Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель"
Официальное издание для авторов
Сегодня:19.11.19 Вход для писателей
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 55871 от 30.10.2013
Хорошее и плохое о нашем журнале


С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ,
НАШИ АВТОРЫ!

Главный редактор: Королев Андрей Альбертович
Email: sgu64@mail.ru; г. Саратов, ул. Московская, д.117б, оф.71

"Пусть будет все! Но пусть чего-то не хватает!", Жванецкий Михаил
Александр Александрович Блок:
16.11.1880-07.08.1921
28.11.1880-07.08.1921-н.с.

Русский поэт, классик русской литературы XX столетия, один из величайших поэтов России



Рецензии

Сотрудничество

Вышел 1-й номер журнала "Начинающий писатель". Тираж 100 экз. Но только 40 можно приобрести.

Сборник формата А5, содержит 287 страниц.
ISBN 978-5-9999-1795-9

Заказать сборник можно здесь
С уважением, администрация сайта.


Сотрудничество

Сотрудничество

Начинающий писатель
Стягайло Виктор
Берег
Дата рождения: 02.09.19xx, Опубликовано: 01.10.2015
Организация:

© Copyright: Стягайло Виктор, 01.10.2015
Свидетельство о публикации № 6307


1 2 3 4 5

Вернуться к списку произведений
-1-

Мокрая серая лента шоссе бежала под капот, выныривая из пелены клубящегося впереди тумана. Сырость каплями нарастала на лобовом стекле, «дворники» смахивали ее в сторону, но через несколько секунд она появлялась снова, делая расплывчатыми контуры предметов. Встречные фары выныривали из тумана как-то слишком резко, и сердце каждый раз легонько ёкало. Вроде не было никого впереди, одна только клубящаяся серая мгла, сквозь которую едва проглядывали стоящие вдоль дороги мокрые деревья угрюмого леса, и вдруг – раз! Такое ощущение, что фары летят прямо в тебя, и от них некуда деться - кругом лес, подступающий вплотную, обступающий тебя со всех сторон. Скоро придется вообще встать – подумал он. Но и встать нельзя – ещё кто-нибудь влетит в зад, ведь ни хрена же не видно. - Зря я поехал в такую погоду – размышлял Сергей – надо было Наташку слушать. Говорила она тебе: не езди, куда потащишься в такой туман. Мог бы и завтра поехать, все равно десять дней свободных впереди. Ну, так думал: развиднеется! А вот - фиг тебе. Теперь ползи, да смотри в оба : как бы куда не въехать. Или в кого.

Мысли прервало появление из тумана патрульной машины ГАИ. Она стояла на правой обочине, в этаком кармашке, образованном отступившим в этом месте от дороги лесом, и отчаянно мигала «светомузыкой» на крыше. – О, как! – подумалось Сергею, – обычно прячутся за кустами, а тут даже « мигалки» включили! Тоже, видно, боятся, чтобы кто в них не « впилился». А что? Вот за ними я и стану. Уж в них-то въезжать поостерегутся. Да и не так одиноко стоять в холодном мокром лесу. Он включил «поворотник» и, проехав мимо патрульной машины, взял вправо и остановился. Нажав кнопку аварийной сигнализации, отстегнул ремень и вылез из машины .

Туман был такой, что даже патрульный « Форд», стоящий в десяти метрах , как будто купался в молоке. На улице было на удивление тепло , все-таки сказывалось приближение лета. В этом году оно запаздывало – уже конец мая, а все - то дождь , то туман , то вообще какая-то мутная слякоть. Что поделаешь - Север! Не крайний конечно, но Новгородскую область югом – точно не назовешь. Как там у Саши Черного: « девять месяцев зима, вместо фиников – морошка…» Только родная эта зима, и морошка тоже родная. Родившийся в Ленинграде, Сергей как - то не любил жару, не привык к ней. Поэтому никогда не ездил отдыхать на «Юга», как все, а проводил отпуска в России. Не то, чтобы он был противником южных красот - нет – но от жары он как - то размякал, ему делалось дурно, и он старался при первой возможности уехать в родные широты. Коренной ленинградец, он помнил стандартное питерское лето - с почти непрерывным мелким дождиком, с восемнадцатью градусами тепла в июле, а уж если двадцать пять – жара! Тропики! Но таких дней в летнем Питере было тогда мало, и он с детства к этому привык. Потом, когда климат поменялся, он все никак не мог привыкнуть к 30-ти в тени, и поражался людям, которые все ворчали, что им не удалось «погреется». – В аду погреетесь! – ворчала соседка по даче баба Валя, таская в такие дни по два десятка ведер воды на огород и искоса поглядывая на толстых дачниц, лежавших целыми днями на расстеленных в траве одеялах. Дачницы в черных очках лениво переговаривались, лежа на берегу небольшого деревенского пруда, в середине которого бил холодный родник, и с презрением рассматривали сквозь очки на бабу Валю, которая таскала мимо них воду из этого самого пруда. - Вот старухе делать нечего – говорила самая молодая из них толстой бухгалтерше, которая читала дамский роман – уже о душе думать пора, а она, карга старая, все воду таскает! Да еще дважды в день – утром и вечером! И кому нужен этот огород? В магазине пошла, купила, чего надо. Так нет, жадность душит, она наверное скорее сдохнет, а с огорода не вылезет! Наверное потом на рынок побежит продавать, для того и старается.

Малообразованный элемент , - отвечала другая , - она кроме этого огорода , ничего, наверняка, в жизни и не видела. Такие , говорят , если огород бросят или корову свою продадут , то сразу помирают - теряют смысл существования. Так они долго обсуждали «темную» бабку Валентину , не зная , что во время войны юная Валя Никанорова была радисткой , работая в составе разведгруппы в тылу врага , а после Победы окончила сельскохозяйственную академию и почти тридцать лет трудилась главным агрономом крупнейшего в области совхоза . После выхода на пенсию, разъехавшиеся кто куда дочки стали подбрасывать маме Вале на лето, мешающих их молодым жизням, сыновей – её внуков, приезжали частенько и сами – то денег у мамы попросить, то в жилетку поплакаться. А когда младшая , Лена , развелась с мужем и уехала на заработки в Анголу , то один из внуков , Виктор , совсем поселился у бабушки . С Виктором-то и дружил с детства Сергей , родители которого тоже , как и баба Валя , жили на даче постоянно . Время было трудное и квартиру в городе приходилось сдавать , чтобы как-то свести концы с концами . Виктор с Сергеем подружились быстро : во-первых, они были одногодки , а это в детстве имеет очень большое значение . Во – вторых: у них было общее увлечение - море и все , что с ним связано . И в -третьих : других ребят их возраста на этой улице поселка просто не было. Они вместе ходили в школу , вместе читали библиотечные книжки о море и моряках, вместе мастерили лодку , на которой собирались в плавание по Волге . Правда , до великой русской реки было далековато , а по красивой речке , протекавшей через центр поселка , можно было плавать лишь от плотины электростанции до небольшого водопада – всего полтора километра , но ребят это не смущало . Темными осенними вечерами , сидя у железной печки – «буржуйки» в бабушкином сарае и строгая при свете тусклой лампы какую-нибудь очередную доску , они мечтали накопить денег , нанять грузовую машину и отвезти лодку на Ладожское озеро , оттуда проплыть через Свирь до Онеги ; а там и до Волги по каналу рукой подать. Мечты о морских просторах и приключениях возникли в головах мальчиков после длинных и увлекательных рассказов дяди Пети, мужа бабы Вали. Дядя Петя всю свою сознательную жизнь проплавал боцманом на разных торговых судах, исколесил , что называется, весь мир , несколько раз участвовал в кругосветных плаваниях на «научниках». Рассказчик он был необыкновенный. Стоило Витиной бабушке вспомнить какой-нибудь случай из своей жизни, как дядя Петя в ответ начинал : - А мы вот в этом году на «Сомове» по пути в Рио-де-Жанейро… И начнет какой-нибудь бесконечно длинный увлекательный рассказ о плавании в очередную диковинную страну… Ребята слушали его раскрыв рот , и даже бабушка , увлеченная рассказом , забывала про чайник , уже давно кипевший на плите. Это старый боцман притащил однажды мальчишкам, игравшим в саду, кипу старых журналов «Катера и Яхты» и «Моделист- конструктор». В них рассказывалось о том, как своими руками построить мореходную лодку или катер. Ребятам так понравилась идея , что они с восторгом решили претворить её в жизнь . Может, конечно, они бы «выпустили пар» и остыли, как часто поступают дети, но видно сам дядя Петя решил с помощью этих мальчиков реализовать свою давнюю мечту. Он был уже не молод, страна разваливалась на глазах, и, конечно, ни о какой работе на флоте не могло быть и речи. Кому нужен старый опытный моряк, когда пороги отделов кадров отбивали сотни молодых безработных парней . Тем более, что этим парням можно было почти не платить за работу, ссылаясь на их непрофессионализм. Их брали, как и во многих отраслях, на испытательный срок с половинчатой зарплатой. А после этого срока быстро увольняли, придравшись к какому-нибудь пустяку. И набирали новых, которых ждала та же участь. Дядя Петя учил ребят работать с деревом и металлом , шпаклевать и красить , правильно обращаться с инструментом , вязать узлы и еще множеству разных других наук , так необходимых будущим мужчинам . У них с бабой Валей не было сыновей , только дочки ,да и те- обе разведенные , и он с воодушевлением старался передать внуку и его товарищу все то , что знал сам. С поправкой на возраст, конечно. Постепенно друзья стали замечать , что дядя Петя стал выпивать . Все чаще и чаще он при- ходил вечером «под хмельком» , а иногда , встретив старых друзей , и серьезно напивался. В стране полным ходом шла «Великая бандитская революция» , и старый моряк , воспитанный на других ценностях , не мог этого спокойно видеть. - Какую страну развалили ! – стонал иногда он , обхватив руками свою большую седую голову и покачиваясь на стуле. По щеке текла скупая пьяная слеза. - Да ладно , Петечка , успокойся , - увещевала его баба Валя , поглаживая по голове ,- что мы можем сделать ! Только сердце себе рвешь. Весной дяди Пети не стало. Какая-то съеженная и жалкая шла за гробом Витина бабушка . Немногочисленные родственники и соседи шли чуть поодаль , держа дистанцию , как бы стараясь не мешать горю старой женщины . На кладбище , по обычаю , выпили водки, постояли. – Хороший мужик был , - задумчиво сказал Сережин отец , выходя за кладбищенскую ограду , та- кие видно Богу нужны… - Бабу Валю жалко , -ответила мама , -как она теперь Витьку одна тянуть будет ,- и обняла Сергея рукой за плечи , - мать-то его неизвестно где. – Да ничего, - сказал отец, - поможем, чем сможем! - Да чем ты поможешь – то, - занервничала мать, - сами сидим на бобах! Ты вон, на двух работах – и то еле концы с концами сводим. Да еще съемщики третий месяц за квартиру не платят. Нинка обещаниями кормит: через неделю, через десять дней! А откуда через неделю, если ее на работе сократили, а на новую устроиться не может! И на улицу не выгонишь – куда она пойдет с малышом – то? Родители у Сергея были верующие. Не так, чтобы очень, но посты худо – бедно соблюдали и на Пасху в церковь обязательно ходили. Сергею в церкви было скучно – слова службы на незнакомом языке он не понимал, и стоять полтора – два часа без движения уставали ноги и спина. То ли дело фильмы про ментов - ему больше всего нравились «Улицы разбитых фонарей» и «Убойная Сила». Еще можно было порыскать по видеопрокатам и среди ужастиков и страшных голых теток , найти какой-нибудь старый фильм про моряков или про войну. Но интересные , по мнению Сергея , фильмы , как правило , не интересовали владельцев прокатных киосков , т. к. не пользовались спросом у посетителей. И мальчик уходил ни с чем . Он возвращался домой , на ро- дительскую дачу и ждал , когда придет Виктор, или перелистывал зачитанные до дыр любимые журналы. По иному воспитывала внука баба Валя . Она как-то с малых лет привила своему Витеньке любовь к церковной службе и он ходил в храм с удовольствием . Усердно молился на службе , а потом , когда все уходили домой , оставался убирать алтарь , помогал пожилому отцу Феодосию собираться в дорогу – старый священник жил далеко от прихода и все необходимое для службы возил с собой в машине – опасался церковных воров. – Слушай , Вить , а кем ты больше хочешь быть : моряком или попом ? –как-то спросил у своего друга Сережка – интересно тебе столько времени в церкви проводить ! Да если бы не твои служ-бы , мы лодку уже давно бы построили . А то что я один ? Одному толком и не сделать ничего ! - Не знаю , Серый, – отвечал Виктор – мне и то и то интересно . Хотелось бы конечно по морям поплавать, мир поглядеть. А с другой стороны знаешь, когда стою в алтаре, а батюшка Феодосий молится у престола , то так хорошо на сердце бывает , что кажется , ничего бы другого и не пожелал. Не знаю ! Как Бог управит ! Сергей пожал плечами и взялся за рубанок . Он в глубине души очень боялся , что увлечение дру- га церковной жизнью повредит их дружбе , навсегда расстроит их такие интересные планы. Мальчик почти не ошибся . Жизнь все рассудила по – своему : Сергея призвали в армию , но комиссия «зарубила» его по зрению , хотя физически парень находился в прекрасной форме. С сожалением посмотрев на его фигуру , военком объявил «-А вы служить не будете ! И выдал ему военный билет , где было написано : «Годен к нестроевой службе». Сергей сразу понял , что этой надписью на бланке был поставлен жирный крест на всех его мечтах о море . С таким билетом не то, что в Мореходку – в матросскую школу не возьмут . А ему хотелось стать капита- ном . Жизнь как-то сразу вывернулась , потеряла смысл . Он захандрил , замкнулся в себе . Рас- строенная не меньше его мама все уговаривала : - Да не убивайся ты так , Сереженька ! Ничего , и без моря люди живут ! Вон посмотри, я тебе « Справочник абитуриента» купила . Сколько раз- ных ВУЗов – выбирай – не хочу ! -Не расстраивайся , сынок! - хлопал его по плечу отец , –Бывает и хуже в жизни . А то ведь главное: жив , здоров ! А с профессией что-нибудь придумаем . С какой-то даже ревностью Сергей узнал , что Виктора взяли в армию ; да ни куда ни будь , а во Псковскую десантную дивизию . Тот приехал к бабушке радостный , сразу пошел к другу. – Чего так радуешься-то? Как будто в мореходку поступил, - ворчливо спросил Сергей – будешь теперь два года с самолета прыгать, да кирпичи головой ломать. Смотри, как бы через такие упражнения совсем без мозгов не остаться! - Не бухти, Серый, - отвечал Виктор, если тебя в армию не взяли, я не виноват. А так провожать друга на ратный труд - не достойно христианина. – Ну, это ты такой правильный, а я уж какой есть – такой есть. Счастливого пути! – огрызнулся Сергей и пошел домой. На том и расстались. – Эх молодость ! – Сергей протянулся, удивившись нахлынувшим воспоминаниям и запоздалому чувству стыда. Да… Теперь, наверное, многое сделал бы по – другому; но - ничего не исправишь. Что было, то было. – Как это на Востоке? Не жалей о прошлом – ибо не волен в нем ничего изменит; не мечтай о будущем – ибо не знаешь, что тебя ждет завтра; живи сегодняшним днем! Философия… - Гражданин! – гаишник тронул его за рукав . –В чем причина остановки ? Помощь нужна? - Да нет , все в порядке… Просто как-то не уютно в такой туман ехать , жду – может, рассеется ? - Не рассеется . Прогноз , что туман до обеда продержится . – Понятно . Тогда поеду , пожалуй . – Счастливого пути ! Сергей сел в машину , повернул ключ . Мотор ответил привычным низким рокотом . Он любил этот звук . Именно подобного звучания добивался он долгими зимними вечерами, в гараже до- водя до ума старую «Ниву» , прикидывая детали от разных машин так и этак , сводя «механику» в одну стройную систему . Ехать стало как-то веселей . То ли туман стал пореже , то ли настроение изменилось , но только встречные уже не так резко выскакивали из мутного облака , улегшегося пузом на шоссе , да и солнце стало угадываться за этой пеленой, неярким , но стойким свечением . Дорога стала все ча- ще взмывать на холмы и проваливаться вниз. И , наконец , взлетев на очередной пригорок , выш- ла из полосы тумана . Через несколько километров на обочине показался синий щит – налево Москва , направо – Питер . Сергей притормозил и повернул направо , встроившись в колонну грузовиков .

***

Видавшая виды красная «девятка» не спеша ехала по шоссе, вдоль берега Чудского озера. – Слышь , профессор , а че мы так тащимся? Ты что не знаешь – там под рулем справа есть такая маленькая педалька . Нажмешь на нее , и машина поедет быстрее . А то нас скоро велосипедисты обгонять будут. - Вова , я знаю . Не спеши . Не всегда хорошо спешить . Тем более в нашем случае . - А че , лучше тащиться со скоростью беременной коровы ? - Я не тащусь со скоростью беременной коровы. Я еду 70 километров в час . Здесь населенный пункт – ты видел знак? Еще не хватало напороться на ГАИ и засветиться ! - Да какое ГАИ ! Где ты в этом скобаристане ГАИ видел? Мы пилим уже пять часов , и ни одного гайца даже близко к дороге не подходило . Ты просто перестраховываешься. Как всегда . – Может быть . Только лучше перебдеть , чем недобдеть . Может , по этому я дважды защитился , а ты из младших научных в менагеры подался , ну то есть, в менеджеры - жратвой торговать . – А чем хуже торговля жратвой твоей бурнонаучной деятельности ? Я хоть деньги получаю , а ты лапу сосешь, да грантов из-за бугра дожидаешься ! А кто тебе их даст? Весь наш вонючий НИИ нынче ничего не стоит . Если ты такой способный степени получать , ехал бы на Запад – вот там тебе был бы респект и уважуха ! И бабки , чтоб жратвой не торговать . А здесь… Вонючее болото! –Все у тебя, Вова, вонючее. И институт, и болото. Ты сначала определись. И потом, ты же знаешь: когда я был молод , и хотел, и мог уехать, ничего бы не вышло – я же не выездной! КГБ работало. А теперь – кому я нужен! И потом, семья - внучка у меня. Куда я от неё уеду? – Вот и уехал бы ради внучки. Хоть преподавателем в школу бы устроился – ты же языки знаешь. И присылал бы своей внучке на конфеты! А потом бы - и её отсюда вытащил. Пусть бы девчонка пожила, как человек, в нормальной стране. А не в этой вонючей Рашке. – Да что у тебя все вонючее – то!? Лексикона не хватает, чтобы свои мысли выражать? Или ты в своей торговле разговаривать разучился? Ни куда я не поеду. Я лучше все силы приложу, чтоб здесь интеллигентные люди могли нормально существовать. Вот скинем господина Путина с трона, и многие вопросы решатся. – Что решится? Другой Путин придет? Или еще хуже? От этих дебил – патриотов не знаешь чего и ожидать. Вон, один из оборонки ряшку раскормил, тоже, небось, в президенты метит! А этот идеалист от ФСБ с Донбасса? А скольких мы и не знаем! - Слушай, Вова, ну что ты чушь несешь! Ну кто их туда пустит!? Везде же умные люди сидят, им деньги зарабатывать надо. У них свои люди для этого приготовлены. Ведь как начиналось! Михаил Сергеевич людям добра хотел, хотел, чтобы люди зарабатывать начали, жить по – человечески. А потом Ельцин пришел, олигархов развел, народ опустил. Сбережения у людей пропали, ваучеры эти… Кризис. А потом ещё лучше – этот появился. С Ельцинской подачи. И где он его откопал – то! - Как где? В КГБ, твоем любимом! - Чего это в моем любимом? Да если бы не это, долбанное, как ты любишь выражаться, КГБ, я бы по – другому жил! Все бы по – другому жили! - Слышь, профессор, хватит. Надоело. По мне – так быстрей бы американцы пришли. – Они не придут, Вова. Зачем? Для этого другие люди есть. Как мы с тобой, кстати. За тем и едем. – Господа, хватит препираться – подал вдруг голос человек с заднего сидения. Он до этого молчал, усмехаясь и слушая, как шестидесятилетний профессор спорит со своим тридцатилетним оппонентом. Профессор был высок , худощав ,носил интеллигентную «академическую» бородку . Одет он был в светло-голубую рубашку, в мелкую вертикальную полоску; темные брюки и легкую курточку-ветровку. На голове – кепка . Бывший младший научный сотрудник , а ныне предприниматель , был почти полной противопо- ложностью профессору . Среднего роста, «в меру упитанный» , с пивным животиком и уверенным подбородком он был одет в футболку с надписью «Адидас», новые джинсы, довольно дорогую кожаную куртку и бейсболку .В руках он держал «айфон» , на экране которого он , разговаривая со старшим товарищем , играл в какую-то игру . Пассажир на заднем сиденье своим внешним видом отличался от своих попутчиков. Это был чело- век лет сорока , коротко стриженый , подтянутый и собранный – как будто все время готовый к прыжку . На нем была синяя джинсовая курточка ,потрепанные джинсы и кроссовки . На коленях он держал небольшой чемоданчик – кейс . -Игорь Борисович , скоро поворот , не прозевайте ,- продолжал он , - Володя, глянь в карту ! -Да чего глядеть – то? Я тут в прошлом году с ребятами все объехал, – отвечал тот , продолжая играть , - мы тут на турбазе домик снимали, в отпуске .Скукотища страшная была , вот и мотались - то по рыбалкам , то по бабам местным . А рыбалка , кстати , самая лучшая там , куда мы едем. Тут артели неводами аж все дно выгребли . Только ловят и ни фига не делают . Рыбе - ей уход нужен , прикормка . А они - только гребут . Вот и нет рыбы , вся к эстонскому берегу ушла . Там ее эстонцы кормят , а рыба не дура , знает , где ей хорошо . - Да все понимают ,где им хорошо , - ответил Игорь Борисович , - ведь вот что интересно : на том берегу тоже ведь такие же русские мужики живут ,эстонцев там немного . А отношение к жизни разное . Почему? - Да бес его знает . Над всем этим думать – голова лопнет . А вот теперь , профессор , торопиться не надо – сейчас такой серпантин пойдет ! Впрочем сам увидишь . - Уже вижу . Это что тут , нарочно так дорогу проложили , или спьяну ? Через каждые пятьдесят метров - поворот. Вроде ничего не мешало и прямо дорогу сделать. -Это ,говорят , специально так строили – подал голос стриженый, – перед войной якобы делали , чтоб самолет не мог вдоль дороги на бомбометание зайти. Здесь же граница была. - Так тут и сейчас граница , сказал Вова , - чуть вправо в сторону ,и уже погранзона. Въезд по пропускам. - Подождите , подождите, а что ж вы мне раньше не сказали? – заволновался профессор как же мы туда проедем? -Да не боись , Игорь Борисович ,- во-первых пропуска у Федора – ответил Вова и кивнул на заднее сиденье – якобы мы к родственникам едем – там даже адреса указаны. А во-вторых , на этих КПП, как правило , просто ни кого нет. - Как нет ? - А вот так . Чего там стоять , если это ни кому не нужно . Кто куда побежит-то ? Наши в Эстонию или эстонцы – к нам ? То-то и оно . Так что езжай спокойно и не переживай. - Возле поворота нас будет ждать машина – сказал Федор , - это когда мы обратно поедем , наши бойцы нас подстрахуют. - А почему они сразу не могут туда вместе с нами поехать? – спросил Вова – или просто сделать это вместо нас? - Ну ,во-первых , не всем так доверяют , - во-вторых , меньше знают – крепче спят . В-третьих , у них внешность довольно специфическая. В-четвертых , мозгов у них мало , могут что-нибудь напортачить. И наконец , в Москве посчитали , что конечный отрезок маршрута вполне безопасен, и вы сами , без посторонней помощи , справитесь с поручением . Цените доверие. -Да мы ценим , -пробурчал профессор. И уже громко: Просто никогда не приходилось участвовать в подобных мероприятиях. Вы же знаете: я больше по физике. Теория поля и так далее. А тут прям бондиана какая-то. -Игорь Борисович , вы – человек интеллигентный , знаете языки , умеете думать и общаться с людьми. Так что для вас подобное задание – почти прогулка. Володя молодой , уверенный ,идей- ный – на подхвате. Помочь , подставить плечо , так сказать. Заодно проникнуться духом движе- ния , набраться опыта конкретной работы. -А вы , Федор? У меня такое впечатление , что я здесь Фунт для отсидки , а командовать парадом будете вы? - Да что вы , профессор! Я человек маленький. Я , так сказать , силовое прикрытие. Если что-то пойдет не так. Ну и для координации с группой наших бойцов. Они же только меня знают. С ва- ми знакомиться им не обязательно. - Как же они не познакомятся , если встретят нас на обратном пути , - спросил Игорь Борисович - -они же нас увидят! - Ну и что ,что увидят? Да мало ли с кем я еду. Например нанял машину. Их дело встретить меня с грузом и проводить до пункта назначения. А там все получат свои лавры ,каждый по мере участия. – Лишь бы не обсчитали , - с глубокомысленным видом отметил Вова и убрал айфон в карман. Профессор громко расхохотался. – Ну вот ,а Федор посчитал тебя идейным! - Идея идеей , а деньги еще ни кому не мешали ,- огрызнулся Вова – я , вот ,два года собираюсь машину новую купить , «мерина» хочу , а все не получается –приходится все бабки в оборот запускать. Да еще с этими санкциями неизвестно ,что будет. - Что , въезд в Америку закрыли? Аль в Европу? - Да причем тут въезд … начал Вова и осекся. Дорога после очередного поворота вдруг вытянулась длинной прямой , и на этой прямой на обочине стояла полицейская машина – с буквами ДПС на багажнике. - Стой! – не выдержал Вова и схватил соседа за руку – полиция! - Чего стоять – то? – удивился профессор – я еду тихо – мирно , ничего не нарушаю. Какие у них к нам претензии? Но не тут –то было. В полицейской машине приоткрылась дверь , оттуда высунулась рука с полосатым жезлом , и этим жезлом взмахнула. Профессор затормозил на обочине , почти упершись в бампер гаишной «пятнашки». Из нее вышел высокий плотный по лицейский с бляхой на груди и подойдя к водительской двери, где сидел профессор ,знаком показал , чтобы тот открыл окно. - Что случилось ? –Невинный голос профессора ,казалось ,развеселил инспектора , и он улыбнул ся. – Куда едете ? Документы , пожалуйста! Игорь Борисович протянул документы. Офицер полистал их , потом приказал: - Выйдите из машины , пожалуйста. И откройте багажник. - Зачем ? – Снова удивился профессор. Видя , что он медлит , капитан сделал знак , и из другой двери патрульной машины появился по- лицейский в бронежилете и с автоматом в руках. - Выходите – негромко сказал Федор и его попутчики вылезли из машины. Последним вышел он сам и стал сбоку от инспектора. Игорь Борисович открыл багажник и повернулся к офицеру. Капи- тан глянул туда , кивнул головой и протянул документы. - Можете ехать. Так куда, говорите ,едете? - А я ничего и не говорил , - начал было профессор ,но его перебил Вован, - во Псков едем! – радостно зачем-то прокричал он , - Кремль посмотреть! Игорь Борисович удивленно повернул голову , но инспектор , казалось , ничего не заметил. - Счастливого пути! – козырнул он ,и полицейские сели в свою машину. Профессор ,вставляя ключ в замок зажигания , неожиданно обнаружил ,что у него слегка трясутся руки. Вова шумно вздохнул. Федор опять усмехнулся и повернулся к окну. Инспектор ДПС взял в руки мобильный телефон.

***

В восьмом часу вечера Сергей ,наконец , добрался до Пскова . Переехав виадук на въезде в го- род , он повернул направо и не спеша поехал к центру , осматриваясь по сторонам. Во Пскове он не был уже года три ,и взглядом старался найти в облике города что-то новенькое ,то ,чего не было раньше ,хотя он приезжал сюда довольно часто. У него здесь были и знакомые – не то , чтобы близкие , но все-таки… Ему нравился Псков. За последние десятилетия древний город как-то вырос, превратился из гряз-ного захолустного провинциального городка в полнее современный областной центр. Сергею хотелось побродить по нему пешком , зайти в Кремль ,снова увидеть изнутри красивое убранство Троицкого собора ,посидеть на берегу Псковы. Но вот проблема – куда девать машину? Просто оставить где-то свою любимую «Ниву» и пойти гулять, Сергей побаивался. Вложить столько труда в машину и бросить ее на улице чужого города с риском больше никогда не увидеть – эта перспектива была ему не по душе. Что же делать? Перебирая в уме варианты , Сергей вспомнил ,что недалеко , почти в центре , живет в собственном доме один из его знакомых , Николай , с ко-торым они в прошлые годы несколько раз вместе рыбачили на озере. Они познакомились лет восемь назад. Тогда Сергей в очередной раз приехал сюда с женой, отдохнуть «на природе».Они взяли с собой лодку и каждый день выходили в озеро – не на рыбалку , нет – просто побыть на воде ,увидеть широкий простор , полюбоваться открытым небом, солнцем ,низкими зелеными берегами. В этот день ,как всегда ,после завтрака ,вытащив резинку из сарая дачи ,которую они ежегодно снимали на время отпуска у одной местной бабульки , они с Наташкой погрузили ее на крышу автомобиля – тогда еще старого «Вольво», и поехали на пляж. Спустили лодку на воду. Сергей достал из багажника подвесной мотор и приладил к транцу. Взяли и удочки. Наташка была беременна и ей захотелось вдруг свежепойманной рыбки - Ну , рыбку я тебе не обещаю ,- сказал ей тогда муж, - но удочки возьму. Вдруг повезет? Они вышли на моторе в озеро ,прошли вдоль берега километра четыре и ,найдя тихую заросшую камышом заводь ,остановились там. Было тихо-тихо. Жужжали стрекозы, иногда липли к лицу комары. Солнце отражалось в воде ,рассыпаясь на сотни ярких зайчиков. Поплавки кивали красными головками ,кланяясь мелкой волне. Вдалеке метрах в трехстах , стояла на якоре небольшая яхта. Плотный мужчина в клетчатой рубашке что-то ел на палубе , видно уже обедал. За борт яхты торчало несколько длинных удилищ ,нависая совсем низко над водой Наташка рассматривала незнакомца в бинокль. - Ух , смотри , какой серьезный! А интересно , он один на такой большой лодке? – спрашивала Сергея жена.. - Не знаю. Нравится ему ,может ,одному. - Как может одному нравиться? – удивлялась Наташка , - одному скучно. - Это вам , дамам , одним скучно – веско отвечал Сергей ,- а мужику бывает надо побыть одному. - Зачем? -О жизни подумать. О мире. О себе. - То-то вы о себе только и думаете – начала заводиться жена. - Зная по фильмам и книгам , что беременной жене перечить нельзя , Сергей решил тему замять. – Ладно , ладно – я о тебе думаю. - Всегда? – Кокетливо посмотрела на мужа жена. - Всегда. Ну что , будем переезжать? – спросил он, - здесь рыбы , похоже сроду не было. - Поплавки безжизненно кивали на мелкой ряби. Солнце пекло все сильней. Сергей смотал удочки и включил стартер. Мотор два раза крутанулся и замолк. - Ну, вот еще! Сергей снял крышку мотора и тупо посмотрел на внутренности. Ему никогда не приходилось ковыряться с лодочными моторами. Он вздохнул и полез под лавку. Там , в непромокаемом пакете , лежали инструменты. В этот момент со стороны озера послышался шум мотора. Он нарастал , приближался , и скоро перерос в мощный утробный рокот. Огибая мысок , в тишину бухточки ворвался , блистая никелем, здоровенный катер , явно американского производства. Взревев напоследок и подняв такую волну , что надувная лодка чуть не перевернулась ,он встал , как вкопанный у дальних камышей. У Сергея в душе шевельнулось нехорошее предчувствие и он с удвоенным рвением полез в потроха мотора. За его спиной , у противоположного берега слышались громкие пьяные крики и женский хохот. Повернув голову , он увидел , как на палубе катера двое подвыпивших мужиков раскачивали девицу в розовом купальнике. Они чуть не уронили ее на палубу ,но уже почти коснувшееся палубного настила тело подхватил третий ,высокий и мускулистый. Девица громко завизжала и они на счет «три» выкинули ее за борт. Вторая дама хохотала , высоко подняв бокал с какой-то прозрачной жидкостью. Выброшенная в воду «жертва» изо всех сил молотила по воде руками и ногами и что-то кричала мужчинам , стоящим на палубе. Один из них подхватил откуда-то снизу , видимо со столика ,закрытого высоким бортом катера ,бутылку шампанского и с громким смехом прыгнул в воду ,видимо желая составить компанию неумелой пловчихе. Остальные громко хохотали. Сергей нашел неполадку: тросик «газа» просто соскочил с полукруглого сектора ,который должен был поворачивать его. Дело осложнялось тем , что к сектору трудно было подобраться ,не сняв полностью кожух мотора , а делать эту довольно длительную процедуру Сергею было просто лень. И он в двадцатый раз попытался ,почти искривив пальцы в обратную сторону ,вставить тросик на место. Тем временем жизнь на катере била ключом. Купальщики вылезли из воды и вся компания , перетащив стол с выпивкой и закуской на открытую корму , продолжала банкет. Мужчина на яхте смотал удилища и приготовился поднимать якорь. Сергей почти вставил упрямый трос в желоб сектора ,когда за спиной его вновь взревели мощные моторы . Катер , повинуясь руке пьяного шкипера, резко взял с места ,подняв за кормой бурун пены почти в человеческий рост. Но развлечение оказалось недолгим - пролетев стрелой метров пятьдесят , судно врезалось носом в плотный строй камышей и резко остановилось. Все находящиеся на палубе полетели кто куда , а веселая купальщица снова оказалась за бортом. Моторы взревели опять , из-под винтов полетели стебли камыша , камешки и ил. Катер затрясся корпусом , но остался неподвижен. - Так , на мель сели , - отметил Сергей Проклятый тросик опять выскочил из пальцев , Сергей выпрямился и вытер тыльной стороной ладони вспотевший лоб. - Ну что , не получается? – спросила Наташа – может на веслах домой пойдем? - Да ты что , Наташ , в такую даль? – Подожди , сделаю я этот проклятый тросик , только пальцы немного отдохнут. А то уже не сгибаются – очень уж неудобно подлезать. И кто это придумал? - Смотри , смотри! – Наташа указала рукой в сторону катера. Двое из троих «мореходов» спустились в воду и ходили вокруг носовой части катера – им было там по пояс. Третий стоял на корме и что-то крича, махал руками мужчине на яхте. Тот уже подняв якорь, стал к штурвалу , и яхта ,без парусов , движимая одним винтом , подошла к катеру. Владелец яхты остановился метрах в двадцати от терпящих бедствие и что-то спросил у человека ,стоящего на палубе катера. Тот замотал головой , а женщина ,до этого сидящая за столом , ушла вниз, видимо в каюту. Хозяин яхты пожал плечами , снова стал к штурвалу , и яхта стала медленно разворачиваться к катеру кормой. От всей этой суеты в бухточке разгулялась нешуточная волна и надувную лодку Сергея стало сносить к эпицентру событий. В это время человек в клетчатой рубашке вытащил из кокпита яхты буксирный трос и бросил его в воду с кормы. Сергей и Наташа уже могли различать слова ,которыми обменивались люди на яхте и катере. - Возьми конец , - сказал мужчина в клетчатой рубашке , - я за тобой в воду не полезу. - А че , типа мне лезть , что ли? – отвечал человек на катере , держась за поручень , чтобы не упасть – ноги его уже плохо держали. - Ну , как знаешь , мое дело предложить. –владелец яхты повернулся к нему спиной и снова встал к штурвалу. - Эй! Эй! Стой! Блин , ты че? Погоди! Федька ,блин , ты ж в воде , доплыви , блин , до яхты, возьми трос! Один из двоих в камышах , видимо тот , которого звали Федькой , плюхнулся животом в воду и поплыл к яхте. Взяв конец троса , он приплыл обратно и протянул его перегнувшемуся через борт товарищу. Тот , схватив обеими руками трос , нагнулся еще больше и через секунду тяжело плюхнулся в воду. Капитан яхты сплюнул за борт: - Идиоты! Крики мужчин и женский визг усилились. Общими усилиями вся компания кое-как влезла на катер. Минут пять они громко препирались – кому управлять кораблем. Потом один из героев и дама , вышедшая из каюты , вместе встали к штурвалу ,не переставая ругаться. Моторы взвыли , вновь являя на свет Божий содержимое озерных глубин и лодку Сергея опять понесло назад к камышам. Поднялся белый бурун и за кормой яхты. Несколько минут оба судна стояли на месте , перелопачивая винтами воду , но вдруг катер медленно начал двигаться кормой, все ускоряя ход, и,наконец, сошел с мели. Надо было бы сбросить «газ» и остановиться , но пьяную парочку ,управлявшую катером , видимо заклинило. Вместо того ,чтобы уменьшить ход , они еще «поддали» , и катер , зарываясь кормой в воду стал быстро нагонять яхту. Хозяин яхты понял , какая опасность ему угрожает , и дав полный ход , резко повернул влево , в сторону надувной лодки. Сергей увидел бледное лицо Наташи, вцепившейся судорожно сжатыми пальцами в скамью , на которой она сидела ,видел как волна захлестнула носовую часть их «резинки» , как смыло за борт правое весло , выскочившее из уключины. Но сидя в раскоряку между мотором и задней скамейкой, он ни чем не мог помочь жене. Встать было нельзя – он просто вывалился бы из лодки. Оставалось только ждать: если бы Наташа выпала бы за борт , он прыгнул бы за ней следом. Яхта описала полукруг , не дойдя до лодки. Катер , пронесшись задним ходом у нее за кормой , оборвал трос и остановился. Мужчина на яхте осматривал вырванную с корнем из палубы киповую планку , за которую был закреплен обрывок троса. Моторы на катере снова взревели, и он , набирая скорость, опять понесся к камышам. У самых камышей он резко повернул направо , так резко накренившись ,что находящиеся на палубе снова полетели кто куда. Теперь катер , сверкая никелированными поручнями и поднимая нос из воды ,шел прямо на резиновую лодку. Сергей понял , что все решают секунды – шагнув вперед через скамью , он подхватил в руки жену и бросился за борт , ближе камышам. Он успел во время. Через пару мгновений острый киль катера подмял под себя надувную лодку и разрезал ее пополам. Мощные винты довершили работу: из воды полетели куски рубленой резины. Когда Сергей коснулся ногой дна и поднял повыше нахлебавшуюся грязной воды Наташу ,катер уже был далеко в озере. До Сергея донесся голос: - Ребята , доплывете до меня, или лодку спустить? У меня осадка большая ,мне к вам не подойти. Повернув голову, Сергей увидел яхту – она была метрах в двадцати. Человек на палубе держал в руках спасательный круг. - Я бросаю! – Круг полетел и плюхнулся в воду недалеко от супругов. Они оба , поплыв схватились за него и владелец яхты подтянул их к себе на тросе. Перепачканные илом , мокрые с головы до ног , Наташа и Сергей поднялись на палубу. Квадратный человек в клетчатой рубахе протянул широкую ладонь. - Николай! Сергей пожал протянутую руку , но назвать себя не успел. Наташа посмотрела на мужчин , неожиданно улыбнулась и вдруг медленно опустилась на стоящую вдоль борта скамью. Ей сделалось дурно и у нее подкосились ноги. Николай полез в каюту за аптечкой.

* * *

Около десяти часов утра , того самого дня , когда Сергей выехал на своей любимой «Ниве» в древний город Псков ,перед высокими железными воротами особняка , расположенного недалеко от вышеупомянутого города, остановился черный «БМВ». Водитель опустил стекло , снял черные очки и посмотрел в объектив одной из телекамер , закрепленных по обе стороны ворот , поверх кирпичного забора высотой в два человеческих роста. Дорогу , которая привела этого человека к особняку , с двух сторон обнимал и прятал в себе сосновый бор. Этот бор скрывал и сам особняк от посторонних глаз , тем более , что и участок вокруг красивого трехэтажного дома тоже зарос соснами и можжевельником. Ворота бесшумно открылись , и черный автомобиль двинулся по узкой дорожке , петлявшей между деревьями , к дому. У широкого каменного крыльца с нависшим над ним балконом , он остановился и человек в черных очках вышел из машины. Хозяин дома сидел на балконе в торце большого обеденного стола и , видимо , только что приступил к завтраку. За столом присутствовало еще два человека , которые с почтением слушали хозяина. Домовладелец посмотрел сверху на приехавшего , что-то сказал одному из них и тот , встав из-за стола и подойдя к перилам балкона , махнул рукой: - Поднимайся! Гость прошел мимо охранника за дверью , поднялся по лестнице на второй этаж и , миновав просторный холл , вышел на балкон. Створка стеклянной двери слегка стукнула за ним. - Не стучи. Разобьешь стекло , а мне вставлять придется , убыток , понимаешь. Да еще хлопцам мастера из города везти – тоже морока , где нынче мастера хорошего взять ? Повымерли все , а от сопляков никакого толку . - Извини , Пахом. Больше не буду. - Вот так-то лучше. Ну что скажешь? - Повезут. - Когда , где? - Говорят , откуда-то с озера , на днях. - Что значит – говорят? Запомни , мне нужна четкая информация – где ,когда и сколько. А ты – как баба-сплетница: говоришь , а толком ничего не знаешь. Зачем я тебя держу? - Ребята уточняют информацию. У нас там только один человек , да и тот – бывший мент. -Ну , мент - это не у вас . Это у них. А ты уверен , что это не подстава? Уж как-то странно все. Кто так делает? Они что , полные лохи? - Ну , вся информация будет после обеда. Я сразу отзвонюсь. -Никаких звонков! Сам приедешь и сам все расскажешь. Не хватало еще такое дело завалить! Учишь ,учишь вас, да все без толку. Иди! Через пять минут черный «БМВ» выехал из ворот , и , подняв облако пыли ,скрылся в лесу. Сергей свернул с широкой улицы во дворы и , проехав квартал , очутился в лабиринте узких улочек частного сектора. Он долго крутился , чертыхаясь , по кривым . часто пересекающимся проездам , пока , наконец ,не наткнулся на киоск ,который когда-то отметил для себя, как ориентир. За киоском начинался очередной переулок ,как раз выходящий к дому Николая. «Нива» подъехала к неказистому забору , собранному из разномастных листов металлопрофиля , скрепленных между собой болтами с гайками , причем тоже разного калибра. Сергей как-то спросил у хозяина дома: - А почему бы тебе не сделать нормальный забор? Действительно , почему? Ведь за этим бомжатским забором располагалась вполне живописная зеленая лужайка , на которой высился добротный двухэтажный коттедж из красного кирпича. - А зачем? – удивился в свою очередь Николай ,- я его не вижу из-за кустов ,а с той стороны никто не живет – там пустырь. Зачем же я буду зря деньги тратить? Действительно , дом Николая был последним по правой стороне переулка. Напротив его участка располагался обширный пустырь , который заканчивался насыпью железной дороги. За дорогой шумел сосновый лес. Сергей вышел из машины и подошел к воротам с надписью «Осторожно злая собака». Раньше злой собаки у Коли не водилось , и он с опаской поглядел в щель железных ворот. Посреди лужайки стоял на кильблоках катер с разобранной рубкой ,подставив заходящему солнцу ободранный бок. Возле катера ковырялся плотный человек в лохматом свитере. - Коля ! – крикнул Сергей в щель забора . - Привет! Мужчина в свитере повернул голову, и его лицо расплылось в широкой улыбке. Он махнул рукой - Сере-е-га ! Заходи! Зрение у Николая было по-прежнему отменное. - А собака!? - Собака в доме. Заходи! – Повторил он , вставая и подходя к воротам. Сергей сунул руку в щель ворот , нащупал на привычном месте засов ,отодвинул его и вошел в ворота. Мужчины обменялись рукопожатиями. -Ты надолго? На рыбалку или по делам? - Да и то и другое. Приехал друга детства повидать , ну и порыбачить , конечно. - Это какого такого друга детства ? – шутливо повысил голос Николай – ты что , не ко мне приехал? - Да я ж тебе рассказывал! Это Витя , мы с ним вместе росли. Ну . то есть , отец Виктор , конечно. Он теперь сюда переехал ,где-то возле Гдова служит , Потехино , слыхал? - - Да конечно слыхал, что ж не слыхать. Я туда на яхте ходил, там храм на берегу, красивый. Только рыба не ловится, нет там ее. - А куда она девалась? - Да, гдовские там всю рыбу выгребли. Рыбой заниматься надо, прикармливать, разводить. А они только гребут. Я сам видел – на реке мужики местные сетями все русло перегородят – а рыба – то на нерест идет – наловят килограмм по сто, в ванны запустят – и скорей бухать. На радостях. А пока бухают – рыба и стухнет. И они ее выкидывают . Когда протрезвеют, конечно. – Да, идиотизм. Рыба на нерест не пошла, ее выловили – значит мальков нет. И рыбы тоже нет. - Ладно , хватит о грустном – пошли в дом . - Так у тебя ж в доме злая собака. - Почему это злая? - На воротах так написано. - Ну , знаешь , у бабушки на сарае написано слово из трех букв , а на самом деле там дрова. - Значит , собаки у тебя нет? - Ну, почему? Очень даже есть, и очень даже собака. - И ты решил меня ей скормить. - Не боись – тигры кроликов не едят. - ………!? - Да не обижайся, это цитата из мультика. Иногда я мультики смотрю.

Они вышли через прихожую в холл. У большого камина, сложенного из старого кирпича, лежал здоровенный бело – рыжий пес. Увидев вошедших, он встал, потянулся и, зевнув, пошел навстречу хозяину и гостю. Сергей внутренне напрягся – «зверушка» была размером с небольшого теленка. От побега через входную дверь его удержали две мысли: во- первых, он все равно не успеет добежать до двери, а во – вторых – ну не собирается же Коля действительно скормить его своей собаке. - Да ты не бойся, - словно услышал его мысли Николай, - он тебя не тронет, только понюхает. Пес подошел, ткнулся мордой почти в грудь Сергею, посмотрел ему в глаза и перевел взгляд на хозяина. - Это свои, Лось – сказал ему Коля. – он у нас в гостях. - Лось!? - А что, непохож? - Да нет, еще немного подрастет – и как раз. - Ну да. Они прошли в кухню. Николай открыл холодильник и начал вытаскивать из него сыр, колбасу, какие – то овощные консервы. Потом достал с верхней полки бутылку водки. - Такая пойдет? - А что, другая есть? - Да нет, есть коньяк, но я не обедал, а под обед, по- моему, лучше водку. - Ты ведь тоже, небось, не ел? - Нет, я только приехал. Не успел никуда зайти. Так, немного по городу прокатился, посмотрел - что нового. - Да что нового , в общем, все, как всегда. Ну , строят , конечно. Но цены… Покупают-то в основном приезжие , да и то больше с Кавказа. Правда , сейчас их поменьше приезжать стало. Николай порезал сыр , хлеб , открыл консервы. Разлил по стаканам водку.

- Ну , с приездом! - Мужчины выпили , начали есть . Сергей посмотрел в окно. - Кому катер делаешь? Богатый клиент? - Ага , богатый. Себе делаю. - Себе? Зачем , у тебя же яхта. - Да нет больше яхты , Серый . Я теперь сухопутный гражданин. Ну , пока катер не переделаю , конечно. Сергей отложил вилку. - А что случилось? Продал , что ли? Ты же в ней души не чаял! - Эх , Серега… Нет больше «Кассандры». Сожгли. - Как сожгли!? - А вот так. Хорошим людям дорогу перешел ,ну и… Хорошо еще дом не спалили. - Это как? Вроде давно не «девяностые». Или у вас они еще не кончились? - Это , знаешь , как сказать. Я , вот , тоже так думал. Пока не нарвался. - Да что случилось ,то? У вас тут Чикаго, что ли? Среди бела дня яхту спалить – это не сарай пьяный гопник поджег. У тебя дом , наверное , дешевле стоит. - Конечно. Мне за нее четверть лимона предлагали. Зеленых. Ты же знаешь , я ремонтом разных лодок занимаюсь. И давно – уже лет двадцать. Ну , клиенты уже постоянные , и все такое… Знаешь каким людям посудины делал? А тут появился какой-то «кожаный папа» ,причем весьма мутный... Кто он и чем занимается – никто ничего не знает. Ну , или не говорят. Знаю только – дом у него крутой, под Псковом и бригада такая ,что с ним даже азиаты не связываются. Кое – какой бизнес в городе держит. Но все по-тихому , в основном через подставных. И вдруг , представляешь: приезжают как-то ко мне вечером веселые ребята , от него. Я как раз с Лосем гулял на пустыре. Смотрю – два «Крузера» к моим воротам подкатывают. Думаю: - это еще кто? Мы в кусты за железкой пошли , а они все в ворота стучат. Свет –то в доме горит. Ну , я с собакой подошел, спрашиваю: чего мол надо? А они: - Один человек хочет с вами побеседовать. - Я говорю: - Так пускай приезжает , побеседуем. Они говорят: - Он сам любит гостей принимать. Поедемте с нами , а потом мы вас домой доставим. Знаешь , как-то нехорошо мне стало. Я и придумал: говорю , что , мол, гостей жду , а завтра могу и поехать. А утром я к знакомому менту поехал – он в ГУВД работает. Он-то мне и объяснил , кто ко мне приезжал. - Это ,-говорит ,- люди Пахома. Что-то ему от тебя надо. - А кто такой Пахом? - Да пес его знает. Авторитет какой-то. Причем , неизвестно – то ли он откуда-то приехал , то ли все время здесь жил и просто поднялся. - Ну и ты , чего? - А чего я? Наутро поехал. Встретили меня , проводили до места. Знаешь , я всегда думал , что у меня хороший дом. Ага. Пока не увидел дом этого Пахома. Тогда я понял , что я в берлоге живу. Ну короче , представляешь – сидит этакий барин на огромном балконе и виски пьет. Кругом человек десять охраны – ну , я имею в виду , не на балконе , конечно , а тех , что я в доме и во дворе видел. - Садитесь , - говорит – Николай Петрович. Есть у меня к вам предложение – я , видите ли , собираюсь малым судостроением заняться и здесь , на реке , верфи организовать. Мне нужен знающий и опытный человек ,чтобы это дело возглавить – людей подобрать , организовать производство. Я наводил о вас справки и считаю , что вы мне подходите. О зарплате договоримся. Так что слово за вами. Знаешь , говорит - вроде улыбается , а сам все время тебя глазами буравит. И глаза у него очень нехорошие , как будто из бездны кто-то на тебя смотрит. - Бес во плоти , - усмехнулся Сергей. - Во-во , это ты точно сказал. Я вроде не трус , а тут прямо холодок между лопаток. - Ну и что , ты согласился? - Конечно нет ! Ну , то есть , я конечно , сказал , что подумаю , что предложение слишком неожиданное , ну и все такое. В общем откланялся. - А он? - А он сказал ,что подумать я , конечно , имею право , но ему надо дать ответ в недельный срок. И еще сказал , что конкурентов у нас не будет. - Это как? - Ну , я тогда тоже не понял. В том смысле , что он обо мне говорит. - Так это он твою яхту сжег? - Не он , конечно. Мало ли «шестерок» , да шпаны всякой. Им заплатили – они сделали. - То есть, ты - не согласился? - Конечно . Знаешь , как-то еще пожить хочется. А попасть туда – обратной дороги не будет. Уж эти глазки я до конца дней запомню. - Ну ,и? - Да что ну! Через неделю приехали его ребята , я им говорю ,что мол, у меня своя дорога, и все. Еще через неделю взял очередной заказ – катер директора глиноземного завода ,ему надо было корпус подкрепить и каюту переделать. А через день позвонили из клуба и сказали , что на яхте случился пожар. Сторожа кто-то напоил ,а когда он пришел в себя , на воде уже головешки догорали. Соседи пожарных вызвали , да тушить уже нечего было – дерево хорошо горит. Тем более если его бензином полить. - А полиция? - Полиция констатировала поджог , дело завели. Да что толку-то: «Кассандру» уже не вернуть. - Да-а… И что теперь? Дом-то не сожгут? - А что теперь? Больше заказов не беру; ну катер – это я себе , все знают. Ремонтирую автомобили. Надеюсь , СТО этот черт не откроет. А если и откроет , то слесарей по городу… Они его сами спалят. И охрана не поможет. - Да , весело тут у вас. Ну что , давай отдыхать ? А то поздно уже. - Давай , утро вечера мудренее. Закрывая глаза , Сергей подумал , как все в мире относительно. Вроде бы крепко стоящий на ногах Николай вдруг оказался обиженным и гонимым. Он вспомнил белые бока красавицы – яхты Ему тоже было жалко «Кассандру»… -

Красная «девятка» подъехала к повороту с шоссе на «грейдер» ,который вел в сторону озера. На повороте , чуть слева от перекрестка , в тени высоких сосен , стоял микроавтобус – «Мерседес» белого цвета с тонированными стеклами. - Поворачиваем? – спросил , как будто у самого себя профессор и . притормозив ,свернул на грунтовку. Федор , который снял с себя джинсовую куртку и теперь полулежал на заднем диванчике , кивнул профессору в зеркале заднего вида и надел темные очки. - Это че , те самые ваши ребята? – спросил его Вова , указывая через левое плечо на автобус , торчавший , как бельмо на глазу , на фоне темного леса , - я вижу , маскируются они мастерски , ехидно заметил он. - Самая хорошая маскировка – это отсутствие оной , - назидательно ответил Федор , а про себя подумал: – вот ведь действительно , никакого профессионализма. Встали на самом виду , чуть не посреди дороги – за версту видно ,что кого-то поджидают. А сами, наверное, крутыми охранниками себя считают. Машина , проехав с километр по относительно ровной дороге , попала на «гребенку» - бич всех укатанных строительной техникой грунтовых дорог ,объединенных под общим названием «грейдер». Десятки тысяч мелких поперечных гребней , созданных колебаниями колес проезжающих на высокой скорости машин ,превращают дорогу в вибростенд. Мелкие частые колебания передаются на кузов, и все его части словно оживают: зудит под ногами пол ,трясутся сиденья ,дожит руль , бренчат стекла дверей и обивка салона. Словом , приятного мало. «Девятка» наполнилась грохотом и скрипами . за кормой заклубилась пыль , которая стала проникать в салон. - И долго так ехать? – спросил Игорь Борисович . ни к кому конкретно не обращаясь , - у меня такое впечатление , что машина скоро развалится. - Не развалится , мы ее перед выездом в сервисе проверяли - ответил Вова – а ехать еще километров тридцать. - За тридцать километров – точно развалится , - не унимался профессор , - надо было «Уазик» взять. - Не было «Уазика», Игорь Борисович, - сказал Федор. – Вы только не гоните, а то тут с дороги улететь – проще простого. Вон, кстати один уже улетел! Справа от дороги, между деревьями, виднелся перевернутый кузов «жигуленка» с разбитыми стеклами и снятыми уже кем – то колесами. - А когда я гнал? – возмутился профессор, но поехал помедленней. Они проехали несколько деревень, вытянутых как водится в России, вдоль дороги; проехали мимо действительно пустой пограничной будки со шлагбаумом и повернули налево. Грейдер сменился узкой проселочной дорогой, с многочисленными ямами, заполненными водой. В пятом часу вечера попутчики добрались, наконец, до цели своего путешествия - маленькой деревни, заблудившейся в камышах на самом берегу озера. - Так, смотри, Борисыч, третий дом справа. – Володя выглянул из окна, опустив мокрое и грязное от луж стекло, - вот он! Перепачканная по самую крышу «девятка» подъехала к старому дому, сложенному из почерневших от времени и отсутствия хозяйской заботы бревен. Все вышли из машины. – Ключи у меня. – сказал Федор и достал из кармана здоровенный старинный ключ с бородками. Вошли в темные сени , открыли скрипучую дощатую дверь. Внутри дома была всего одна комната, разделенная пополам старой облупившейся печью. Пахло сажей , сыростью и пустым жилищем. - И что мы будем тут делать ? - удивленно протянул Вован , - мы ж тут от холода сдохнем! - Печь будем топить , ужинать , - ответил Федор , - пойдем , принесем из машины вещи. Мы с тобой – спальные мешки , а Игорь Борисович – продукты. - А дрова ? – трагическим голосом произнес профессор ,- где мы достанем дрова!? - У соседей попросим , - невозмутимо продолжил Федор ,- должны дать. В крайнем случае – купим. - У кого? - У соседей и купим. Пошли! Вова с профессором уныло поплелись за своим товарищем ,в душе жалея себя изо всех сил. Выйдя на улицу ,они увидели , что у машины уже трется какой-то серый невзрачный мужичок в потрепанном ватнике и шапке-ушанке. - А вы хто будете? –вопросил тот , -туристы , аль рыбаки? - А мы и то и другое , - весело ответил Федор, - дрова есть? - Дрова есть ,- кивнул ушанкой мужичок – а на что вам? - Печку топить. Одолжишь? - Одолжить то , конечно одолжу. Тока тут же есть дровы-то. - А где? - Да вон там , в сарае. Нешто хозяйка вам не сказала? - Да мы забыли спросить , как-то. Хорошо , а то я думал , одалживать придется. --- А вы не воры? А то вон , в том году у Светки тоже приехали ночью ,да вывезли все. - - Что вывезли? -- Дак , это – швейная машинка у ней была , «Зиндер» кажись, да икону старинную. - Ну, тут ни «Зингера» , ни иконы – одни мыши. Так что – воровать нечего. Да мы и не за тем прие-хали. - А зачем? - Рыбки половить. Тебя как зовут-то? -Костя. - Слушай , Костя , а лодка тут приличная у кого имеется? А то у нас - только резинка. На ней в озеро выходить как-то страшновато , тем более – втроем. - А если страшно – зачем везли? - Костя , мы издалека ехали. Как бы мы нормальную лодку привезли? На багажнике , что ли? - А , издалека. Ну тогда понятно. Дак , возьми , вон , любую. Их на берегу много. - А чьи они? - Дак , разные. И нашенские, и дачники оставляют. Наши похуже , а у них – поновей. - И что , просто так оставляют? - А хто их возьмет. К нам с осени до весны и не проехать – тока на трахторе. Чужие не ездют. - Понятно. Завтра посмотрим. - А водки у вас нету? - Извини , Костя , нет. Мы сюда не водку пить приехали. - А зачем? -Рыбу ловить. - А когда дачники приезжают, они завсегда водку пьют. Когда рыбу ловют. - Ладно. Завтра поедем в поселок , купим водки. - Правда? -Ну, да. Тогда и загуляем. Печь была растоплена , на походной плитке приготовили ужин. Поели .Профессор смахнул салфеткой со стола крошки , завернул в бумажку и бросил в печь. - Итак , господа , давайте еще раз все обсудим,- Федор полез в свой чемоданчик ,- завтра мы выходим в озеро, проверяем обстановку. -На чем пойдем? – спросил Вова , - на резинке? - Поглядим. Может , на резинке, а может тут лодку побольше возьмем – так надежнее будет. Главное – чтобы нас увидели. - Я помню , андреевский флаг ,- профессор прилег на кровать, вытянул ноги. - Да .Будут ждать трех мужчин в лодке под андреевским флагом. Главное – не забыть его снять и снова установить через минуту. Ровно через шестьдесят секунд. Да все понятно! – Вова улегся на диван. Нам сверкнут зеркальцем с берега. Или что – то в этом роде. Все просто. - Ну, хорошо. Если вопросов нет, - ложимся спать. Подъем в шесть утра. Костя покажет лодку, которую можно будет взять. - Если сегодня не надерется, - подал голос Вова – на такого надежды - никакой. Алкаш он и есть алкаш. - Если надерётся, пойдем на резинке, во – всяком случае, в 7:30 мы должны быть на месте, напротив мыса. - Будильник кто будет ставить? – сонно спросил Игорь Борисович. – если хотите, я на телефоне включу. - Включите. У меня есть, но лишний не помешает . Спокойной ночи! - Спокойной ночи. За окном послышался зуд мотоцикла. – Пацаны катаются? Не спится им. – подумал Федор, залез в спальный мешок и сразу уснул. ***

Черный джип неспешно следовал по шоссе в сторону Гдова, держа сорокаметровую дистанцию до едущего впереди УАЗ – «буханки» В названном так за свою форму микроавтобусе ехали трое - двое молодых ребят , лет по 25 – плотных , коротко стриженых, в черных кожаных куртках. Сзади ехал человек лет сорока, в такой же куртке , из-под которой виднелся синий дорогой спортивный костюм. Под ногами у него была большая туристская сумка , в которой лежали четыре «калаша» и рожки с патронами. Впереди показался перекресток. Справа , среди стволов деревьев , стоял белый микроавтобус. За двести метров до перекрестка в просвете коричневых стволов виднелся съезд направо на лесную дорожку. - Сворачивай! – приказал старший .Водитель через плечо недоуменно посмотрел на него . - Сворачивай , я тебе сказал! – повторил сидящий сзади, -быстро! «Буханка» повернула на лесную дорогу. Черный джип проехал прямо. Метров через триста старший скомандовал: - Стоп! Машина остановилась. Зазвонил телефон на столике. Старший взял трубку в руки: - Да! - - Правильно сделал ,- раздался в трубке низкий рокочущий бас, - постой там немного , а я этих ребят пощупаю. - Понял, жду. Вперед! – это водителю. УАЗик проехал еще с полкилометра до видневшейся невдалеке рощицы, и , въехав в нее, свернул с дороги в кусты. Разобрав оружие , все трое вылезли из машины и рассредоточились по кустам. Через пятнадцать минут на обочине шоссе со стороны Гдова показался человек. Он шел пошатываясь, пристально рассматривая дорогу у себя под ногами, словно боялся угодить в яму. Но ям на дороге не наблюдалось, и человек добрался , хоть и не без труда, до перекрестка. Ошарашенно посмотрев вокруг, словно не понимая , как он тут оказался, мужчина подняв ладонь ко лбу, вгляделся в даль дороги уходящей к озеру, покачнулся и повернул в обратную сторону. Затем, остановился, похлопал себя по карманам и, достав сигарету, стал искать спички. Но спички ни как не находились, и человек , спотыкаясь побрел к «Мерседесу». Подойдя к автобусу ,он постучал костяшками пальцев в дверь, опять качнулся и ухватился за ручку – чтобы не упасть. Дверь приоткрылась, сдвинувшись на ширину ладони. - Тыбе чего? – раздался гортанный голос и в проеме мелькнули черные брови. - С-спички, мужики! Дайте прикурить! – радостно провозгласил пьяный. - Мустафа , дай ему спички!- послышалось в автобусе и в проеме сдвижной двери появилась рука с коробком. - С-спасибо , брат! – широко раскинув руки мужик , взяв коробок , он тут же его уронил, нагнулся и потеряв равновесие упал на четвереньки, ткнувшись головой в колесо. Поднимаясь, он снова завалился на бок, почти под машину. Но когда поднялся, сигарета уже чудесным образом горела. - М-м-м ! – опять радостно промычал человек, не выпуская сигарету изо рта , и сунул руку с коробком в щель двери. - Возми сэбе! –донеслось изнутри и рука с коробком была вытолкнута из проема. Мужик кивнул , развинченным шагом перешел шоссе и побрел по грунтовке в сторону озера. Скоро он исчез за поворотом. Под порогом белого «Мерседеса» заработал «радиомаяк». Еще через пять минут с лесной дороги на шоссе выехала невзрачная серая «буханка» и повернула к озеру. Проехав метров триста, «буханка» притормозила у придорожных кустов, из которых вышел уже знакомый нам человек, который так удачно разыгрывал роль пьяного на перекрестке дорог. Войдя в салон, он протянул руку старшему, кивнул головой молодым и сказал, - Поехали! Машина тронулась с места, набирая скорость. «Артист» сел на сиденье напротив старшего группы. - Доезжаем до второй деревни и встаем на позицию. – продолжал он. – Машину прячем, чтоб не видно было с дороги. Вы, двое – он посмотрел на «бойцов» - ищите объект. После второй деревни появляются ответвления от главной дороги. Куда двинутся наши клиенты, мы не знаем. Скорее всего, они поедут на побережье. Но мы должны предусмотреть все варианты. Поэтому вы осматриваете все ответвления по очереди – один находится на главной дороге, на связи, другой обследует ответвления. Не стесняйтесь спрашивать. – может, кто – то видел объект. За кордоном вы разъезжаетесь по двум основным направлениям – каждый обследует свое. Все время на связи. Если нет сети, сразу доезжайте до того места, где она есть. Но это в случае, если обнаружите объект. Связываемся через каждые полчаса. Обнаружив объект, находитесь неподалеку. Если вы увидите, что объект собирается двигаться к шоссе, срочно выезжаете сюда, двигаясь на максимальной скорости. Одновременно ставите нас в известность. Наконец, если вы их прозеваете – чего я вам настоятельно не рекомендую – мы сами их тут встретим, без вас. Но это вариант Б. Вопросов нет? - А если мы засветимся? Спросят, что мы тут разнюхиваем? - Вряд ли. Ну, какие – то мотоциклисты катаются по окрестностям, ну кого – то потеряли. Тем более, что вы в закрытых шлемах – кто вас узнает? Все ясно? Молодые кивнули. Открыв задние двери, они вытащили из «буханки» два кроссовых мотоцикла, завели их, надели шлемы и уехали в сторону озера. - Ну что ж, - вздохнул «Артист», - а мы пока спрячем машину и можем перекусить. Они загнали УАЗ подальше от дороги и спрятали в ельнике. Солнце уже потихоньку стало клониться к закату. В воздухе начали звенеть комары. «Артист» принес охапку хвороста и развел костерок. Старший открыл консервы, порезал хлеб. - Хреново так, с бухты – барахты, без всякой подготовки, такое дело проворачивать, - жуя, задумчиво сказал он. – Хоть бы чуть раньше рюхнулись. Можно было б подготовиться, позицию выбрать. А так… Людей много положить может, придется. Не люблю лишних трупов. - Пахому видней, – ответил Артист. – А впрочем – я думаю , что он и сам об этом деле только-только узнал. Потому, что такая спешка – не его стиль. -Интересно , что же там такое , что приходится так ногами сучить? Наркота, оружие? - Не знаю. Да и не наше это дело. Наше дело взять то , что они повезут и доставить шефу. - А если ничего не повезут? Кто нам поверит? - Никто. Информация точная – груз будет у них. - И все-таки? - Артист собрал объедки, бумагу бросил в костер. Взял саперную лопатку, закопал пустые банки. Вернулся к машине. - Если груза не будет, сообщим шефу. Он подъедет и сам разберется. И сам же будет с Пахомом разговаривать. Но это не вариант. В крайнем случае , - доставим их к Пахому, а там они уже точно все расскажут. - Расскажут. Там по описанию два ботаника и спортсмен. Спортсмена валим , их везем. Старший потушил костер, и они залезли в машину. Стемнело. Через полчаса в темноте леса замелькал свет: одинокая фара выхватывала из ночи стволы сосен, приближаясь все ближе. Люди в машине переглянулись и сняли оружие с предохранителя. К «буханке» подрулил один из молодых на мотоцикле. Слез с седла и постучал в дверь. Артист открыл. - Слышь , Бобер , ты что творишь!? Вам что было сказано? - Ну да, я знаю: позвонить. Так там связи нет! - Как нет? Там две вышки – одна в Сулде , другая в Берегах. - Не работают. Кто-то их отключил. Может, авария какая? - Странно… - Старший вытащил из кармана телефон , посмотрел на светящийся экран, - И правда , нет. Что за хрень? - Получается , что с шефом нам не связаться , - нараспев сказал Артист, - и , скорее всего, если мы не позвоним шефу , после полуночи сюда поедут все. - Этого нам только не хватало! Потом не отмоешься… - Бобер , Длинный – где? - На месте. Я ж не сказал : он их нашел! - Где ? - В Камышовом , на берегу. - Ну , и !? - Похоже , спят. Второй или третий дом справа – я пока ехал, забыл. Ну , в смысле , торопился очень. А он поехал назад , к ним. Будет наблюдать до трех часов. Потом я его сменю. - Та-а-к… Значит , так. Сейчас едешь к трассе и звонишь шефу. Объяснишь ситуацию. Скажи – все в порядке , справимся сами. Потом возвращаешься и отдыхаешь. В три ты должен быть в Камышовом. А Длинный пусть едет сюда. - И сколько мне их пасти? - До полудня. Это если ни чего не случится. Если объект двинется , ты едешь сюда. Если все спокойно , Длинный тебя после двенадцати сменит. Все , езжай! Бобер завел мотоцикл и свет фары скоро исчез за деревьями . Взошла луна.

Федор открыл глаза. Занавеска на окне посветлела и он понял ,что настало утро. Вылезая из спального мешка , он задел ножку стола и тот громко грохнул, сдвинувшись с места. Федор чертыхнулся и оглянулся на спящих профессора и Вову. Но те никак не отреагировали: Игорь Борисович по-прежнему наполнял комнату ровным спокойным храпом , а Вова подсвистывал ему носом. Наклонив голову , Федор вышел в сени и через них – на улицу. Еще только начало светать. На востоке над стоящим на горизонте лесом разрасталась светлая полоска. Крыши старых изб , покрытые мхом , уже выделялись светлыми пятнами из плывущего над землей тумана. Машина была покрыта росой так , как будто ночью ее пытался помыть неумелый мойщик: по бокам стекали грязные капли, оставляя на краске серо-красные полоски. - Если такой туман и на озере , то операция может сорваться. – подумал Федор, - кто увидит нас в таком киселе? Он вернулся в дом и начал будить попутчиков. Игорь Борисович проснулся сразу , сел на кровати и начал причесываться , а Вова долго мычал , жевал губами и пытался отвернуться к стенке. - Володя , подъем! Федор рывком стащил с него одеяло, - некогда спать! - Да ну , м-м-м! – мычал Володя и отмахивался от Феди – дай поспать! - Потом выспишься , вставай – пришлось насильно придать спящему сидячее положение. Через пару минут профессор был уже на улице , а Вова , наконец , нашел брюки. Надевая их на себя , он все что-то ворчал под нос. Наспех перекусив , пошли к озеру. Пройдя по узкой дорожке через кусты и заросли высокого камыша , все трое вышли на берег крохотной бухточки в форме бутылки. Горлом этой бутылки был проход через камыши в озеро. Спустились по деревянным ступеням на причал , сбитый из старых , покрытых зеленью , досок. Здесь было привязано около десятка разных лодок – на любой вкус. В некоторых лежали весла , а на транце одной висел лодочный мотор. Узнав накануне у всезнающего Кости , какие лодки можно брать , Федор подошел к третьей справа и начал отвязывать веревку. Он сам сел на весла , профессор с Володей расположились на носу и на корме. - Володя , ты палку с флагом взял? – спросил Игорь Борисович , оглядываясь по сторонам: туман плотно стоял в камышах. - Ага , в таком тумане его хрен кто увидит, - мрачно ответил не выспавшийся Вова , горбясь и сутуля плечи – на воде было сыро и холодно. Федор тоже пожалел , что не взял свитер. Но поделать было ничего нельзя , и он страдал молча , не показывая вида. Из всех троих лишь профессор предусмотрительно захватил с собой осеннюю куртку и теплый жилет и теперь чувствовал себя вполне комфортно. Мимо тихо плелись заросли камыша. Абсолютную тишину нарушали лишь всплески весел и журчание воды вдоль бортов. Неожиданно камыши расширились. Федор бросил весла , посмотрел на GPS- навигатор и вновь начал грести , слегка поворачивая вправо. Взошло солнце. Туман начал редеть , но берегов было не видно. - Какая тут ширина? – спросил профессор, - мы ведь должны дойти до середины? - Ширина пролива между озерами в этом месте – четыре километра , - ответил Федор , работая веслами ,- но на середину нам сегодня не надо. Середина это уже эстонская территория , а нам сегодня лишний раз «светиться» не стоит. Отойдем на километр от берега и подождем. Сейчас солнце поднимется , туман уйдет и нас будет видно. - Они нас и так видят , на радаре , - подал с кормы голос Вова. - На радаре – это на радаре. Они видят лодку , но не видят кто в ней. Мы , кстати , тоже ничего не видим , - Профессор вытащил из кармана карту озера , развернул. - А как далеко мы от мыса , Федор? Посмотрите , пожалуйста. Федор , снова , оставив весла , посмотрел на экран : - метров триста осталось. - Готовьте флаг! Начал подниматься ветерок. Он разогнал остатки тумана и разбередил волну. Лодку стало покачивать. Профессор , спрятав карту , испуганно схватился руками за борта. Глаза его округлились. - Да не бойтесь , Игорь Борисович , - успокоил его Федор. – Ничего с вами не случится. Это не шторм. - Извините , я просто не привык. Знаете , я никогда не был на такой большой воде , а тут еще качка… Неуютно , знаете , с непривычки. - Вон мыс! – Володя протянул руку в сторону правого борта ,- встаем на якорь? - Нет . Во- первых , лодка чужая и якоря . или чего –то подобного я в ней не обнаружил. Во-вторых , мы просто дрейфуем и ловим рыбу. Готовьте удочки! Вова развернул чехол , достал оттуда удилища и подал каждому. Себе взял самое короткое. Размотал леску. Профессор хлопнул себя по лбу. - А наживка? На что мы ловить то будем? Володя!? - Что Володя? Я что , один должен обо всем помнить? И копать червей , и собирать вещи… Я положил банку с червями вчера вечером в багажник , думал мы на машине к озеру поедем. А мы пешком пошли. - Не ругайтесь. – Федор вынул из кармана куртки коробку с мотылем. – Я , вот , взял. На всякий пожарный. Не успели забросить удочки , со стороны эстонского берега , который был уже виден вдали ,послышался рокот мотора. Игорь Борисович посмотрел на часы. - Ровно десять. Разворачивай флаг! Володя развернул флаг и вставил древко в отверстие на корме. Белое полотнище с синим крестом заполоскало на ветру. - Красота! – сказал восхищенно профессор, - шесть десятков небо копчу, а такого не видел. Интересно ,какие бывают странные вещи: вот я не моряк , человек сугубо сухопутный и штатский , а поди ж ты, смотрю, и какая – то гордость что ли… - Так у тебя, Борисыч, наверное, не только профессора в роду были. Может и адмирал какой – никакой затесался? - Да ну тебя! Володя, ну почему надо все опошлить!? - Не огорчайтесь, Игорь Борисович, - Федор вытащил и снова закинул удочку. – Владимир у нас сегодня не выспался. Игорь Борисович посмотрел на часы и свернул флаг. Стрелка на часах описала круг, двигаясь мелкими рывками. Флаг снова развернули. Эстонский катер с черным корпусом и белой рубкой прошел вдоль пролива и растаял в дымке Чудского озера. – Возвращаемся? – Володя вопросительно посмотрел на остальных. Игорь Борисович кивнул, но Федор категорически воспротивился. - Я думаю, не стоит так, сразу. Посидим минут десять – двенадцать, потом пойдем вдоль берега. Где ни будь причалим, костерок разведем, погреемся. Чтобы вопросов не возникало. - Да, Федор, я все понял. Это разумно. Мне просто Володю, жалко – вон как его трясет. - На берег сойдем – погреется. Я тут двести грамм спирту прихватил. На всякий случай. – Смотрю, у вас все предусмотрено. Как вы так успеваете? - Работа такая, Игорь Борисович. Через пятнадцать минут лодка причалила к берегу и рыбаки пошли искать место для костра. Но побродив по берегу, они скоро поняли, что разжечь костер в этом пустынном месте вряд ли удастся. Под ногами то и дело хлюпала вода, редкий кустарник, мокрый из за утренней росы, не годился для растопки. Оставался камыш, но к нему нельзя было подобраться без болотных сапог, которых ни у кого из троицы не было. К тому же профессор высказал опасение, что камышовые заросли могут загореться от случайной искры. Тогда деваться им было некуда – отступление к лодке было бы невозможно. Скрепя сердце решили возвращаться. Долго гребли, не находя входа в бухту. У GPS – навигатора неожиданно сел аккумулятор, и им потребовалось немало труда, чтобы найти заветную брешь в камышах – со стороны озера вход в бухточку был совершенно незаметен. Вылезали на причал в подавленном настроении – все трое изрядно продрогли. Даже профессор, несмотря на куртку и жилет, откровенно замерз. - Надо бы чего ни будь выпить, - задумчиво сказал, словно про себя Вова. Я, например, продрог до костей. - Да, это бы не помешало, - отозвался профессор, - я тоже замерз, как цуцик. Федор подумал, что выпить грамм по 150 и поесть, действительно бы не помешало. Операция завтра, и не хватало, чтобы мужики расклеились. Заодно в поселке можно было бы купить какую-нибудь теплую одежду – в их экипировке им грозила серьезная простуда. - Поехали сразу, - сказал он – все равно дом не успеем протопить как следует. В машине быстрее согреемся. Хотя… Игорь Борисович, может вы все же останетесь – печку к нашему приезду растопите. - Хорошо, конечно! Хотя, по правде, никогда этим не занимался. Знаете ли, на даче жена, как правило, печи топила. Но если надо… - Ладно, понял. Тогда вы едете в поселок, вместе с Володей. А я остаюсь и согреваю к вашему приезду дом. Только водкой не увлекайтесь – одной бутылки хватит. - Хорошо-хорошо! Я за этим прослежу! – обрадовался профессор, - мы и поесть еще что-нибудь купим. - Про одежду не забудьте. Куртки или свитера – все равно. А лучше и то и другое. Ну, с Богом! Володя с Игорем Борисовичем сели в машину и завели мотор. Федор побрел к дому, нащупывая в кармане ключи. Неожиданно взгляд его зацепился за свежие следы мотоциклетных шин. Глубокие круглые следы от резиновых шипов кроссовых покрышек. Они были у самого забора. Чуть дальше по следу – два отверстия побольше : здесь, видимо, мотоцикл ставили на центральную подставку. От этого места следы крупных подошв шли к дому. Федор остановился. Зайдя за кусты, растущие вдоль забора, он вытащил пистолет, снял с предохранителя и сунул в карман. Подошел к входной двери - она была заперта. Тогда он пошел вокруг дома, и возле сарая обнаружил те же следы. Та-ак… Кто-то приезжал и ходил вокруг дома. Зачем? Кого искал? Случайность это, или… Федор снова вышел на улицу. Следы шин мотоцикла от места остановки шли в сторону причала. Он пошел в ту сторону, и скоро убедился, что и там ездок слезал со своего железного коня и ходил к лодкам – следы шли до самого деревянного настила, а затем возвращались обратно. Было сыро, и на влажной глинистой почве они были хорошо видны. Возвращаясь обратно к дому, Федор заметил Костю. Вчерашний знакомый ковырялся у себя во дворе. - Привет! – окликнул его Федор, - чем занимаешься? - Да вот, телегу чиню. Совсем разваливши. - А у тебя лошадь имеется? - Да нет, кака лошадь. Просто так чиню. Вдруг пригодится? - А, ну да… Слушай, а что тут мотоцикл делал? Местный, кто ни будь ?

- Да не, какой местный. Тут ни у кого и нету. Дачник один, тот, приезжает летом – так у него есть. Только не наш. Заграничный. «Емаха», что ли. - Так, значит, не местный? - Не. Я и сам, понимаешь, удивился. Мотоцикл странный такой , высокий. Сам красный, а крылья белые. И парень сам длинный , здоровый, в кожаной куртке. Он у вашего дома остановился, а потом все вокруг ходил. - А к тебе не подходил? - Не, он меня не видел. Я в доме тогда был, в окно смотрел. А он на причал поехал, а потом вернулся. На ваш дом посмотрел, а потом как дал газу – мотоцикл у него ажно на дыбы встал. И уехал. - Ясно… Ну ладно, пойду печку топить, холодно. - А твои где? В поселок поехали, что-нибудь теплое купить – на озере холодно. - Да, ноне весна холодная. Никак все тепло не идет. А водки-то привезут? А то ты обещал. Вот пропасть-то! Федор за всеми делами совсем забыл про это свое обещание. Но делать было нечего – надо было выкручиваться. - Я сам поеду после обеда. А то мои мужики купят какой-нибудь отравы… Как привезу, так занесу. - Понял! – обрадовался Костя. - Ну, давай, - Федор протянул руку, - не прощаемся. И быстрыми шагами пошел к дому.

Утром того же дня, часов около восьми, Сергей попрощался с Николаем и выехал за ворота. Миновав мост через Великую, он вскоре очутился на окраине и свернул в сторону Гдова. Проехав несколько поселков, он углубился в хвойный лес, плотно стоящий по обеим сторонам шоссе. Ровный асфальт был мокрым, то ли от ночного дождя, то ли от утреннего тумана. Справа поднималось солнце, а через открытое окно было слышно пение птиц в лесу. Сергей ехал неспешно, радуясь утру, запаху леса и своему хорошему настроению. Несколько раз его с ходу обгоняли другие машины. Сергей про себя усмехнулся: жители Псковщины по-прежнему любили быструю езду. Впереди показалось большое село, вытянувшееся на несколько километров вдоль дороги. Свернув на обочину, он остановился у магазина, чтобы купить что-нибудь «вкусненького» - хотелось приехать к другу детства не с пустыми руками. Набрав целую тележку всякой еды и расплатившись на кассе, он сложил все в пакеты и пошел к машине. Долго искал по карманам ключи ,но наконец нашарил брелок и «Нива» озорно подмигнула ему «ава- рийкой». Пока он складывал пакеты на заднее сиденье, кто-то потянул его за рукав. Сергей оглянулся. - Сынок, ты не в Берега часом едешь? – спрашивала, теребя его за рукав , аккуратная старушка. - Нет, мать, я дальше, в сторону Гдова, - отвечал он, - могу подвезти до поворота, если хотите. - Да нет, спасибо , сынок. Как я оттуда добираться- то буду? А может, довезешь? Я бы тебе и заплатила. А то сумки у меня – кто меня возьмет? А ты один едешь. Сергей посмотрел на бабулю, окинул взглядом здоровую сумку возле ее ноги и решился: - Поехали!- Все равно еще весь день впереди. - Сейчас, сейчас! – захлопотала и засуетилась старушка, - у меня тут еще поклажа! Она поковыляла к дверям магазина и, схватив там за ручку еще одну сумку – но уже на тележке – засеменила обратно. Сергей почесал затылок : девать бабулю с таким количеством сумок ему было просто некуда – в багажнике лежали два рюкзака с личными вещами и рыболовными принадлежностями, плюс спальный мешок, огнетушитель, домкрат, набор тросов и ручная лебедка. На верхнем багажнике, так называемом «экспедиционном» - надувная лодка, палатка и небольшой лодочный мотор. На перевозку бабуль с кутулями он как-то не рассчитывал. Но… Назвался груздем – полезай в кузов! Решив, что если он привяжет резиновыми жгутами сумку на колесах поверх лодки, то его «Нива» не перевернется, он принялся за дело. Потом запихал вторую сумку на заднее сиденье. И , наконец , погрузил саму старушку и они поехали. Проехали центр поселка с извечными атрибутами – зданием администрации и памятником Ленину, миновали мост через речушку. На том берегу, справа от дороги стоял новый, с иголочки, храм. Увидев его, Сергей, неожиданно для самого себя, перекрестился. Попутчица последовала его примеру, поправив рукой платок на голове. - А вам в самые Берега надо, или, может, в другую деревню? – спросил он. Спросил, просто , чтобы спросить – после того, как он вдруг перекрестился на храм. Сергей чувствовал себя как-то неловко, стеснялся что ли. Ему никогда не приходилось прилюдно креститься. И он теперь не знал, как себя вести. - В Берега , в Берега, сынок. Я там прям у озера живу. Пока Миша – муж мой – был жив, он завсегда на озере рыбачил. У нас и лодка была своя – моторная. - А теперь нету? - Нету. Зять в том годе приехал с дружками, так по пьяни и утопили. На Пасху. И один его дружок утоп. - Как так? - Да вот так. Приехали они с дочкой, да друзей с собой привезли. Троих. Я на праздник-то всего наготовила, думала, как люди посидим, отпразднуем. Как – никак - Пасха все-таки, Христос воскрес. А они с вечера пить –то начали, а к утру уже никакие были. Проспались немножко – и айда с утра в озеро, рыбу ловить. А чего ее ловить, когда ей у меня полный ледник – и свежая , и мороженая. Видно , бес их туда потянул. Ну и перевернулись. Зять то с двомя до берега доплыл, а один утоп. Потом хоронили, прям на третий день Пасхи. - А дочка? - А что дочка? Мы часов в десять проснулися, а их уже след простыл. А к обеду сосед прибежал, рассказал, что и как. Таких историй в этих местах было множество. Сергей вспомнил, как года три назад, когда они с Натальей гостили у Виктора, там прошла просто эпидемия автомобильных аварий, связанных с пьянкой. За какую-то неделю гости соседей и дачники разбили с десяток машин, словно соревнуясь – кто больше? Сценарий был всегда один и тот же – приехавшие на отдых горожане, в основном жители Москвы и Питера, из-за отсутствия полиции расслаблялись настолько, что садились за руль в совершенно невменяемом виде. А потом переворачивались или въезжали в дерево. Хорошо одно – что чудом никто не погиб. Больше всех Наташку удивил последний ,за этот их приезд сюда, случай: пожилая, с виду интеллигентная пара из Питера, после бурного отмечания с соседями приезда на дачу, поехала в магазин и на скорости больше ста ( это по проселочной-то дороге) опрокинулась в кювет. Искореженный «Логан» до сих пор, наверное, гниет возле их дома- - сами они уехали в город на автобусе. За разговором и воспоминаниями доехали до поворота. Тут, справа от перекрестка, стоял в тени высоких сосен белый микроавтобус с московскими номерами. Несколько смуглых бородатых людей лежали на траве. Один стоял на обочине дороги. - Во, дожили , - гастарбайтеры на «Мерседесах» разъезжают, - наверное работу ищут. А все прибедняются, говорят, что им мало платят. Интересно, сколько ж надо получать, чтобы такой автобус купить? Мне ,наверное, за всю жизнь на такую тачку не заработать. - Дак, не рабочие это. Тех я видала, они к нам в этом году приезжали, магазин строили. Худющие все, как из Освенцима, тихие. А эти-то , вон , гладкие все, довольные. На бандитов похожи. - А вы видели бандитов? - Не видала, но эти похожи. Глянь , какие рожи наглые! Сергей »рож» разглядеть не успел, смотрел на дорогу. Да и какая ему, в принципе, разница – какие у них рожи? Поехали по «гребенке». Солнечный свет, мелькая между стволов сосен, бил по глазам. Поворачивать противосолнечный козырек вбок было лень, и Сергей прикрылся от солнца левой рукой, держа руль одной правой. Проехали пару деревень. Неожиданно впереди из-за поворота показался мотоциклист : он пролетел мимо со скоростью пули, оставив за собой густой пыльный шлейф. Сергей успел отметить про себя, что мотоцикл был спортивный, в яркой раскраске. Чтобы не наглотаться пыли , он поднял стекло. А вот и Берега. Дом тетки Степаниды – так, как оказалось, звали бабулю – действительно стоял на самом берегу, да еще на пригорке. Прямо со двора открывался прекрасный вид: голубая даль до горизонта, ярко подсвеченная лучами весеннего солнца. Забора не было. Сергей подъехал прямо к крыльцу, стал снимать с багажника бабулин скарб. Потом помог занести все в дом. В избе было бедно, но чисто. Вся обстановка состояла из стола, двух кроватей и двух скамеек. Справа от входной двери – русская печь. Напротив входа – большой комод с иконами над ним. Сбоку, за перегородкой, виднелась еще одна кровать и старинный шкаф: видимо там располагалась спальня. Степанида поставила на плиту чайник, включила газ. - Чаю попьешь? - Да нет, спасибо. Поеду я. - Как же так , - с дороги, не евши, не пивши, куда ты поедешь? Погоди, я тебя хоть чаем напою. А хочешь – яичницу поджарю? - Да, спасибо, ничего не надо! Я потом поем, в обед. - Когда ты еще поешь! Садись, садись, я уже и сковороду погрела. Щас, быстро пожарю. Тебе простую, или с салом? - Простую, - сдался Сергей и сел на стул. Поев и напившись чаю с печеньем, он вышел во двор – поискать туалет. Посмотрел на озеро и подумал, что хорошо бы оказаться сейчас там, среди этой манящей голубой воды. Мысль эта все больше занимала его сознание, и он , решив, что к Виктору можно приехать и к вечеру, пошел обратно к дому. На пороге его встретила бабка Степанида. - Что на озеро любуешься? – спросила она, - у нас тут красота-а… Миша, покойный, бывало, сядет вечером на скамейку с той стороны дома, да так и просидит до темноты. Уж очень любил на закат смотреть. - Да я хотел на лодке выйти, может рыбы какой поймать. Можно у вас во дворе машину оставить? - А чего ж нельзя? – удивилась Степанида – только где ж ты лодку возьмешь? Погоди , я у соседа спрошу – если он дома. - Не надо , баба Степанида. У меня надувная лодка с собой. Сергей аккуратно стащил «резинку» с багажника, подключил компрессор. Резиновая плюшка начала вдруг расти, надуваться, на глазах увеличиваясь в размерах. Через пять минут бесформенная груда резины превратилась в двухместную лодку. Сергей снял с багажника весла, достал из машины рюкзак со снастями. Через полчаса он был уже в полукилометре от берега. Волны несильно покачивали лодку, дул слабый ветер. Поплавки кивали на голубой воде. Было прохладно. На юге даль озера терялась в густой дымке – видимо, там еще стоял утренний туман. Сергей прилег на дно лодки, положив голову на круглый, мягкий борт. И незаметно заснул.

Старший продирался сквозь молодую сосновую поросль, на ходу застегивая брючный ремень. Он терпеть не мог справлять естественную нужду вне комфортабельного туалета, расположенного возле спальни на втором этаже принадлежащего ему коттеджа. И любое отклонение от привычного порядка вызывало у него бурный душевный протест, если не сказать – муку. А уж среди елок , да с комарами… Поэтому настроение у него было паршивое, а уж когда он взялся за доисторическую ручку двери «буханки», оно вовсе упало до нуля. «Идиоты. Пятьдесят лет выпускают это дерьмо – хоть бы ручки человеческие научились делать!» Войдя в салон, он увидел Артиста, что-то разглядывающего на экране планшета. - С утра в стрелялки играешь? Артист поднял голову и недоуменно посмотрел на Старшего. И от этого взгляда Старшему вдруг стало не по себе. Артист вообще был не простым человеком, а о его прошлом и методах работы ходили разные и не очень приятные слухи. - Играю. Посмотри сам. – И он поднес планшетник к лицу Старшего. На экране была отображена карта, окружающей местности, как бы видимая с самолета. На перекрестии дорог, где они вчера поворачивали, мигала красная точка. - Видишь? - Вижу. Значит , они так там и торчат. И кто же это, по-твоему? - Я думаю , это охрана. Прикрывают наших подопечных. - Что же они их не охраняют, а торчат, как придурки, на перекрестке? Да еще на самом виду? - Они и в самом деле придурки, я их видел. Видимо, дешевые наемники с Кавказа. Непрофессионалы. Их не пускают на объект, чтобы они не привлекали к себе внимание. Или слишком неадекватны – увидев груз, могут из охраны превратиться в грабителей. Им не доверяют. - Зачем же таких взяли? - Наверное, других не было. Или были уверены, что справятся без охраны. - Н-да… Значит, они вовсе не «ботаники»? - Ну, почему. Допустим. Они уверены, что вся операция законсперирована донельзя, и никто не подумает напасть на простых милых туристов. Про нас они наверняка не знают. - Ладно. Как будем нейтрализовывать? Твои предложения. - У них должна быть какая-то связь. Рация вряд ли, скорее – обычный телефон. Поэтому нападение должно быть внезапным, чтобы они не успели сообщить .Потом мы убираемся в лес – тут есть много лесных дорог – и связываемся с шефом. Прячем «УАЗ» и уезжаем на его машине. - Значит, всех кладем? - Конечно. Только этот вариант не добавляет нам хлопот. - О, кей. Сориентируй пацанов, чтоб особо не светились – справимся без них. Артист кивнул и поднес к уху телефон.

В прихожей небольшого дома , где проживал командир пограничного катера Иозеп Рейно ,раздался звонок. Семья только села обедать. - Кто это, Иозеп? – спросила жена. Лейтенант Рейно пожал плечами и пошел открывать. На крыльце стоял командир отряда и человек в штатском. - Пустишь? – с улыбкой спросил майор. - Конечно! Проходите – лейтенант посторонился. Они вошли в гостиную. - О, мы не во время! Приятного аппетита! Но – служба превыше всего! Госпожа Рейно, вы не против, если мы поговорим с вашим мужем? Очень важный служебный вопрос. - А что случилось? – заволновалась миловидная жена лейтенанта – что ни будь важное? - О нет, не волнуйтесь, - успокаивающе улыбнулся майор - обычная служебная текучка. Все трое удалились в кабинет хозяина дома. Рейно предложил гостям кресла, выложил на стол сигареты. Подождал, пока усядутся гости и опустился в кресло сам. - Иозеп, - начал командир отряда, - ты знаешь, что я к тебе всегда хорошо относился и даже продвигал тебя по службе. Надеюсь, ты ценишь это? - Да, конечно, господин майор. - Ну вот. От твоей дисциплины, исполнительности и чувства долга сегодня зависит вся твоя будущая карьера офицера. Хочу представить тебе нашего гостя - атташе посольства Соединенных Штатов Америки в Таллинне, нашего, если можно так выразится, коллегу, офицера ВМС США полковника Стаффорда , – майор, привстав, слегка поклонился своему спутнику. То же самое сделал и Рейни . Офицеры обменялись рукопожатиями. Майор продолжал: - Ты знаешь, Йозеп, какая сейчас непростая международная обстановка. Россия может в любой момент напасть на нас, и наша маленькая страна окажется в оккупации у этих варваров. Поэтому наше правительство и народ так ценят руку дружбы, протянутую нам Соединенными Штатами. Только гарантии Америки могут обеспечить нашу безопасность и суверенитет. Поэтому мы всячески должны помогать нашим могущественным друзьям, особенно в тех их действиях, которые непосредственно направлены на безопасность в нашей родной Европе. Надеюсь, ты понимаешь? Рейно кивнул головой: - Конечно , господин майор. Что я должен сделать? - Об этом тебе лучше расскажет наш общий друг , мистер Стаффорд. Американец достал из кармана сигару, откусил кончик, поднес зажигалку. По комнате поплыл запах Гаванского табака. - Мистер Рейно, мы военные люди и должны понимать, что в интересах государства иногда приходится – как бы это точнее сказать – слегка нарушать закон. У лейтенанта полезли глаза на лоб. Атташе поспешил его успокоить - Нет, нет, ничего такого, чтобы подпадало под действие уголовных статей эстонского законодательства, вам делать не придется. Просто наше (и ваше) командование решило поручить вам проведение спецоперации на эстонско-русской границе. - Мистер Стаффорд, я всего лишь командир пограничного катера, как вам известно. И мои возможности весьма ограничены. - Мы это знаем, - кивнул головой Стаффорд и выпустил густой клуб дыма, - вам и не придется делать чего-либо трудного или непривычного. От вас требуется передать некий груз людям из России. Да не беспокойтесь, - снова видя удивленное лицо Рейно, американец помахал рукой с сигарой, - это будут наши люди. Вы готовы? - Да, - просипел лейтенант. У него вдруг запершило в горле. – Так точно! – добавил он громко. - Ну, вот и хорошо. Тогда слушайте: завтра, в 6.00 мои люди доставят вам на борт груз. Он будет находиться в трех рыбачьих рюкзаках. Двое моих людей пойдут с вами. Видя готовность Рейно возразить, атташе повысил голос: - С вашим командованием все согласовано. Ведь так? – обратился он к майору. Тот кивнул головой. Стаффорд продолжал: - В 9.45 на траверзе мыса (мои люди вам укажут,- какого) появится лодка. Рыбачья лодка. В ней будут три человека. В 10.00 они поднимут русский военно-морской флаг и спустя пять минут пойдут на середину пролива. Как только они нарушат государственную границу Эстонии, вы выйдете на перехват. Они будут имитировать попытку вернуться в воды России. Вы не должны дать им такой возможности. После задержания лодки вы закроете ее корпусом своего корабля от русского берега. После формальной проверки документов они передадут вам на досмотр свои вещи – три рюкзака. Мои люди незаметно заменят их на другие, такого же образца. После этого вы доводите лодку до территориальных вод России и отпускаете. Не забудьте что-нибудь сказать в мегафон им на прощание. - Что именно?


Выбор страницы:


Иван Антонович Ефремов:
09.04.1908-05.10.1972
22.04.1908-05.10.1972-н.с.

Русский советский писатель-фантаст, учёный-палеонтолог, создатель тафономии; философ-космист и социальный мыслитель. Лауреат Сталинской премии второй степени (1952)



Наши партнеры:

Сфера-Саратов СГУ

Классный сайт!

Расскажи о своем родственнике

Стихи и проза

Инновации Технологии Машиностроение

Создание сайтов


Как опубликовать свои стихи? Как опубликовать свою прозу?
Cтихи, проза, поэзия, детские стихи и проза, лирика, публицистика, сценарии, большие произведения, юмор, переводы, философия, психология, история


© 2013 , Литературный интернет журнал "Начинающий писатель", All Rights Reserved
Besucherzahler rusian brides
??????? ?????????
??????? ?????? ???????? Рейтинг@Mail.ru ....