, я услышал лёгкий треск. Молниеносно доделав дело, сделал шаг в сторону и наткнулся на группу кустарников. Обхожу их по краю. Полное отсут-ствие подлеска, разрозненные стволы деревьев изуродованы наплывами и корявыми ветками. Всё выглядело, прямо как в зловещей сказке с нагнетающим запахом опасности. Пора убираться. Снова отдалённый треск. Я затих. Глазами стал всматриваться в размывчивое расстояние впереди меня, замершее в переплетении ползущего тумана. Попытка сделать шаг назад, снова треск и… Сначала пара синих огоньков прорвалась сквозь пелену, потом ещё одна. Шорох с лева, ещё несколько пар. Хруст справа, столько же.

По голове будто бы ударило. Я стал как вкопанный, пытаясь успокоить дыхание. Глюки. Закрыл глаза. Это галлюцинация и всему этому существует объяснение - пары болотного газа, что вдыхал больше двух дней.

«- Какие глюки! Открой глаза»- истерически заверещал «второй».

Сейчас немного подожду, и всё пройдёт.

«- Они приближаются! Мама спаси меня!»

Психованная истеричка, маму не тронь!

«- Давай валить отсюда пока ещё не поздно. Валить и кричать на помощь, раз в твоих штанах возникла проблема».

Не ори, открою глаза и, и вообще, почему я тебе должен что – то разъяснять, выслу-шивать твои голимые указки! Это ты моя шиза, а не наоборот. Нет, всё зашло уж слишком далеко: сам с собой ругаюсь, с этим надо кончать, так недолго и в психушку залететь!

«- На минуточку, ты здесь хоть одну больничку встретил? Ладно, не психуй. Просто открой глаза и собери все своё бойцовское умение. Щаз как раз оно кстати!»

Интересно: этот «второй» - это же я сам! Может, действительно я так сам себя успо-каиваю, или по-разному оцениваю ситуацию и различные варианты действия? Ведь он всегда проявляется, когда я не в своей тарелке. Наверное, никакая это не шиза, а ответ моей головки на стрессовую ситуацию. Чёрт с ним, пускай пока сидит во мне, ведь психоаналитика здесь отыскать сложно. Ха, просто невозможно!

Я открыл глаза. Нечеловеческая… нет, неправильно: в моём арсенале нет таких слов, чтоб выразить, что я увидел, и какое это произвело впечатление. Ошеломлён-ный, я рассматривал приближающуюся ко мне нечисть. Именно нечисть, потому что никакое другое слово не могло выразить более точно и ясно его суть. Существа с че-ловеческий рост имевшие три пары конечностей с острыми, длинными раздвоенными копытами, приближались кто, как. Кто шёл на нижних конечностях выставляя вперёд среднюю и верхнюю пару, кто шагал на нижних и средних, расставив как скорпион верхние, а кто вообще грёб на всех трёх. От головы до ног, включая и саму голову, они были покрыты серо – зелёной шерстью, идентичной с болотной тиной. Выдвинутая челюсть с двумя мощными резцами, под пылающие синим, глаза, периодически сжималась, с треском разрезая воздух.

Времени на оценку обстановки уже не было, уж сильно долго я разбирался сам с собой. Выход и преимущества? Внезапность. Атаковать первым и стараться не дать себя окружить. Внезапность не катит, у них я давно уже на прицеле. Атаковать! Нет, сначала нужно убраться с неудобной для меня позиции. Отскакиваю подальше от ку-стов ближе к скрюченному дереву. Как раз вовремя. Первая пара уже передо мной. В руках чувствую колотки вытащенные из – за пояса. Вепс, а кто как не он, с размахом правой верхней конечностью в долю секунды представился рядом. Нырок под его за-мах, но так, чтоб не напороться на среднюю пару, и колоток всаживаю ему в грудак. Предсмертный, удивлённый рык окатывает пространство громче любого рупора. Не вынимая оружия и не отпуская руку, делаю пол шага навстречу другому. Вынос левой руки и колоток с лёгкостью входит в шею второму товарищу. Бросок взгляда на право, быстро приближаются, но время ещё есть. Влево. Опять вовремя. Вот он красавчик, решил укусить снизу. Шаг назад, перенос тела. Освобождённые колотки направляю в предшейные позвонки Вепсу, захотевший воспользоваться позой скорпиона. Тяжело, но вошли. Снова оглушающий, только не рык, а конкретный рёв. Пытаюсь без промедления вытащить из поражённого тела врага своё оружие, одновременно улавливая ушами движение вокруг себя. Дьявол! Как же они быстры. Один колоток уже в руке, а вот со вторым проблематос. Добавляю усилие. Чёрт! Не получается. Видать зацепил кость. Повторяющийся рывок и древо без наконечника нарисовалось перед глазами. Толчок со спины сопровождающийся жуткой болью, отталкивает меня в сторону. По инерции вскакиваю и делаю ноги к двум стволам. На месте, но, к сожалению не только я. Появившийся Вепс, став во весь рост, решил меня, на моё прощанье с жизнью, обнять верхними и средними конечностями. Его шаг вперёд, моё приседание, итог: он всё же обнял, но не меня, а ствол. Я под ним прижатый его телом. Реакция не подвела, колоток в его кишках. Вылазию из под раздвинутых нижних конечностей, прямиком к собственной смерти. Оставшаяся парочка тук как тут. Не долго я здесь погостил, обидно получается, есть желание побороться, но нет возможности это сделать. Рукопашные приёмчики, против этих…

Моё предсмертное причитание было нарушено глухими свистами ударной волны арбалетов, свалившихся тел нечисти, и кричащего, почти срывающегося голоса Анилы.

- Андрей!!!

- Вовремя, а то я боялся, что попортят мою шкурку, уж больно эти ребята были агрес-сивно настроены.

Её растерянный и беспокойный взгляд, обшаривал меня с ног до головы. Всем сво-им видом, она старалась не показать этого, но разве сердце можно обмануть.

- Всё нормально, видишь, ребята отдыхают, я живой,- попытался сгладить обстановку.

- Нормально! Ты считаешь вот всё это нормальным!- её голос начал менять окраску, повышая интонацию.- Если б не услышали рёв Вепсов,- сбавила тон,- я бы с тобой, уже не разговаривала.

- За последних спасибо, выручили…

- Ты меня слышишь? Ты почему ушёл, не предупредив нас,- её тон стал ещё мягче.- По крайней мере, меня.

Понимая тупиковый конец нашего диалога и до сих пор стоя на коленях как у алта-ря, встал на ноги. Спину обдало горячим кипятком, но колоток нужно отобрать у пар-ня. Он так плохо себя вёл! Сделал поворот и затормозил. Чёрт, как же всё - таки боль-но.


Выбор страницы:


Сергей Александрович Есенин:
21.09.1895-28.12.1925
03.10.1895-28.12.1925-н.с.

Русский поэт, представитель новокрестьянской поэзии и лирики, а в более позднем периоде творчества — и имажинизма.



Наши партнеры:

Сфера-Саратов СГУ

Классный сайт!

Расскажи о своем родственнике

Стихи и проза

Инновации Технологии Машиностроение

Создание сайтов


Как опубликовать свои стихи? Как опубликовать свою прозу?
Cтихи, проза, поэзия, детские стихи и проза, лирика, публицистика, сценарии, большие произведения, юмор, переводы, философия, психология, история


© 2013 , Литературный интернет журнал "Начинающий писатель", All Rights Reserved
Besucherzahler rusian brides
??????? ?????????
??????? ?????? ???????? Рейтинг@Mail.ru ....