Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель"
Официальное издание для авторов
Сегодня:19.11.19 Вход для писателей
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 55871 от 30.10.2013
Хорошее и плохое о нашем журнале


С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ,
НАШИ АВТОРЫ!

Главный редактор: Королев Андрей Альбертович
Email: sgu64@mail.ru; г. Саратов, ул. Московская, д.117б, оф.71

"Наши отношения с женщинами складываются прекрасно, если они складываются. Женщин, которые не складываются, мы бросаем", Жванецкий Михаил
Федор Иванович Тютчев:
23.11.1803-15.07.1873
05.12.1803-27.07.1873-н.с.

Русский поэт, дипломат, консервативный публицист, член-корреспондент Петербургской АН с 1857 года



Рецензии

Сотрудничество

Вышел 1-й номер журнала "Начинающий писатель". Тираж 100 экз. Но только 40 можно приобрести.

Сборник формата А5, содержит 287 страниц.
ISBN 978-5-9999-1795-9

Заказать сборник можно здесь
С уважением, администрация сайта.


Сотрудничество

Сотрудничество

Начинающий писатель
Пьясор Даниил
Автор
Дата рождения: 19.08.19xx, Опубликовано: 28.10.2015
Организация:

© Copyright: Пьясор Даниил, 28.10.2015
Свидетельство о публикации № 6470
1 2 3 4 5

Вернуться к списку произведений
-1-

Автор

Глава 1

Меня зовут Джулия. Я живу в обычном городе, хожу в обычную школу. Я не такая вспыльчивая, не выскочка. Обычная девушка, которая учится в старшей школе города Окленд, штат Калифорния. В классе я не выделяюсь нечем. У меня нет друзей, не знаю почему, но мне не о чем разговаривать. Надо мной часто подшучивают. Не всегда эти шутки хорошие, чаще всего это сарказм, который меня обижает. Многих людей я не перевариваю, просто потому, что они мне не нравятся, они с большими недостатками. Мой отец назвал бы их каким-то нецензурным словом, но я не хочу так говорить. Я всегда смотрю на этих людей и понимаю, что эти люди по-своему несчастны.

Я начинающий писатель, пишу с детства. Мне это всегда нравилось, я любила это. Для меня это хобби, любимое дело, то, чем я занимаюсь для души. В каждой книге новый мир, в котором я Бог. Я решаю, что там будет, как будут звать персонажей и что в этом мире будет такого особенного. Я обожаю это, всем сердцем люблю. Каждый момент написания для меня – это букет удовольствия и наслаждения, которое я получаю. Я очень люблю это делать.

Но меня не понимают. Родители не одобряют этого, считают не нужным занятием. Но я не собираюсь бросать, живу этим делом. Пока мои шаги к публикации изданий маленькие, никто не воспринимает того, что я делаю. Вера в то, что вскоре мои произведения будут издаваться, являются двигателем для меня. Мои рассказы никому не нравятся, никто их не читает, но я верю, что настанет тот день, когда все взахлеб будут читать это.

Настал еще одни день, когда пора идти в школу. Я проснулась, быстро собралась, позавтракала и отправилась в школу. Мой путь в школу не близок, школа находится на другом конце города. Опять я еду в то место, где меня будут унижать. Опять. В детстве мне не нравилось ходить в школу, потому что там обязательно кто-нибудь тебя обидит, доведет до слез. В старшей школе все нормализовалось, но все также я оставалась изгоем. Изгой. Такое слово для меня подходило идеально. Вся такая задумчивая, странная. Эта одна из моих характеристик одноклассников. В школу я шла как обычно.

Зайдя в свой класс, я увидела Кэтрин Сент. Она была звездой класса и школы в целом. Вся такая успешная. Она самая вредная и противная из всех, кто находился в моем классе. Ее папа – директор школы. Она сидела на стуле и с кем то разговаривала. Не сложно догадаться, что это был парень. Как у такой набитой дуры может быть парень. Зная ее, понимаешь, что этот человек ее использует только для своих потребностей. Как собеседник и спутник жизни Кэтрин ему не интересна. Все от нее что-то хотят, и у нее немного друзей, все они только используют Кэтрин для личных целей. Только деньги привлекают всех к ней. Только эти бумажки ставшие средством для существования человека. Я зашла и поздоровалась с ней (потому что вежливая, в отличии от этой дуры):

–Привет.

–О, ты уже тут. Пришла в школу. Готова к новой порции унижений.

–Отстань от меня. Сиди смотри в зеркало, кукла Барби. Как же противно смотреть на таких, как ты, – ответила я.

–А, ты у нас разговаривать умеешь?

Я прошла молча и не стала обращать внимание на нее. Она дочка директора школы и оценки ей ставили просто так. Вот и все. А ее парень встречался с ней только потому, что ему нужны были хорошие оценки и характеристика. В мой адрес посыпалось много гадостей. Как удивительно, что у нее хватает креатива придумывать много нового. Она полностью подтверждает то, что она блондинка. Сев за свою парту, я поздоровалась со всеми людьми, кто меня окружал. Одним из них был Джеймс Брэнниган. Парень серьезно увлекается музыкой. Выложил в сеть видеоролик со своим сольным выступлением, за что подвергся всеобщей насмешке и выделению в разряд изгоев, как и я. Надо объяснить, что в разряд изгоев выделяют всех тех, над кем насмехаются. Вот так вот.

Школа – это настоящий этап жизни человека, когда ему предстоит войти в коллектив. У нас все так, как во взрослой жизни. Помимо этого музыканта в нашем коллективе изгоев был мальчик, над которым издевались по национальному признаку(Аарон), глупый спортсмен(Генри), которого дразнил, и парень с плохим зрением(Сэм). Но я не считала этого спортсмена глупым, он просто плохо учился и уделял все свое свободное время спорту. Вот и весь коллектив изгоев. Остальные люди были привилегированным обществом, которое подчинялось запросам Кэтрин. Да, все были ее подхалимами, потому что каждый боялся, что ему наставят плохих оценок в аттестат и он не попадет в колледж. Я не боюсь, потому что знаю, что так директор не может поступить, а если поступит, то я напишу письмо властям штата и мне поверят. Поэтому я не боюсь этой Кэтрин и ее злого отца. Я пошла против этой системы, я не поддаюсь этому.

Расскажу о других моих одноклассниках. Подруга Кэтрин – Джоан Аксель. Из обычной семьи. Такая недалекая, как и сама Кэтрин, но притворяется умной. К этому дуэту надо добавить еще несколько девушек, которые ходят и восхищаются этими двумя и которым хвастаются.

Подошли четыре парня из нашей сборной по футболу. Друзья с детства. Любят играть в компьютерные игры. К ним надо добавить парня, который прогуливает уроки, курит и пьет. Его зовут Зак Тейлор. У него своя компания, состоящая из девушки и парня, которые тоже курят и плохо учатся. Почти все девушки нашего класса пытаются подружится с Кэтрин. С ней все дружат. Вот такой вот класс.

Но есть и нормальные люди. Например Джон МакИнтрайер. Неплохой тихий парень, который играет в футбол с ребятами, хорошо учится и собирается поступать в военный колледж. Но сейчас его нет, он проходит медкомиссию в военном комиссариате.

Уже прозвенел звонок. Учитель зашел в класс и начался урок. Был урок физики. Один из нелюбимых уроков. Учительница пришла и как обычно начала перекличку. Как обычно опоздал Зак со своей компанией. Вместе с тем, как он зашел, в класс ворвался запах сигарет, вонючий, от которого меня тошнило. Он зашел и сел за парту. Положив свой рюкзак, он положил на его голову и уснул. Как обычно к доске пошла Кэтрин и начала писать задачу. Все замолчали. Миссис Гувер, учительница физики, сидела и писала. В конце она как обычно поставила пятерку нашей Кэтрин. Умнице и красавице.

Вызвали к доске спортсмена, который как обычно получил неудовлетворительную оценку. Тут подошел парень Кэтрин и сел.

–Ха-ха-ха, тупица. Тебе там все мозги отбивают на своих тренировках, – смеялся парень Кэтрин, Уолтер.

–Ты еще ответишь за это, – сказал он. Этого мальчика зовут Генри.

–Иди к изгоям.

–Мы не изгои, мы нормальные люди, а у вас тут культ поклонения Кэтрин, которой ставят оценки за красивые глаза.

–Отстаньте от него, – сказали мы все.

–Ребята, тише, прекратите, – сказала мисс Гувер.

–Готовьтесь к драке, – сказал Уолтер.

Генри сел и продолжил писать. Мисс Гувер объяснила новую тему. Прозвенел звонок, а это значит, что настала драка. Учительница поспешно ушла. Уолтер встал, а вместе с ним и все, кто был на его стороне. Это были футболисты, Зак и его дружок.

–Не трогайте Джулию, она девушка. Не бейте ее, – сказал Генри.

–Зак, ты со мной? – спросил Уолтер.

–Да, – ответил тот.

Генри ударил по лицу Уолтера и принялся за Зака. Тот нанес ему удар, но Генри поставил блок и ударил его. Он бил Зака ногами, затем принялся за Уолтера. Я стояла в стороне и ничего не делала. В это время Кэтрин куда-то ушла, а потом пришла уже с учителем. Этот учитель была подругой директора. Миссис Хамчейл. Учительница химии, скверная и гадкая.

–Миссия Хамчейл, тут наших ребят бьют. Это все Генри, Джеймс, Аарон. А инициатор этого всего Джулия.

–Прекратили! – крикнула Хамчейл.

Все остановились. Уолтер подтвердил слова Кэтрин. За ним все начали кивать.

–Это уже никуда не годится. Все, кого назвала Кэтрин, ко мне в кабинет.

Мы все пошли. В кабинете на нас кричали:

–Вы варвары, обижаете обычных детей. А ты инициатор этого всего. Генри, Джулия, Джеймс, Аарон и Сэм. Вы все будете наказаны за это. Жестоко наказаны. Завтра вы его узнаете.

Мы вышли в печали.

–Спасибо, что защитили меня, – сказала я.

–Не за что. Это долг каждого мужчины. Мы все это понимаем, в отличии от этих людей. Мерзкие, особенно Кэтрин. Если она опять натравит на нас всех парней класса, я позову своих друзей из секции борьбы. Покажем им, – сказал Генри.

–Спасибо, – ответила я.

Он был таким искренним и добрым.

–Идемте на уроки, сейчас урок классного руководителя, – сказал Аарон.

–Идем, сейчас устроит нам встряску, – сказал Сэм.

Он был прав. Уже через несколько минут мы сидели все и слушали обвинения в свой адрес от миссис Чалмер:

–Вы понимаете, что вы устроили? Драка в нашей школе. От тебя Джулия я не ожидала такого. Ты была инициатором. Мне надоело это все. Еще одна такая выходка ты, Генри, Аарон, Джеймс и Сэм вылетят из школы.

–Знаете что, мне надоело это все. Все учителя боятся директора и ставят его дочери хорошие оценки. У вас всех существует только один хороший ученик. Это Кэтрин. Вы ей потакаете и большая часть класса тоже. Меня и этих ребят считают изгоями. Мы с ней не дружим и поэтому нас постоянно осуждают. Вы не разбираетесь не в одной ситуации, вы наказываете всех врагов Кэтрин. Вы не выясняете, кто виноват, хотя зачастую виновата именно Кэтрин. Какой вы учитель? Если хотите, можете нас наказывать, как вам угодно. Я ухожу и не намерена слушать эту чушь.

Я встала и ушла, а вместе со мной ушли все изгои.

–Это возмутительно, – сказала классный руководитель.

–Возмутительно то, что вы делаете, а это реакция на ваши действия, – добавила я в конце.

–Первый раз сбегаю из школы, – сказал Аарон, когда мы шли.

–Я тоже. Как же меня достало это все. Смотрите, Зак, – сказала я.

–Ребят, с уроков сбегаете? – спросил он.

–Закрой свой рот, пока твоя челюсть цела, – сказал Генри.

–Вы же понимаете, что я это нарочно сделал, – начал он оправдываться.

–Ты сделал это только потому, чтобы тебя потом не ловили с сигаретами, а свободно разрешали курить. Что ты думаешь, мы не знаем?

–Проблемы у тебя будут Джулия, вот и все, – сказал он.

–Предлагаю игнорировать это высказывание, – сказал Сэм.

–Полностью поддерживаю, – сказали мы все.

Мы прошли мимо него.

–В повстанцев решили поиграть. Футболисты просили передать, что сегодня драка. Генри, будут бить тебя и остальных. На ангаре в восемь часов, – сказал Зак.

Мы все услышали, но продолжали идти и молчать. Каждый думал о своем. Я думала о своем романе. Она в жанре триллер. Задумка такова: несколько людей, который совершенно не связаны между собой в разное время знакомятся с одним фокусником. Он очень необычный человек и вскоре все те люди, которые с ним знакомы попадают в большие неприятности. Вся суть в том, что каждый из них обладал своими пороками, или грехами. За это фокусник их жестоко наказал. Идея очень хорошая, она мне понравилась и я преступила к работе еще вчера. Но тут я снова вспомнила о том, что произошло в школе. И тут меня подбодрил Генри:

–Не переживай, ничего они нам не сделают.

–Как сказать… – ответила я.

–Если они нам что-то сделают, я напишу жалобу одному конгрессмену. Он с ними разберется, – сказал Сэм.

–Откуда такие связи, – спросил Аарон.

–Какие связи, это просто предложение. Надо найти управу на эту шайку. Все подчиняются нашему директору, злому диктатору, у которого есть свои соратники. Это училка химии. Это высшее общество. Остальные представлены стукачами, и доносчиками среди учителей. А дальше простой народ, люди, которые вынуждены подчинятся. Есть еще среди наших учеников стукачи. Они помогают стукачам-учителям, а именно главному из них, нашему физруку, который все рассказывает химичке. У него это Зак и еще несколько учеников из разных классов, – пояснил Сэм.

–Какие наблюдения, – сказал Джеймс.

–Да, это стало известно немногим. Джулия и ты не знаете об этом. Мы с Генри и Аароном стали об этом догадываться. Если честно, мы с вами как повстанцы. Не знаю, чем это все закончится, но одно могу сказать, что будет тяжело идти против этой системы.

–Сегодня будет драка футболистов с нами. Уолтер у нас капитан команды. Я скажу своим, чтобы пришли. Пойдемте со мной сегодня. Мы вас даже обучим приемам. Это вам пригодится, особенно Джулии. Я вас с ними познакомлю. Отличные ребята, – сказал Генри.

–Хорошо, мы придем, – ответила я. Все мы были не против овладеть азами вольной борьбы.

Мы все разошлись по домам. Генри назначил время и место встречи. Вернувшись домой, я увидела своих родителей в коридоре, которые были сильно разгневаны:

–Что ты устроила сегодня? – спросил отец.

–Ничего, я и другие изгои стали жертвами. На нас напали. А мы защищались. Как вы понять не можете, что в нашей школе все подчиняются директору-диктатору и обожают его дочь. Почти весь класс общается с ней, чтобы не иметь проблем. Я не общаюсь с ней, потому что не собираюсь стелиться под нее. Только мы, изгои в этом классе, прекрасно это понимаем, – ответила я.

–Ты не виновата? – переспросили они меня.

–Нет, мне все равно, что они сделают мне. Я соберу доказательства и передам все Сэму, а тот напишет конгрессмену, который во всем разберется.

–Вот так школа. Если надо будет подписаться, мы с отцом подпишем все, – сказала мама.

Я прошла на в зал, где пообедала. Посмотрела на время: время сделать уроки, хотя вряд ли мне поможет выполненное задание. Нет, я причитаю о том, что меня могут выгнать. Я совершенно за это не боюсь, потому что знаю, что это блеф. Пока таких угроз в мой адрес я не слышала. Я села за свой компьютер и начала писать.

Я спокойно писала. Родители догадывались, что я делаю и постоянно пытались меня отвлечь. То принеси то, подай это. Так и не дали мне закончить образ фокусника. Я ведь писала тогда, когда у меня была волна вдохновения, а такими темпами она перебивалась. Неудобно. Все же, как это великолепно. Мне в жизни надо только это, я счастлива, что пишу.

Но потом я вспомнила, что мне надо пойти на эту драку. Я шла для того, чтобы меня научили азам борьбы. Мне не помешает это, мало ли, вдруг на меня нападут в подворотне. Я боялась того, что это закончится для нас плохо. Но я себя успокаивала тем, что все закончится хорошо.

Я собралась и пошла. Шла и думала, что мы все впятером не такие, как все. Мы не подхалимы, не пытаемся понравится дочке директора. Мы молодцы, мы, как революционеры, которые встали против диктатора. Уверена, мы добьемся того, чего хотим. Остальное время я шла и думала о своем произведении. Мне казалось, что это будет одним из лучших моих произведений.

Я пришла к месту, где ребята тренировались. Это было здание заброшенного ангара. Место что надо для разборок. Там уже были все. Возле Генри были десять борцов. Все они были накаченными. Одетые в спортивную форму. Ребята тренировались. Эти люди где-то нашли матрасы и постелили их. Тренировка была в самом разгаре.

–А вот и Джулия. Познакомься. Это Бен, Шон, Крис, Метью, Сердж, Сессил, Джо, Джей, Алекс, Антонио, – сказал Генри.

–Привет!!! – дружно сказали они хором.

–Я готова, показывайте.

–Смотри и учись. Будешь сейчас все повторять за нами, – сказал один из них.

Я начала наблюдать, а затем повторять. У меня все получалось хорошо, меня хвалили, что мне нравилось. Но потом я увидела, как к нам приближаться футболисты. Все серьезно настроены. Атмосфера царила особенная, такая, какая бывает на драках. Все предвкушало серьезную бойню. Все борцы выстроились в ряд, а за ними и остальные ребята.

–Джулия, сиди тут, – сказали они мне.

Те тоже выстроились в ряд.

–Ты кого привел недоумок? – спросил капитан футбольной команды.

–Ты кого обозвал, футболист.

–Я смотрю, они все недалекие, – сказал Уолтер.

–Ты после этой встречи бегать не сможешь, я тебе ноги сломаю.

–Мы вас по ангару раскидаем, – добавил другой борец.

Футболисты приготовились к драке. Борцы тоже. И тут она началась. Две команды побежали друг на друга. Они молотили друг друга. Удар за ударом они наносили по противникам. Борцы явно лидировали. Они раскидывали своих противников на пол. Броски на пол приносили неимоверную противникам борцов. Я смотрела на это и болела за своих ребят. Искренне хотела, чтобы футболисты получили по заслугам. И тут я увидела Кэтрин, которая снимала это все. Похоже, она вела видеосъемку с начала. Я подкралась к ней из-за угла. Схватив ее за плечо, я повернула его и выбила из рук камеру и схватила ее. Меня повали на пол Кэтрин и начала царапать меня своими ногтями.

–Что ты тут делаешь? – спросила она.

–Этот вопрос я хочу задать тебя.

–Тебя это не касается.

–Я не дам тебе этого совершить, ты не подстроишь все так, чтобы мы были виноваты.

–Замолчи, я тебя не перевариваю с детства. Ты всегда вела себя так странно.

–Что странного ты находишь в том, что я не подчиняюсь тебе? Я не хочу с тобой дружить, потому что ты плохой человек. Тебя все такой считают. Очнись, все дружат с тобой, потому что хотят от тебя что-то. Мне ничего от тебя не надо. И всем, кого ты называешь изгоями тоже. Тебя будут использовать постоянно. Ты несчастна, – закончила я.

Она замолчала и встала. Затем она молча ушла, забрав и выключив камеру. Я поднялась. Расцарапанная, я наблюдала конец драки. Остались только борцы. Они добивали последних. Враги вскоре отступили. Я подошла к ним.

–Как вы? Все в порядке? – спросила я.

–Да, мы все отомстили им, – сказал Генри.

–Я тоже время зря не теряла. Кэтрин хотела это все снять, а потом из нас с вами преступников, – ответила я.

–Вот такая вот она, – добавил Аарон. – Давайте все разойдемся по домам. Встретимся завтра в школе.

Все согласились и разошлись. Я пришла домой, когда на часах было десять. Всю дорогу шла и обдумывала свое произведение. Я не собиралась ничего писать, хотела по скорее уснуть. Но лишнее время на обдумывание этого романа, или повести я решила выделить. Я считала, что выбрала правильную тему, в ней затрагивается тема грехов человека. Образ фокусника является ключевым в романе. Его я решила сделать загадочным, но очень честным и правдивым человеком. А всех остальных персонажей я решила взять из своей школы.

Первый грех и человек – гордыня и Кэтрин. Я вам уже достаточно о ней рассказа, чтобы вы поняли, что это за человек. Она очень гордая, зазнайка и тщеславная.

Второй грех и человек – алчность и Стивен. Это человек, который вырос в семье с достатком, но в семье жадных людей. Лишний раз он не тратится, постоянно все просчитывает. Один из игроков футбольной сборной.

Третий грех и человек – зависть и Джоан, которая завидует Кэтрин во всем. Джоан из небогатой семьи, в детстве у нее многих вещей не было, какие были у Кэтрин. К тому Кэтрин постоянно хвастается, а это повод к зависти.

Четвертый грех и человек – гнев и Уолтер. Этот человек этим и отличается. В драке это была настоящая машина гнева и злости, которая обрушилась на Генри.

Пятый грех и человек – похоть и Зак. Он из неблагополучной семьи, с раннего возраста курил и пил. А еще был похотливым. Часто позволял себе развязное поведение с девушками.

Шестой грех — это чревоугодие. Но в классе у нас такого человека не было. Так что, список мой не полный. Но этих людей мне вполне хватит.

Седьмой грех и человек — лень, или уныние. К ним сразу два человека. Один из них – Роджер Пфайфер, лоботряс и лентяй. Довольно не глупый человек, но из-за своей лени и страсти к компьютерным играм опустился до двоечников. Второй человек – Элис Спринг. Эта девушка постоянно унывает и плачет. Она законченный пессимист. Мне она так надоедала, что я перестала ее утешать. Я просто не обращала на это внимание. Эта девушка относит себя к субкультуре эмо. Эту субкультуру я очень не люблю, потому что эти люди постоянно жалуются на свою жизнь и хотят покончить ее самоубийством. Вообще, я против всяких субкультур.

Вот такой вот набор людей. Еще я планирую добавить еще нескольких людей, но это уже потом. Сейчас надо писать об этих людях. Но было уже поздно, я легла спать.

Глава 2

Перед тем, как начать рассказывать о своем дне в школе, я хочу вам немного описать себя. Вы уже знаете, что я скромная и не выскочка. Да, это так. Я гуманитарий, не понимаю и не люблю математику. Просто ненавижу эту науку. Причем с детства. Ну и с химией, геометрии и физике у меня дела плохо. Я рыжая, оттенок немного темноватый, не такой яркий. Глаза у меня карие, сама я не высокая. Я худая, не толстая. В школе я тихая, но дома я порой вредная и настойчивая. Но я впечатлительная, меня легко напугать и обидеть, когда я была меленькой, то часто плакала, когда меня обижали. В детстве у меня кличка Плакса. В детстве я нравилась многим мальчикам, но ко мне они приставали, обзывая меня, дергая за волосы. Я часто жаловалась родителям, они приходили в школу и жаловались учительнице.

Настал следующий день. Я как обычно пошла в школу. Ожидала того, что же с нами всеми будет. По дороге задумалась о том, что таких, как мы, много в школе. В параллельных классах учатся родственники директора. Надо сказать, что у директора мистера Сента было три брата и две сестры, а еще много племянников. И все они были такими, как Кэтрин. В один момент мне пришла идея устроить забастовку, в которой примут участие все изгои в классах. В школе все было, как обычно. Пока я не дошла до кабинета, где располагался мой класс.

Открыла эти врата ада и поняла, что лучше бы я эту дверь не открывала. В классе сидели все футболисты, лица которых были в царапинах и ссадинах. Прошла к своей парте. Села. Все вроде бы в порядке. Уже были Аарон и Сэм. Наконец в класс зашли Джеймс и Генри. Взгляды устремились на Генри. Я сидела и чувствовала, что на меня все смотрят. Он прошел спокойно и поздоровался со мной. Прозвенел звонок. Пришел учитель и начался урок искусства. Этот предмет был у нас в программе. Мне он нравился и то, какие задание нам задавали по нему. Я всегда хотела написать сценарий к одной из постановок, но пока у меня этого не получалось.

–Ребята, мы с вами изучаем актерское мастерство. Вы меня удивляли своими монологами и теперь я могу сказать, что мы ставим новую постановку. Сценарий мы утвердили, это будет «Пигмаллион» Бернарда Шоу. Сегодня пробы. Все, кто хочет, может подойти. Напоминаю, что если вы изъявите желание прийти на пробы, я засчитаю вам это, как практику и поставлю хорошую оценку.

В классе было тихо. Каждый из учеников просто сидел и о чем-то думал. А тем временем наша учительница начала рассказывать новую тему урока, связанную с актерством и театром. Меня настораживало то, что так тихо, в наш адрес мы ничего не услышали. Мне казалось, что нам устроили бойкот. После урока все было также. Мы сидели тихо. Я ожидала, что в этот день на нас обрушится гнев директора и его заместителя. Но все было тихо. И тут в нашем классе появился классный руководитель, учитель английского.

Перед началом урока она подозвала нас всех к своему столу:

–Вы все за эти выходки получите отметку в характеристике. Вы что себе позволяете. Вам же идти в колледж, вы собираете характеристики от всех учителей. Некоторые вам напишут очень плохую характеристику. Это учитель химии.

–У меня все характеристики есть, – заявила я.

–И что? Вы понимаете, что вас хотели поставить на внутри школьный учет, как нерадивых учеников. Почему вы сбежали с уроков? – спросила классный руководитель.

–Мы же ясно выразили то, что мы думаем о всех вас. Неужели это не понятно? Вы все тут слушаете директора-диктатора и ставите просто так хорошие оценки его племянникам и родственникам, – повторила я.

–Вы у нас против всех? – спросила она.

–Да, против всех. Вы сами виноваты. Такое общество сложилось в этой школе. Нам это не нравится. Мы имеем на это свое мнение, – сказал Аарон.

–Ваше мнение никого не волнует, – сказала учительница.

–Тогда ваше мнение нас не волнует, – сказал Сэм. Мы все были согласны с его мнением и пошли на свои места.

Урок начался. Все шло, как обычно. С нами по-прежнему никто не разговаривал. Правда, когда была перемена, это случилось. Мы сидели на своих местах. Генри пошел и заметил, как на него смотрит Уолтер и сказал:

–Что смотришь?

–Тебе какая разница.

–Я не ясно тебе вчера объяснил. Могу повторить. Тебе и твоей команде. Еще раз вы все ополчитесь на нас, пострадают все.

–Ты нам угрожаешь, – заметила Кэтрин.

–И что ты мне сделаешь? Снимешь драку на камеру? – сказал Генри.

–Нет, просто вы нам всем угрожаете! – возмутилась она.

–А ты тут подставляешь нас, – сказала я.

–Ты меня постоянно выводишь из себя, что тебе от меня надо? – разгневалась Кэтрин.

–Мне? Ничего, – сказала я.

–Нам просто не нравится то, как к нам относятся и что в целом происходит в классе и школе, – сказал Джеймс.

–Вам не нравится потому, что вы не кем не дружите, – ответил Уолтер.

–Нет, не это. Мы не используем Кэтрин, как вы все, – ответил Джеймс.

–Ты что несешь? – спросил Уолтер.

–Вы все используете Кэтрин для своих целей. Пользуетесь ею, – повторил Джеймс.

–Вы все мною пользуетесь? – спросила Кэтрин.

–Идите от сюда, – сказал Уолтер.

–Заставь, – сказал Генри. – Я вижу, тебе мало было вчера.

Тот воздержался и пошел вместе с Кэтрин в столовую. Было заметно, что мы его разозлили. Все после него ушли из класса, оставив нас одних.

–Ребят, я шла и думала о ситуации. Нам надо собрать всех таких же, как мы и устроить забастовку. Как вам такая идея? – предложила я.

–Идея хорошая, но надо все продумать хорошо, – сказали они.

–Сейчас урок будет, давайте пойдем на него, а на следующей перемене мы все обсудим, – сказал Сэм.

Так мы и поступили. Следующий урок у нас физическая культура. Мне этот урок не очень нравится, но я на него хожу только потому, чтобы получить хорошую оценку. На уроке мы бегали, потом все играли (кроме нас). Но нас это не волновало. Мы сидели и обдумывали мою идею:

–В принципе, она не плохая, надо придумать, что именно мы будем делать? – сказал Генри.

–Отлично! Завтра в школе проверка. Я слышал это от учителей. Директор опозорится, – сказал Сэм.

–Это хорошо. Встанем в холле школы и будем требовать выполнения наших требований. Пока их не выполнят, мы не пойдем на уроки. Нас пять человек, в других классах тоже много таких людей. На уроки не явится очень много людей.

–Есть вероятность, что кто-то сольет информацию. Я видел, как за дверью был кто-то. Может мне показалось, но я чувствовал присутствие человека за дверью. Если Зак, то он сольет информацию физруку, а тот настучит директору, – сказал Сэм.

–Я надеюсь, что этого не произойдет. Звонок, пойдемте в раздевалки, – сказал я.

Мы все пошли в здание школы. На перемена все мы сделали объявление и повесили его на доску. Все должны были к нам зайти в столовую, но потом (в процессе обсуждения) мы поменяли место. Это было за школьным стадионом.

–А нас довольно много, но не мало, – сказала я, когда все подошли.

–Да, я даже не думал, что нас столько, – сказал Генри.

–Ребята, мы собрали вас тут для того, чтобы предложить организовать забастовку. Вам всем, как и нам надоело, что многие подлизываются к родственникам директора. В старшей школе четыре класса и в каждом классе есть родственники директора. Именно они нас угнетают и все остальные их используют. Мы с вами не используем этих людей. Предлагаю завтра всем встать в холле школы и никуда не идти. Мы будет требовать того, чтобы прекратилось этого. В противном случае мы прогуляем уроки.

–А это как-то повлияет? Просто нас не так много, как хотелось бы.

–Нас нормальное количество. Еще завтра будет проверка. Директор опозорится, – сказала я.

–А это хорошо, – сказали все.

–Если хорошо, то тогда все собираемся завтра и устраиваем забастовку!

Все были довольны. Мы разошлись быстро. Я решила, что мне надо пойти самой, обдумать все подробности. Мне иногда так надо. Только так я могу все продумать четко и сложить картину описываемого в голове. Я прибежала домой. Там никого не было, я села и начала писать. Предложение за предложением. Я создавала свою действительность, свой мир, который такой, но в моем понимании.

Я писала и придумывала все новое и новое. Вот послушайте:

«Фокусник был человеком интересным и загадочным. Он выполнял трюки так, что всем казалось, что эта действительно реально, а не выдумка. Настоящий профессионал. Но вместе с фокусами этого человека интересовала магия. Он много путешествовал, изучал магические обряды народов. Никто не знал его биографии в цирке, где он работал. Знали только, что он много путешествовал по миру. Он частенько вплетал в разговор свои воспоминания и случаи, произошедшие с ним»

Это пока еще начало. Я создавала образ загадочного человека. И у меня это получилось:

«С виду он был полон загадок. Его наряд и манеры говорили об этом людям. Перед каждым выступлением этот человек обходил территорию цирка, знакомился с людьми. Этого человека довольно сложно было обмануть. Мальчишки-сироты несколько раз пытались это сделать, но в итоге лишались всего своего дохода за вечер. Фокусник раздавал все деньги. Он знал, у кого ребята воровали деньги и подходил к этим людям и каждый раз говорил:

–Вы обронили свои деньги. Возьмите пожалуйста.

Ему каждый раз предлагали определенную сумму за то, что вернул деньги, но фокусник всегда отказывался и говорил, что ему ничего не надо. Он просто делал то, что должен был сделать каждый порядочный человек»

Я так окунулась в свой мир, что забыла обо всем. Я сидела в своей комнате и писала. Не обращала внимание не на что, просто писала. Как же мне это нравится. Я каждый раз создаю что-то новое, свое. Эти произведения для меня очень дороги. Я храню их все с самого детства, в большой коробке. Некоторые из них написаны на печатаной машинке, некоторые от руки. Я писала довольно долго, была увлечена сюжетом. Но потом меня позвали ужинать. Я пошла ужинать. Но я хочу вам сначала рассказать о своей семье.

Мой папа – Джордж О'Конуэл, работает простым плотником на стройке. Человек он хороший, но не понимает мои увлечения литературой. Он человек конкретный, не склонен к творчеству. Часто он брал меня с собой на работу, показывал мне много чего. Я научилась работать со многими инструментами. Меня знали все и звали ласково Джулик. Все любили Джулика. Я помогала всем: сантехнику, каменщику, плиточнику, прорабу. Был случай, когда я имитировала голос прораба. Мой командный голос всех рассмешил Мне тогда было пять лет.

Одно время мой отец мне предлагал пойти служить в армию, говорил, что это хорошая работа. Несколько лет послужу, мне дадут звание капрала. Но мне это не нравилось. Не люблю армию и все, что связано с ней. Мне ближе творчество.

Моя мама – Линда О'Конуэл, работает бухгалтером. Занимается рукоделием. Она всегда меня защищала, но иногда относилась строго. Всегда требовала, чтобы я училась отлично. Хотела, чтобы я стала отличницей, первой в классе, всегда говорила, что я такая же, как Кэтрин. Она меня воспитала такой вместе с папой.

За столом царила тишина, никто не говорил. Я задумалась о завтрашней забастовке. И тут меня спросила мама:

–Как прошел день в школе?

–Никак, – ответила я.

–Там хоть что-то было? – переспросила она.

–Нет, там ничего интересно. В этой школе нет ничего интересного для меня. Я ненавижу ее. Она дурацкая, а особенно то, что там твориться.

–Пойми, мир несправедлив. Это истина. Ты не сможешь бороться с несправедливостью в мире. Ты еще мала для этого. Вы напишите заявление, его рассмотрят, директора уволят. Это не конец несправедливости в мире.

–Причем тут мир. Меня волнует моя школа. А, если все получится, то мы покажем своим примером, что надо отстаивать свое мнение и при возможности пресекать несправедливость.

–Что ты сейчас будешь делать? – спросила мама.

–Писать свой роман.

–Опять, нашла бы себе парня, вон их сколько у нас на улице живет. Тебе только одно – писать свои повести и романы. И больше ничего, – сказала мама.

–А с кем? Я пробовала, но со мной никто не хотел. Все меня считают немного странной. Не понятно, почему. Я уже влюблялась, но это была безответная любовь. Поэтому я обиделась и сейчас не вижу вокруг себя тех людей, с которыми я хотела встречаться, – начала доказывать я.

–У тебя такие требования. Как будто ты себе новую вещь покупаешь, – говорила мама.

–Это человек, надо присмотреться. Тем более, ты сама знаешь, какие у меня напряженные со всеми отношения, – ответила я.

–Вот это твоя главная проблема, когда я был в твоем возрасте, у меня было довольно много друзей и знакомых, а приятелей еще больше, – вмешался папа.

–Я не разбираюсь в моде, косметике, вещах, не устраиваю шоппинг. Вот поэтому, у меня нет подруг и друзей. К тому же, я не общительная, – ответила я.

–Нельзя так, – сказали они мне в одни голос.

–А что тогда будет? – спросила я.

–Ничего, у тебя не будет друзей, тебе никто не поможет. В конце концов, тебе с кем будет общаться. Ты же знаешь, что человек без общения не может, – ответили они. – Просто ответь: почему к тебя так плохо с общением?

–Я не знаю, мне сложно. Я часто задумываюсь об этом и мне очень сложно найти ответ на этот вопрос, – ответила я.

Убрав посуду со стола, я отправилась в свою комнату. Их слова я не восприняла всерьез. Тем более, мне надо было придумать то, как он накажет первого человека, с которым познакомился. Я же расписала их знакомство и настало время их разговора во время прогулки. В этот момент фокусник узнает о настоящей натуре его новой знакомой:

«Они шли по ночному городу. Она рассказывала ему о том, что она хочет от жизни. Каждый рас она говорила о том, что гордится всем. Она восхищалась тем, какие предки у нее и что она правнучка английского графа:

–Ты знаешь, я так горда своими предками, они у меня люди голубой крови. И я тоже, хоть и обычная студентка. Знаешь, как мне сложно быть такой, какой ты меня сейчас видишь. Это труд каждый день. Знаешь, я поняла, что мне надо добиться того, чтобы признали мое благородное происхождение. Я ведь правнучка графа. Я даже достойна того, чтобы управлять графством. Мое графство будет самым лучшим. Я уверена, что стану отличным правителем.

От этого фокуснику становилось все неприятнее и неприятнее. Он сражу же понял, что этот человек совершает самый первых грех – гордыня. Ему неприятно было слышать это все. Она монотонно говорила о себе, восхищалась собой, представляла себя то моделью, то актрисой, то известным кутюрье. Говорила, что она будет одной из самых лучших актрис в истории человечества. А потом раскритиковала множество фильмов только за то, что там нет ее. Если бы она там снялась, фильмы бы были самыми успешными. Фокусник пожелал поскорее уйти от нее и потом придумать, как проучить эту девушку. Он довел ее до дома и взял телефон ее:

–Я хочу с тобой еще раз встретится. Можно твой номер телефона?

–Да, держи.

Она протянула бумажку с номером. После общения с нею он хотел уединится и придумать, как ее проучить.

«Я давно решил, что надо таких людей, как эти наказывать. Я чувствую, что это мой долг. Такие люди должны получать уроки от жизни, что так делать, как они делают, нельзя. Вот только как? Надо привлечь к этому свои знание по мистике. Помимо фокусов я решил заняться мистикой» – думал он.

После этого он еще долго ходил по ночному городу, пока не встретил рассвет»

Получил довольно хорошо. Вот только что он придумает? Эта хорошая задача для моего воображения. Но потом мне пришла идея в голову, что наказание должно быть выглядеть мистическим. Так интереснее. Но потом я решили, что фокус будет состоять в том, что ей присниться сон. Страшный сон. Над версией сна надо будет поработать. Но она не плохая. И задумка очень хорошая. Поэтому я решила пока оставить. Когда все продумаю, я напишу.

Глава 3

Настал тот самый день, когда все мы должны были собраться для того, чтобы заявить о несправедливости в нашей школе. Мне очень хотелось, чтобы мы все заявили о своих правах. Но пока я ехала, я действительно поняла, что мы можем потерпеть фиаско. Мне этого не хотелось. Я искренне надеялась на то, что мы добьемся чего-то. А может и нет. Пока мне было неясно. Но потом я собрала волю в кулак и решила что все получится.

У входа было много людей, все они ждали меня. Видела я Сэма, Генри, Аарона, Джеймса.

–Джулия, мы все пришли. Мы ждем тебя, ты ведь организатор этого всего. Что нам делать?

–Зайти в школу и ждать директора. Я видела его машину, он будет с минуты на минуту, – сказала я.

Все мы оккупировали вход в школу и холл и ждали директора. Я заметила, что плакатов было довольно много. Все поняли мою идею. Но вместе с этим я услышала и отзывы всех остальных. Нас обзывали издалека, но потом ушли. Но я не обращала на это внимание. Потом я вышла и увидела подъезжающую машину директора. Все мы начали выкрикивать всяческие лозунги и привлекли внимание директора. На всякий случай я решила держать диктофон на телефоне. Директор был возмущен. Он к нам подошел и сказал:

–Тихо всем! Что вы хотите? Это бардак.

–Мы не пойдем на уроке, пока вы не прекратится выставление липовых оценок вашим родственникам. Они стали лидерами в классах и на потоках. Все к ним подлизываются, а остальных, кто не подлизывается, считают изгоями. Мы все перед вами, – сказали мы все.

–Я не понимаю, что вы от меня хотите? – ответил он.

–Справедливости. Вы плохой директор. Если не прекратится бардак в классах, мы напишем на вас жалобу. Все подпишемся вместе с родителями.

–Что мне с вами делать? Вы сейчас должны идти на уроки, а вы не идете. Кто из вас организатор этого всего?

–Папа, это Джулия, Аарон, Сэм, Джеймс и Генри. Это все они. Они подговорили всех. Я точно это знаю, – сказала Кэтрин. Ну гадина, как она меня раздражает!

–Все свободны, кроме этих. У нас сегодня комиссия.

–Именно поэтому мы все и собрались тут. Никто не сдвинется с места. Понятно? – заявила я.

–Если же так, то тогда я отменяю выпускной бал. Сейчас скажу это по радио, – крикнул директор.

А такого мы не ожидали и не были готовы. Директор быстро пошел в кабинет, где находилась вся аппаратура и вскоре все мы услышали радиосообщение:

–Сегодня в старшей школе Раймонд-Бэй забастовка, или бардак. Я не знаю, как это все назвать. Поэтому, если никто не сдвинется до приезда комиссии, то школьному выпускному балу не быть.

Я все это записала на диктофон. Мы проиграли, но это доказательство того, какой на самом деле наш директор. Но а мы все увидели, как приближаются все ученики.

Они злостно шли к нам, потом остановились и начали разговор:

–Вы что, хотите нас всех лишить выпускного бала? Быстро все разошлись. Иначе получите.

–Мы уйдем, расходитесь, – сказали мы все.

Мы проиграли битву, но не войну. Я была поддавлена этим всем и печальная пошла в класс. Весь день мы должны были изображать прилежных учеников. Ну а я сидела и думала о своем романе. Идея о сне довольна хорошая, этой девушке должен приснится кошмарный сон. А потом все это должно воплотится в жизнь. Но что должно присниться? Это стоит хорошо обдумать.

Ко мне по-прежнему относились плохо. Все презирали меня и постоянно слышала разговоры, в которых меня обсуждали. Мне было противно находится в этом месте, я ушла в из класса:

–Смотрите, она ушла. Ей неприятно слышать правду о себе. Ты самая странная из всех нас. Что? Сказать нечего. Тебя давно не унижали, не показывали где твое место и поэтому ты у нас начала выпендриваться, – начала язвить Кэтрин.

–Я не выпендриваюсь, – ответила я.

–Выпендриваешься. Что я не вижу, – сказала Кэтрин.

–Я…

–Исчезни от сюда, – сказала она мне.

Я чуть не заплакала, ели себя сдерживала. Я взяла и убежала из класса. По дороге увидела, как издеваются над этим Аароном. Он еврей и поэтому стал объектом насмешек и издевательств. Никогда этого не понимала. Я не на стороне евреев, просто не понимаю, почему к людям другой национальности иногда так относятся. Какая разница, какой ты национальности, главное – какой ты человек.

Надо было найти укромное место, чтобы никого не видеть. Такого места в школе я знала. Перемена была большой, поэтому я решила прогуляться до стадиона и обратно.

В школе у меня нет друзей, я ни с кем не общаюсь, не гуляю. Просто я сижу дома и пишу свои произведения. Подруг у меня, были в детстве. Потом мы с ними ссорились и я оставалась одна. В школе я мало кого знаю, меня тоже никто не знает. Я самая настоящая тихоня. Никто, кроме родителей не догадывается о моем увлечении. А кому мне рассказывать и зачем? Я даже толком не с кем не переписываюсь в социальных сетях. Просто сижу и смотрю то, что мне интересно. В основном, это издания, которым я отправлю свои творения. Я уже отправляла много, но мне приходили отказы. Публикуюсь только на одном сервере. Я настоящий изгой, мне абсолютно не с кем общаться. Все уже подумывают о выпускном, готовят платья, выбирают себе пару. Я этого не делаю. Мне все равно. Надо только забрать аттестат и все. Дальше колледж, а потом карьера писателя. Сейчас главное – экзамены.

Вместо химии нас всех собрали для того, чтобы поговорить о нашем бале. Всем сказали, что лучше выбрать пару для себя. Я не хотела танцевать. Да и меня никто не возьмет. Я же странная для них. Никогда не любила танцы. Мне это не нравилось. Родители пытались меня отдать на танцы, но я сопротивлялась. Они меня куда только не пытались отдавать. Кроме литературной студии, куда я хотела. Но они не признавали моего увлечения, тем самым обижая меня. Я стояла в стороне, пока всех делили на пары. Старалась спрятаться подальше, чтобы не танцевать. Но потом меня позвали:

–Джулия, иди к нам. Тебе тоже надо танцевать. Я уверена, ты двигаешься хорошо, – сказал хореограф.

–Я… – начала искать оправдания, но меня прервали.

–Язык проглотила, чтобы сказать вам оправдание, почему я не хочу танцевать, – добавила Кэтрин.

Это меня возмутило и я решила уйти из актового зала. Выйдя оттуда, я направилась на улицу. Мне необходимо было подышать свежим воздухом. Я стояла, облокотившись на перила, которые располагались на веранде школы. Самое время обдумать свой роман. Но тут прозвенел звонок и увидела, как все выходили из школы. Нас всех отпустили с уроков. Я пошла домой. Уже дома я засела за написание своего романа. Все получалось очень хорошо, я описывала рассуждения фокусника о том, как ему наказать эту девушку:

«Надо сделать так, чтобы во сне она увидела, как рушатся ее планы. А затем это все сделать наяву. Так я проучу эту девушку и она поймет, что совершила грех и встанет на путь истинный»

Но тут меня снова отвлекла моя мама и сказала, что звонили из школы и наговорили кучу гадостей по поводу меня. Это наш классный руководитель, та еще подстилка. Прогибается по директора и его дочь, а всех врагов Кэтрин презирает. Она мне не нравилась, и я ей. У нас была взаимная ненависть. После разговора с ней, мама заметно разозлилась, решила, что меня надо наказать как-то, или серьезно поговорить.

–Что ты творишь в школе. На тебя все учителя жалуются. Тихая такая, а хлопот всем приносит. То забастовку устроит, то еще что-то. Мне надоело выслушивать от всех, какая ты плохая. И хватит писать, об экзаменах думай, тебе надо к ним готовится, а писать это все, – сказал она.

Я лишь сказала тихим голосом:

–Хорошо.

И продолжила писать. Плевать я хотела на это все. Я никогда не брошу этим заниматься, потому что мне это нравится. В жизни надо заниматься тем, что тебе нравится. А проблема родителей в том, что они иной раз так сильно о нас заботятся, что забывают вовсе, чего мы хотим. Они руководствуются только своими мыслями, порой забывая то, что мы хотим на самом деле. Родители нас часто не понимают. И это не удивительно, ведь их тоже не понимали в свое время. Проблема родителей и детей вечна. Мои не понимали, почему я занимаюсь литературой и считали это бессмысленным занятием. А все потому, что когда-то в детстве они прочитали один из моих рассказов и им это не понравилось. Они решили, что баловство. А вот и нет. Не может баловство длиться так долго. Не может быть это просто так! Не может! Из-за этого у нас были постоянные конфликты и споры по этому поводу. Я не намерена была бросать дело всей моей жизни. Ведь скольким известным людям вначале их творческого пути говорили что, то, чем они занимаются, не принесет им славы. Отец Уолта Диснея не одобрял то, что его любит рисовать. А он стал известным мультипликатором. Не одно поколение американских детей воспитывались на этих мультфильмах. И не только американские дети.

Отец Вальтера Скотта говорил, что вырастил двух дураков: одного в прозе, второго – в поэзии. И еще родители многих известных людей не одобряли занятия своих детей. Надежда умирает последней. Я все равно буду продолжать заниматься своим любимым делом.

Я писала без остановки. Очередная волна вдохновения накрыла меня и писала без остановки. Я не была в этом мире, я была в своем вымышленном мире вместе с этим фокусником придумывала способ, как проникнуть в сон той грешницы.

«Изобретения, зелья, заклятия мне не помогут, мне надо попасть к ней сон другим способом. Я придумал. Надо ввести ее в состояние гипноза. Сон не нужен. Гипноз. Это своего рода тоже сон, но совсем другой. Я буду воздействовать на ее подсознание. Когда я ее выведу из состояния гипноза, она будет думать, что находиться во сне, но на самом деле будет бодрствовать и видеть все то, что видела во сне» – думал фокусник в моем романе.

Я решила использовать некоторые эпизоды из его детства:

«Обдумав все, фокусник неожиданно вспомнил эпизод жизни из своего детства. Фокусник никогда не вспоминал свое детство, но тут вспомнил. Он родился в бедной семье. Он вспомнил свой первый день в школе. Он пришел тогда учится в школу, а там его обозвали оборванцем, потому что его пиджак и штаны были рваными. Это был первый день его в школе и самый ужасный день в его жизни. После этого дня его все обзывали и издевались над ним.

Но после этого он решил подумать, не слишком ли жестоко его наказание. Но потом он вспомнил, что ему как-то приснился один из ангелов и сказал, что он должен найти несколько людей, которые совершают все смертные грехи. Сначала он очень долго думал об этом, много читал литературы про сны, пытался понять, что ему приснилось. И потом он понял, что он обязательно должен выполнить это. Фокусник еще не находил этих людей, но потом нашел. Первым была эта девушка» – писала я.

Долго думала о том, как его могут воспринять. Как человека, который издевается над людьми, или как мессию. Пока сложно ответить на этот вопрос. Каждый сделает свое заключение, прочитав эту книгу. Ну а я пока решила описать встречу фокусника и этой девушки:

«Он уже все придумал. Он решил показать этой девушке во время гипноза то, что будет, если все ее мечты сбудутся. Он тщательно готовился к этому сеансу гипноза. Надо было внушить все хорошо, что она потеряла чувство нереальности и верила, что это происходит с ней по-настоящему. Поэтому при встрече он должен был использовать все. Но надо было убедить ее войти в это состояние:

–Не хочет побывать в состоянии гипноза, – предложил он.

–А точно все сможешь? – спросила она.

–Да, смогу.

Он начал. Его монотонная речь, медленность движения довольно легко подчинили ее сознание фокуснику. Он начал говорить все то, о чем она мечтала:

–Представь, ты знаменитая актриса, ты снимаешься довольно часто, у тебя большие гонорары, а ты сама авторитет среди актеров, – говорил он.

Девушка сражу же начала описывать уже более открыто все то, что ей сказал фокусник, продолжала выдумывать много. Она говорила довольно долго, а фокусник добавлял немного реплик»

Продолжение я вам не расскажу. Просто, считаю, что это не надо. Но одно могу сказать, что жанр романа – триллер. И довольно жесткий триллер. Я описывала эмоции подробно, открыто, не стесняясь нечего, стремилась вызвать у будущего читателя тревогу, страх.

Я написала и легла спать. Впереди были выходные и возможность отдохнуть после школьных событий.

Глава 4

Тем временем Кэтрин страдала неврозом. В ее жизни произошло много событий, которые закончились не так, как она бы этого хотела. Все, что она начинала, заканчивалось плачевно. Я не подозревала, что у нее невроз. В субботу ее должны были записать к известному гипнотизеру, который должен был помочь ей. По дороге она заметно волновалась:

–Пап, может не стоит лечить гипнозом? Я боюсь…

–Не надо, все пройдет хорошо. Надо излечить это гипнозом. Все будет хорошо. Не беспокойся.

–Хорошо, – сказала она, но ее беспокойство продолжалось.

Они приехали. Гипнотизер встретил их и провел в свой кабинет. Сначала он решил с ней поговорить, выяснить у нее, в чем ее проблема:

–Что тебя тревожит? – спросил он.

–Все, у меня валится из рук, в школе одна девочка меня постоянно раздражает. Она с виду спокойная, но своими поступками она меня раздражает. К тому же провалилось все то, к чему я долгое время готовилась. Я достойна лучшего, я должна добиться больших высот. Я всегда стремилась к совершенству. Чем я хуже остальных. По крайней мере, я лучше этой Джулии и лучше многих людей.

–Понятно, – ответил он

–Пожалуйста, помогите мне с гипнозом.

–Сейчас я отойду, а ты присаживайся поудобнее. Расслабься.

Он вышел и сказал директору:

–Сэр, ваша дочь перфекциониста. И к тому она у вас с характером. Я все понял сразу, как пообщался с ней, – заметил он.

–Воспитание. К тому же, это все в пределах нормы. Это ведь стремление к совершенству.

–С проблемой мы справимся. Пойдемте со мной.

Директор прошел. Опытный гипнотизер все начал по сценарию. Все прошло нормально. Его действия не настораживали директора. Тот верил гипнотизеру. Но тут началось необъяснимое. После того, как Кэтрин впала в транс, она начала говорить необъяснимые вещи:

–Да, я актриса, меня уважают абсолютно все, я снялась в собственном фильмы. Над сценарием я работала довольно долго, как над съемками фильма. Режиссер самый настоящий дилетант. Не мог правильно и нормально снять фильм. Я решила, что должна занять его место и сама все снять. Ведь чем я хуже этого режиссера.

Они сидели и не понимали, что происходит. Все было настораживающее. Директор возмутился:

–Что вы сделали? Вы даже не успели задать вопрос, как тут она начала что-то говорить.

–Я все сделал так, как надо. Я должен был ей что-то сказать, чтобы она представила что-нибудь. Она не дождалась фразы. У меня такого в практике не было, это мистика, – начал оправдываться гипнотизер.

–Делай эскулап, – разозлено ответил директор.

–Сейчас, подождите, надо вывести ее. Попробую щелкнуть пальцами. Не помогает.

–Я начала снимать все сама. Благодаря своим качествам я вняла настоящий шедевр, получила множество премий. После этого я стала настоящей кинозвездой, а еще прекрасным режиссером, – продолжала Кэтрин.

–Она не бредит, может у нее температура поднялась? – предположил директор.

–Нет, лоб у нее не горячий. Все в порядке, я сделал правильно. Просто это не объяснить. Такого еще не у кого не было в практике. Пожалуйста, простите меня. Такого не должно быть, – оправдывался гипнотизер.

–После этого я доказала, что являюсь правнучкой графа. Теперь я графиня, великая актриса и режиссер. Меня все уважают, я даю фору многим. В общем, я самая лучшая в мире актриса. Это все признали, – продолжала она.

Тревога отца была заметна. Он волновался, истекал потом:

–Господи, что с моей дочкой. Пусть все получится хорошо.

–Я не меньше вас волнуюсь, – сказал гипнотизер.

–Мне подарили мой личный остров. Я вышла замуж за директора кинокомпании. Я стала тоже там работать. Но к сожалению, мы развелись. Этот гад мне изменил. Но я отхватила половину его состояния и ушла в бизнес, – говорила Кэтрин.

Волнения охватили директора и гипнотизера все сильнее и сильнее. Они волновались, переживали. Директор сам был на грани нервного срыва. Им было так страшно. Все страшнее и страшнее. Они боялись, что сейчас сорвется с места и, возможно, накинется на обоих и задушит. Или она убежит куда-то и ее уже никогда не найдут. Никогда. Не найдут. Но вдруг с ней что-то случилось. Она затихла. Потом продолжила рассказывать. Вдруг она открыла глаза.

–Что вы от меня хотите, я ничего вам не должна, никаких денег. Я не виновата, что меня подставили партнеры по бизнесу. Что, мой фильм признали самым худшим в мире. Он зомбировал всех. Выключите телевизор. Я не намерена тут оставаться.

Она убежала. На улице был вечер. В шесть часов было темно, как ночью. Она бежала прочь от всех. Ей казалось, что позади толпа разъяренных фанатов:

–Ты плохая, ты нам не нужна. Пошла вон из нашего мира! – кричали они. Это все было по настоящему. Люди действительно гнались за ней.

–Я не виновата, это самый ужасный день в моей жизни. Почему лес, по которому я бегу, не заканчивается. Он бесконечный! – с ужасом кричала она. Кабинет гипнотизера был на конце города, где и располагался лес.

Тучи сгущались над небом, оно было черным. Кэтрин бежала и потом споткнулась и покатилась вниз. Упав в лужу, она поднялась и посмотрела на себя. Она была вся в грязи, в царапинах. Вся такая жалкая. Перед глазами у нее картина, как она беспомощная ходит по улицам города и клянчит у всех мелочь. Она такая страшная, грязная и уродливая. На верху смеются люди. Это был самый настоящий кошмар, который схватил ее своими руками и не отпускал. Держал крепко. Она подняла голову и увидела как над ней стоят большие люди, которые смеются и глумятся. Они могущественны, а она беспомощна, не может ничего с собой сделать, она вынуждена сидеть и рыдать. Никто ей не может помочь. Никто. Абсолютно никто. Она одна, одна сидит и плачет, ей страшно.

–Вы посмотрите на нее, она такая нелепая.

–Смотрите, она выглядит, как подстилка. Она дура, сумасшедшая.

Они смеялись и показывали на нее пальцем. Такого у нее еще не было.

Она кричала и звала на помощь. Это были галлюцинации, никого не было. Она лежала на полу, свернувшись калачиком, как собака. Она боялась того, что сейчас ее начнут бить. И это началось. Ей казалось, что ее избивают. Но потом все исчезли. Она стояла одна в лесу. Ночью. Скрип деревьев пугал ее. И тут она повернулась и увидела, как за ней гонятся люди. Это были гипнотизер и ее папа, но она видела, что это призраки. Они были страшными. Уродливые лица, рваная одежда. Такое ощущение, что они вылезли из под земли. Они бежала, а все шли и шли и тут она увидела, что оказалась на старом кладбище. Тут все пропитано смертью, тут покоятся люди. Она боялась гулять тут с самого детства, еще и ночью. Но она невольно зашла туда.

Она по-прежнему видела галлюцинации, которые ее пугали. Земля светилась каким-то свечением. Медленно от туда появлялись яркие объекты, напоминавшие людей, выныривающих из воды. Это были призраки, много призраков. Они поднимались и увидев ее, начали к ней медленно приближаться. Холодные руки уже схватили ее за плечи и тянули к себе. Они держали ее за штанины, блузку, ноги. Костлявые руки вцепились в ее ноги и не отпускали. Не отпускали плоть из своих рук. Ее сердце билось все сильнее и сильнее, казалось сейчас выпрыгнет из груди. Стуки были тревожными, с каждым стуком ей становилось все тяжелее и тяжелее, все страшнее и страшнее. Она вздрагивала раз за разом. Страх пронизывал ее тело. Страх за свою жизнь, за то, что она возможно никогда не вернется домой…

Страх является самой сильной эмоцией. Его порождает человек и боится. По сути, люди сами себе ищут страхи и бояться их. Он может сделать с нами все, сделать нас беспомощными, беззащитными. Он следует за нами всю жизнь.

Вернемся к Кэтрин. Мертвецы. Их уродливые лица смотрели на ее с какой-то злобой. Она боялась на них смотреть, они ей казались страшными. Все это были галлюцинации, очень сильные. В голове у нее были слова: «Ты ничтожество, не на что не способна. Ты никто и звать тебя не как. За тебя беспокоятся твои родители. Именно им ты должна быть благодарной за все. А ты ведешь себя вот так вот плохо, ты страшный грех совершаешь. Тебя все используют. Если бы не твое положение, ты была бы обычной. Все, что сейчас видишь, это те ужасы, которые с тобой произойдут, если ты не одумаешься. Все эти мертвецы на кладбище символизируют то, что тебе много завидуют и злятся на тебя за твои поведение».

И тут она осознала, что вела себя не правильно, что она была высокомерной, что она совершила ошибку в своей жизни. Она вспомнила все то, что я ей сказала и теперь прозрела. Все исчезло. Этот голос в ее голове ей все высказал. Она лежала на сырой земля, вся потная и грязная. Наконец-то кошмар закончился. Тут прибежали гипнотизер и ее папа.

–Кэтрин, ты как? – спросил ее папа.

–Мы так волновались. Такого в моей практике не было никогда. Мистика. Самая настоящая. Забирайте ее домой, пусть она отойдет.

–Я теперь боюсь ложиться спать. Вдруг это опять произойдет. Нет, я не хочу, – кричала она.

–Знаете, я как врач-психиатр могу смело разрешить вам снотворное, чтобы она уснула. На истерию это не похоже. Я вынужден вам сказать, что ничем не могу помочь. Я завтра к вам загляну. Сам не знаю, что это такое.

Все они были в шоке отойти от это Кэтрин приходилось все воскресенье.

Глава 5

Ну я уже приступила к другому человеку во своем романе. Я не подозревала, чем это все для меня обернется. Был понедельник. Все дети идут в школу после выходных. Я не была исключением. Я шла и все было как обычно. Зашла в свой класс и увидела Кэтрин, которая всем что-то рассказала. Но она была не такой, как обычно. Она тихой, как я сама. Ее речь была совершенно другой. Увидев меня, она подошла ко мне и сказала:

–Привет, мне нужно с тобой очень серьезно поговорить. Давай на второй перемени в столовой.

–Давай, – ответила я с большим удивлением.

С чего это вдруг она со мной хочет поговорить. Она такой не была никогда. В глазах ее не было того цинизма, она не смотрела на меня высокомерно, как обычно. Все казалось мне очень странным. Я дождалась окончания урока и пошла в столовую. Там уже была Кэтрин.

–О чем ты хотела со мной поговорить? – спросила ее я.

Тут она начала мне все рассказывать в подробностях. Я сидела и слушала, а потом поняла, что эти слова точь-в-точь как в моем романе. Она цитирует его. Но откуда? Я поняла, с ней произошло все то, что с той девушкой в романе. Я была в шоке.

–Я поняла, что была права. Со мной все из-за моего папы. Я не хочу с ними всеми общаться, они меня используют. И я хочу получать оценки за свои знания. Я сказала все отцу и теперь никто из учителей не будет мне ставить оценки просто так. Я сама буду зарабатывать их и работать на свой аттестат. Прости меня за все, – завершила она. Второй раз извинилась.

Неужели все то, что я описала, стало происходить на самом деле? Но как все то, что хранится в электронном варианте на флешке может перенестись в реальную жизнь. Она мне показала все свои синяки и царапины. Жутко. Такая история с ней произошла. Я даже не знаю, что делать. Пока я ей ничего не говорила, надо самой во всем разобраться. Но после этого она изменилась в лучшую сторону.

–Джулия, я бы хотела закопать топор войны между нами. Я хочу, чтобы у нас с тобой были хорошие отношения одноклассниц.

–Я тоже этого хочу, – ответила я.

–Отлично. Давай вместе делать проект по технологии.

–Давай, а какую малую архитектурную форму будем делать?

–Не знаю, выбирай. Хочешь беседку, хочешь мост.

–Давай солнечные часы из пенопласта, – предложила я.

–Давай. На уроке нам все подробно расскажут о проекте, – радостно ответила она.

–Мне надо идти. На уроке встретимся, – сказала я.

Ушла, потому что надо было прийти в себя, после такой истории. Не могу поверить, что все, что я придумала, произошло на самом деле. Видимо будут следующие жертвы фокусников. Мне было немного жаль ее, но с другой стороны все то, что с ней произошло, позволило ей осознать свои ошибки.

Меня можно обвинять, но я считаю ей это пошло на пользу. Я наблюдала за Кэтрин весь день. Она вела себя по-другому. Не было этих фотографирования всего подряд и выкладывания этого в сеть(как она это делала). Она рассталась с Уолтером, перестала общаться с Джоан. Тот прямо в бешенство пришел. Он следующий в моем списке. Кстати, надо будет присмотреться еще к парочке человек. Внести их в список. Я пока не вижу ничего плохого в произошедшем. Возможно так все люди поменяются в нашем классе.

Я пришла домой и села за свой роман. Надо было его писать. Я писала про его следующее знакомство и следующего человека, с которым ему предстояло общаться. Написав буквально пару строк, я остановилась и решила подумать о том, что произошло. Как это могло произойти? Но она рассказывала, что ей было очень страшно, очень. Получается, я виновата, что человек так перепугался. Исправить мне вряд ли что удастся. Я решила просто исправить что-то. Удалить одно предложение, а потом написать его заново. Но у меня ничего не получилось, компьютер мне не давал это сделать. Я поняла, что все это не удалишь никогда. Я пишу мистическую вещь. Мне стало немного не по себе, что же будет дальше с моей рукописью и мной самой. Я долго лежала и думала о том, что же дальше делать? Писать, или не писать. Я решила выйти на улицу и подумать. Первый раз со мной такое, поэтому я не знаю, как дальше быть. Что мне делать? Рассказать родителям. Они не поймут, скажут, что я все выдумала. Но выход должен все равно быть. Хоть какой-нибудь, но должен. Надо писать, я ведь самой себе сказала, что буду этим заниматься. А теперь получается, я даю задние. Нет, так не пойдет. Я уже взрослая, Мне надо все самой решать. Родители рядом, но когда-то придется съехать от них и жить самой и все решать самой и принимать решения тоже. Я решила, что буду продолжать писать. Я никого не убила, все живы. Кэтрин встала на правильный путь и теперь мне приятно ее видеть и разговаривать с ней. Может я и есть тот фокусник, который должен уберечь людей от грехов?

Делится с кем-то своей проблемой мне было не кому. Гуляла по газону, обдумывая все. С дома доносились крики мамы, которая требовала готовится к экзаменам. Я не могла сейчас думать о них. Просто не могла. Я всегда любила фантастические и мистические фильмы, но не думала, что со мной произойдет такая мистическая история.

Решила послушать музыку. Выбирала в основном медленные песни, со смыслом. Не люблю песни, в которых абсолютно нет смысла. Тексты таких композиций я называю набором слов, или букв. Некоторые из этих исполнителей совсем не талантливы, а просто открывают рот под фонограмму. Я считаю, что творчеством должны заниматься талантливые люди, те, которые любят свое дело, те, для это дело всей жизни, те, которые этим живут. На своем сервере начинающих прозаиков, где я публикую свои творения, часто встречаю авторов, которые просто выкладывают всякие случаи из своей жизни, именуя это миниатюрами. Таких людей я и за писателей не считаю. Так, просто люди, которые балуются этим. И самое несправедливое, что таким людям на эти миниатюры пишут кучу рецензий. Куда смотрят только авторы сервера. Это же не литература, а материал для последних страниц газет. Все пишут им рецензии, восхищаются, как будто это шедевр литературы, а настоящим авторам не могут оставить пару слов о произведении. Я имела сейчас себя. Таких, как я довольно много людей. Начинающие авторы, которые серьезно относятся к своему делу. Они выкладывают рассказы, повести, романы. Вот это писатели, а не эти авторы миниатюр. Была бы я автором этого сервера, я бы все эти миниатюры запретила и ввела строгие правила: никаких миниатюр, анекдотов, случаев из жизни. Только литературные жанры. Абсурд. Писать анекдоты на сервере для начинающих авторов и получать за это много рецензий. Несправедливость была, есть и будет везде. Я не унываю и надеюсь на то, что настанет тот день, когда у меня буде много читателей и рецензий.

Я пошла домой смотреть телевизор. Сидела и думала о своем будущем. Сейчас у меня сложный выбор и этап. Надо определиться куда поступать и закончить хорошо школу. Что я уже только не смотрела. Но многое не подходит. Я хотела в кино академию на сценариста, но родители возразили. Зато наслушавшись преподавателей университетов уговаривали меня идти на филолога. Они говорили, что могу работать и учителем, и сценаристом, и журналистом. Но я понимала, что меня сразу же пошлют преподавать в школу. А там мне хотелось работать никогда. Почему? Да потому что работа такая. Учить детей, а они в свою очередь будут доставать тебя на уроках и выводить из себя. Поэтому я не хотела туда идти. Все равно я хочу быть только писателем. И больше никем. Деньги это не главное, работа должна нравиться человеку. Я все решила, что буду как Стивен Кинг. Получу образование, поработаю немного по специальности, а потом когда дела с издательствами пойдут, перейду на заработок писателя. Это мечта всей моей жизни и если она не сбудется, то моя жизнь прожита зря.

Сегодня был необычный день. Я узнала шокирующую для себе новость. А еще я увидела то, как поменялась Кэтрин. Смело могу сказать, что это пошло ей на пользу. Роман я решила продолжить писать уже на следующий день. Я поняла, что одинока и мне не с кем делится самым сокровенным. Можно попробовать Кэтрин, но я боюсь, что она обидеться, узнав, что все то, что я написала, произошло с ней. Пока я буду держать это в секрете. Возможно, все то, что я напишу, изменит мир к лучшему, хотя бы тех людей, которые меня окружают. Одну я уже поменяла и довольна этим.

Глава 6

Настал следующий день школы. Мои оценки по математике не радовали родителей, они постоянно указывали мне на то, что надо больше время уделять ей, а не литературному творчеству. Я их понимала, но ничего не могла с собой поделать. Мы с Кэтрин продолжали делать проект по технологии. После этого я с нес сблизилась. Но подругами мы не были, скорее приятельницами. Но в классе все было как-то неоднозначно. С расставанием Уолтера и Кэтрин все поняли, что теперь никто не сможет к ней подлизываться и договориться с Кэтрин по поводу оценок уже невозможно. После первого урока она встала на свой стул и сделала заявление:

–Теперь я многое пересмотрела и поняла, что вы все меня использовали. Абсолютно все. Я не намерена не поддерживать такие отношения. Я хочу, чтобы ко мне относились как к обычной. А вы смотрите на меня, как на человека, который вам поможет с оценками и экзаменами.

На этом она закончила свою речь и села на стул. Все ушли из класса. Она собрав вещи, тоже пошла. Я шла и думала о том, что же мне предстоит сделать со следующим героем своего романа. Образ был похож на Уолтера. Придумать было сложно.

На уроке математики все мы сидели и бездельничали. Ну а что делать? Я никогда не понимала этот урок, мне она сложно давалось. Вообще, логика не мое. Про математику я всегда отзывалась довольно плохо. Он прошел скучно.

Следующий урок по расписанию – основы безопасности жизнедеятельности. Тема урока была довольно актуальной для молодежи. Нам рассказывали о половом воспитании. Естественно не обошлось без смеха и подколов. Но учитель тоже был человек с юмором. Все шутки касались исключительно Зака. Хотя, скорее всего, это были подколы. Зак в очередной раз опоздал и учитель ответил ему:

–А что ты опоздал?

–Я был в столовой.

–Которая располагалась по пути к месту курения. И ты ненароком заглянул туда, – ответил учитель

–Что вы, какие сигареты. Я веду здоровый образ жизни.

–Ты как эти слова собрал в одно предложение? Стесняюсь спросить, что в твоем понимании здоровый образ жизни, – продолжал учитель.

–Много чего. И вообще, ведите урок.

–Ты мне не указывай. Я учитель.

–Да мне плевать, – огрызался Зак.

–Марш из класса, – сказал учитель. Его лицо переменилось.

Зак ушел из класса. Но потом его завела классный руководитель и он продолжал сидеть и испускать шутки в мою сторону:

–Нам всем светит, а Джулии нет, – язвил он.

–Прекрати эти оскорбления в ее адрес, – вмешалась Кэтрин.

Я даже не ожидала такого поворота. Она уже заступается за меня. Все оставшиеся время мы сидели и писали. А в конце урока к нам зашел учитель по английскому и сказал, что мы отправляемся на репетицию танца. Ненавидела эту затею. Мне не нравилось танцевать и никто из парней меня не привлекал. Не знаю почему, но последнее время мне особо никто не нравился. В средней школе был один мальчик, но моя любовь была безответной. И все. Я сильно расстроилась и больше мне никто не нравился.

На репетиции я стояла в стороне и пыталась скрыться от всех. Но этому не бывать. Меня нашли и сказали хореографу. Тот поставил меня в паре с Уолтером. Мы встали и начали танцевать:

–Я так понимаю, ты сильна этому рада? – спросил он.

–Да, давай будем танцевать отвратительно, чтобы нас убрали, – ответила я.

–Твоя идея мне нравится, – ответил он.

И мы начали. Мы с ним очень плохо танцевали, старались сделать так, чтобы нас убрали. Но к нашему сожалению, хореограф решил дать нам еще одну попытку.

–Какая попытка? У меня завтра матч, а я тут танцую. Мне готовиться надо. Я хочу попасть в сборную колледжа, а не танцевать на выпускном. Мне это совершенно не надо. Прощайте, – сказал Уолтер.

Я тоже взяла сумку и пошла.

–Джулия, стой! – кричали мне все. Я шла, не оглядываясь никуда. Плевать я хотела на них. Пришла домой и сразу же засела за роман. Надо было написать продолжение.

Я села за стол, открыла ноутбук и начала писать. Все шло довольно хорошо, я писала быстро, страница за страницей. И вот подошло время придумать того самого героя, который был постоянно злым. Поведение его и повадки должны быть списаны с Уолтера, но вот кто этот герой? Но все же сумела придумать его. Но вам я не расскажу.

Ну ладно, все же вам я вскоре раскрою сюжет. Это тоже спортсмен, как Уолтер. Но он профессиональный борец, но у него есть одна особенность. Этот человек хочет быть чемпионом и идет напролом к этому титулу. В своих поединках он проявляет чрезмерную жестокость. И в жизни он такой же. Фокусник и борец начинают общаться. Я решила, что этого человека надо наказать особенно. Все испытывают гнев этого человека. Страх был той самой эмоцией, которые ощущали его жертвы, находясь с ним на одном ринге. Поэтому этому борцу надо ощутить сильный страх. Очень сильный. Он должен видеть разгневанных жертв и самого себя. Поэтому он остается в одной комнате с одним очень страшным бором, который был сумасшедшим. О нем фокусник узнал из рассказов борца:

«Фокусник сидел с ним в баре и слушал его рассказы об этом сумасшедшем. Этот борец, по его словам, был очень опасным. Каждый раз, когда он проигрывал, он выслеживал своих жертв и замыкал их в одно комнате. Действия в комнате напоминали самые настоящие ужасы. Он понял, что и есть тот ключ для того, чтобы напугать этого человека. Но где найти этого человека. Это проблема для фокусника. Тот борец уже умер в больнице. После общения с этим человеком, фокусник решил обдумать план, как проучить этого борца. Он решил сделать так, чтобы этому борцу казалось, что этот борец жив. Но надо все придумать так, чтобы это выглядело правдоподобно. Поэтому фокусник решил воздействовать на этого борца психически. Надо было внушить ему, что этот борец жив. Снова гипноз. Да, именно он. Фокусник был хорошим гипнотизером»

Я решила, что гипноз будет фокуснику во всем помогать. Удивительная вещь, с помощью которой можно контролировать сознание человека. Возможно, некоторое будут считать меня эгоисткой. Нет, это не так. Именно так я исправлю людей, дам им второй шанс. Я не виновата, что все, что я напишу, повторяется в реальности. Это не я. Я простая, не обладающая сверхспособностями девушка. Все это происходит как-то само по себе. Этот вечер я посвятила написанию сюжета об этом борце.

Денек был самым обычным. Ночью не могла уснуть, в голову лезли всякие мысли. Вспомнила я и свое детство. Пора была счастливой, но было много и плохого. Например то, что меня обижали в средней школе. Часто я прибегала домой и плакала. Но я все перетерпела. Сейчас я это часто вспоминаю. Не жалею, что это со мной произошло, да и на одноклассников я не сержусь. Потом я думала о том мальчике, который мне нравился. Я уже не видела его несколько лет. Хотела бы увидеть его сейчас. Мне было бы интересно узнать, чем он сейчас занимается, какие планы на будущее. Хотя ему про меня не интересно узнать. Потом я вспомнила одного мальчика, которому нравилась в начальной школе. Я так до полночи сидела и вспоминала. А потом уснула.

Глава 7

Следующий день должен был ознаменоваться игрой в футбол нашей школы против другой. Игра очень важная для футболистов, ведь на ней будут присутствовать представители колледжа и оценивать игру спортсменов. Лучшим спортсменам предложат стипендию в колледже. Для Уолтера эта игра очень важна. Наш учитель по физкультуре говорил с тренером сборной по поводу него. Уолтера были готовы взять, но им надо было понаблюдать за ним на играх. Чего-то тренеру колледжа не хватало. Мне как-то все равно было по поводу этой игры. Победят, не победят. Мне какая разница. Но на игру я решила сходить, просто делать было не чего. Я все думала о том, повторится все то с Уолтером, что было в романе. Уж больно он был агрессивным, да и потом этот человек постоянно обижал Аарона и Сэма. Жалко было этих ребят. С изменением Кэтрин положение в нашем классе не улучшилось. По-прежнему все сторонились на и держались кучками. Теперь к нам еще можно было соотнести Кэтрин, потому что с ней никто не дружил. Только Кэтрин не обижали, потому что боялись что их исключат из школы. Я заняла свободное место на стадионе и ждала начала матча. Все приходили на стадион за час, за полтора часа. Пока шли приготовления. Я просто пришла рана, потому что уроков не было. Учителям как-то было не до нас, они готовились к этому матчу, расхаживая по стадиону и занимаясь абсолютно всем.

Тем временем в раздевалке Уолтер готовился к матчу. Он был готов на сто процентов, только одно его смущало. Существовало поверье, что каждый раз, когда колледж набирает игроков в команду, перед матчем обязательно появляется призрак Роберта Джоу. Это был выдающийся игрок колледжа, куда собирался Уолтер, один из самых лучших игроков штата за всю историю. Так вот, этот призрак появляется наиболее перспективным игрокам. Уолтер опасался, что он его увидеть. Почему опасался, да потому что этот призрак запугивал игроков настолько, что те на поле играли очень плохо, и их отказывались брать. А те, кто все равно играл хорошо, призрак посещал уже после матча и больше этих игроков никто не видел. Как правило, их находили мертвыми. Причина смерти – разрыв сердца. Причем этого призрака никто не видел, кроме его жертв. И сейчас Уолтер стоял перед своим шкафчиком и понимал, что он может увидеть этого призрака.

–Уолтер, чего задумался, – спросили его.

–Да так, идите ребята, я задержусь, – ответил он.

Все вышли. Дверца захлопнулась со скрипом. Уолтер вздрогнул. Сердцебиение его участилось, он с опасением осматривался, искал глазами встречи с этим призраком. Уолтер был под властью страха. И тут его плеча коснулась холодная мускулистая рука. Она повернула его назад и Уолтер увидел призрака. У капитана команды вся жизнь пронеслась перед глазами, как одно мгновение. Все, что он помнил, все значимые моменты.

Призрак футболиста был огромным, накаченным игроком в американский футбол. Все его тело как-то просвечивалось и через него можно было разглядеть то, что было за ним. Кожа немного синяя, лицо страшное, под правой щекой шрам. Глаза зловещие, наполненные гневом. Он смотрел на него, как маньяк на свою жертву, как лев на газель, как спортсмен на кубок чемпиона мира.

–Уолтер, сейчас ты ощутишь весь гнев, который ты испускал на всех. Эта фраза была отчетливо слышна за пределами раздевалками. Люди засуетились. Все пытались открыть дверь, но не смогли.

–Напомнить тебе, как по твоей вине погиб игрок футбола. Ты заехал ему ногой по голове со всей силы. Тебе просто повезло, что тебя не засадили в решетку, хотя надо бы. Ты издевался над всеми на поле. Все тебя боялись, ты часто наносил травмы ребятам. Сколько талантливых спортсменов потеряла страна по твоей вине. Все потому, что ты чрезмерно агрессивный. Ты должен управлять своими эмоциями, а не они тобой. Гнев завладел тобой, ты его не не контролируешь. Ты совершаешь большой грех. Ты закончишь очень плохо жизнь, – говорил призрак.

–Ты плод моего воображения, я не в чем не виноват, этот парень сам полез драться на поле, – начал оправдывать он.

Глаза его бегали, он искал ими поддержку, но ее не было. Тоненький ручеек холодного пота пробежал по его виску. Руки его начали дрожать. Страх пробирал его тело. Он постепенно медленно отходил в сторону, чувствуя, что сейчас на него обрушиться весь его гнев.

–Ты сейчас все испытаешь, что испытывали жертвы твоего гнева, – говорил призрак. Он медленно приближался к Уолтеру.

Схватил его своими сильными руками и швырнул в сторону шкафов. Уолтер упал и повалил шкафы. Боль пронизывала его спину, он кричал от боли. Под ним все дверцы погнулись.

–Сейчас я с тобой поиграю в американский футбол, – грозно заявил призрак. В глазах гнев. Призрак подошел к Уолтеру и начал громко кричать на него, в что есть силы:

–Ты тварь, не достойная играть в профессиональный американский футбол. Не нужны там такие люди.

–Я не виноват! Нет! Не надо! Я исправлюсь! Пожалуйста не надо меня трогать! – плакал он.

–Видишь, ты уже плачешь, как женщина. А раньше сам осуждал тех, кто плачет. Нет, ты все почувствуешь.

Уолтер вырвался и пытался побежать. Спина болела, с нее стекала кровь. Он не бежал, а хромал. Он взял швабру и пытался ее оборонятся. Попытался ударить, но призрак поставил блок рукой и швабра вдребезги разлетелась. Он понял, что бессилен против него. Уолтер попытался убежать. Он валил шкафчики один за одним, чтобы вырваться от призрака, но того ничего не останавливало. Уолтер подошел к двери. Он молил о помощи, кричал. Все уже столпились у раздевалки, но дверь никто не мог открыть. И тут Уолтер обернулся и увидел того парня, который умер во время матча. Его взгляд устремился на него. Парень смотрел на Уолтера и говорил:

–Ты лишил меня всего, моя мама после моей смерти тоже умерла. Папа спился с горя, хотя никогда до этого не пил. Сестра попала в интернат, где ее зарезали ножом. Ты сломал жизнь всей семье. Понимаешь. Ходишь тут, к игре готовишься. Ответственный мачт, тренер колледжа на нем будет присутствовать. А дальше игра в сборной колледжа. А я покоюсь в сырой земле, никто мне цветочка не положит и на могилку не придет. Папа пьяный лежит под магазином. А сестра с мамой рядом со мной. Какой же ты гад, ты должен за это ответить. На твоей совести три смерти. И все по твоей вине. Тварь, – говорил призрак этого парня.

–Я не виноват, я… – стонал он.

Призрак футболиста взял его и начал бить. Сначала по лицу, потом по голове. Призрак бил его ногой по голове, а парень помогал.

–Ты ответишь за все, что совершил. Ты виноват, это по твоей вине я стал прикован к кровати на всю жизнь, – раздавались голоса в его голове. Все это были голоса жертв Уолтера.

В этот момент он уже пожала обо всем, что совершил. Но призрак все еще терзал его. Он поднял Уолтера и опять швырнул. Уолтер отчаянно полз, чтобы спастись, но его постоянно находили. То скамейка, то завалы шкафчиков – все это были места, где Уолтер побывал, спасаясь от призрака. Сердце бешено стучало, кровь стекала везде. Уолтер боялся, он весь был потный. Весь пол раздевалки был в его крови и холодном поту, которые перемешались. В голове один вопрос: как я до такого докатился? Почему все это я совершил? Уолтер уже жалел обо всем, что совершил. Голоса были в его голове, они говорили все громче и громче, сильнее и сильнее. Он готов был раскатятся, но потерял сознание. Он остался лежать на полу. Призраки исчезли, как и голоса. Дверь открыли и нашли Уолтера. За несколько минут приехала скорая помощь и забрала его. Я увидела это все. В этот момент я была неподалеку от раздевалки, пошла в туалет. Я все слышала. Все слова точь-в-точь как в романе. Но я и не думала, что это обернется так. Хотя я знала. Я видела этого человека. На него было жалко смотреть. Весь пол раздевалки был залит кровью, все шкафчики были повалены.

Что я натворила? Это же я виновата во всем. Я побежала в туалет. Там я стояла и плакала, просто потому, что ощущала свою вину в совершенном. Это я, именно я. Почему все это произошло со мной, почему все, что я напишу, повторяется в жизни? Неужели так должно быть? Какой он бы не был, но Уолтеру такого я бы никогда не пожелала. Просто потому, что я добрая и никому не желаю зла. А все желают зла. Такая видимо у меня судьба…

Уолтера увезли в больницу. Ужасающая новость облетела всю школу и другую. Матч состоялся, но в нашей команде была замена. Весь матч я думала об этом. Я задумалась, а действительно ли мой персонаж добрый? Вначале я написала, что ему во сне приснились ангелы и сказали, что он должен находить грешников и давать им второй шанс, чтобы они осознали свои грехи. Хотя, если подойти к этому с другой стороны, то они получили по заслугам. Все, что я слышала, было как в романе. По вине этого борца погиб один парень, очень много получили много травм. Да и борцу явился другой борец, который был сумасшедшим. Все слова сумасшедшего борца повторил призрак футболиста. Вид спорта был видоизменен. А так все соответствовало сюжету роману. Даже то, что испытал Уолтер, испытал борец в романе. Все сходиться.

Больше всего меня интересовало то, каким образом это все осуществляется. Я писала фантастику и не могла представить, что со мной произойдет такое. Почему именно этот роман, почему не повторяется все то, что я писала раньше. Я писала фэнтези, описывала мир магии. Там тоже было много отрицательных и положительных персонажей.

Я села дома за стол и начала думать. Что будет с остальными людьми? То, что я придумаю. Но я не знаю, чего я придумаю. Я никогда на перед не знаю, что будет происходить в моем романе, или рассказе и как он закончится. Я не знала, с кем мне делиться своими переживаниями. Я не уверена, хочу ли я все это рассказывать Кэтрин. Нет, я не боюсь ее реакции, просто не готова. Родители мне не поверят, никто мне не поверит в это. В этом и минус одиночества. Я не с кем не могу поделиться своими проблемами. Может стоит рассказать родителям об этом и привести доказательства. Хотя как они мне поверят? Что я приведу в доказательствах? Слова очевидцев? Те расскажут по-своему, а мне важно, чтобы они пересказали слова моего романа. Хотя они могут рассказать то, что происходило. Надо привести Кэтрин домой делать уроки и чтоб она все им рассказала.

На следующий день я собралась предложить Кэтрин делать уроки вместе. Как только утром я вошла в наш класс, то решила предложить ей делать уроки вместе. Может, для начала поговорить с ней о том, что с ней произошло. Если она не жалеет о случившимся, то можно смело рассказать.

–Привет, – сказала я ей.

–Привет, у меня там по проекту все описание готово. Как у тебя дела?

–У меня макет почти готов. Дела нормально, только потрясена тем, что произошло вчера.

–Да, меня тоже это потрясло. Уолтер заслужил это. Столько, сколько он причинил людям. Один только погибший футболист чего стоит. Это все Уолтер виноват. Как я могла любить этого человека, – ответила Кэтрин.

–А как это произошло с футболистом? – спросила я.

–Их команды выигрывала у нашей. А этот погибший футболист был капитаном. Уже игра подходила к концу и Уолтер был вне себя от гнева. Он разогнался, побежал за капитаном и хотел его поймать. Капитана один игрок столкнул и тот упал и сильно ударился головой. Когда он падал, то его шлем отлетел так, как будто был отстегнут. Уолтер сделал вид, что побежал вперед, но самом деле споткнулся и сильно наступил ему на голову. Это можно было расценивать, как удар. Уолтера сзади кто-то толкнул и поэтому он налетел на этого капитана и нанес ему удар по голове. Уолтер говорил, что удар этот произошел случайно. Он специально переставил ногу, чтобы не упасть. Но на самом деле он ударил его по настоящему. Тем более, остается невыясненным то, почему шлем был не пристегнут.

Я с опасением задала следующий вопрос:

–А как ты относишься к тому, что с тобой произошло?

–Нормально, я даже рада, что это со мной произошло. У меня прямо глаза открылись на жизнь. Я поняла, что ты была права. Не жалею, что со мной это произошло.

Я отвела ее в коридор, чтобы все рассказать.

–Ну тогда, тебе будет интересно кое-что узнать. Я пишу прозу и вот недавно начала писать один роман. Там фокусник находит людей с грехами и наказывает их. Оживают их страхи. Он использует гипноз. Но суть не в этом. Всех грешников я списала с вас и начиная с героини, которая похожа на тебя, все что там написано, повторяется в жизни. Все, что ты пережила, придумала и написала я.

–Это неожиданно. Я не сержусь на тебя, ты мне помогла даже. Но все равно, есть сомнения по поводу этого.

–Сейчас звонок, на следующей перемене сходим в компьютерный класс. У меня все на флешке. Я тебе покажу, – ответила я.

–Хорошо. Знай, я на тебя не сержусь. Все в порядке.

–Спасибо, для меня это очень важно, – с облегчением сказала я.

Теперь я доверяла свои проблемы Кэтрин. Даже не вериться, что теперь мы нормально общаемся. Я подумывала рассказать ребятам-изгоям, но потом решила, что это надо обдумать хорошенько. До сих пор мне интересно, как это все происходит. Вот не могу понять. Но мои размышления прервала речь учителя математики. Учитель у нас был мужчина, но человек зацикленный на математике. У даже прозвище было. Циркуль. На этот раз пол урока мы слушали его мнение о произошедшем:

–Я вчера весь вечер думал и понять не мог. Как это все произошло? Почему дверь не открывалась? Почему так отчетливо были слышны голоса призраков? Я всегда скептически относился к этому вопросу, но теперь вынужден признать, что это действительно аномальные явления. Поверить сам не могу, что это говорю.

Хоть он был скептиком, но каждый человек все равно верит в потусторонние силы и сверхъестественные явления. Одно только тревожит человека: как это все может произойти, если нет этому логического объяснения? В этом и загадка сверхъестественных явлений. Сама не могу привыкнуть к этому всему. Но наш математик начал говорить о Уолтере. И упомянул про того погибшего футболиста. А еще рассказал о том, что на этот счет думают учителя:

–Знаете, наша учительница истории вообще предложила сюда привести священника. Она уверена, что у нас тут завелась нечистая сила. Правда, я ее успокаивал, но она все равно продолжала твердить.

–Она у на религиозная, даже слишком. Вообще, для нее, как учителя истории должно быть понятно, что большинство войн произошло от религии. Вы вспомните. Крестовые походы, охота на ведьм, арабо-израильский конфликт, афганская война, – вмешался Сэм.

–Ну вот так вот. Раньше люди имели мало знаний о мире и все объясняли с точки зрения религии. Хотя, сейчас очень много документальных фильмов твердят, что все боги, которым поклонялись греки, индусы, майя существовали. Мы не может объяснить тот факт, что Бога нет, но и трудно объяснить факт его существования, потому что много доказательств требуется. Мне всегда интересны такие фильмы.

–А она когда священника приведет?

–Не знаю. Она была там и слышала голоса призраков. Хочет изгнать их. И вообще она предложила ввести такой факультатив, как религия. Будут всех обучать католицизму и христианству.

–А что делать тем, кто исповедует другую религию? – спросили мы.

–Этого она не говорила. Вы же знаете ее, она ярая католичка. Она не думает о том, что у нас есть азиаты, которые исповедуют буддизм, даосизм синтоизм, индуизм. О том, что у нас иудеи и мусульмане, – ответил он.

Я сидела и молчала. В основном, большая часть из нас играла в игры по телефонам. Да, представляю, какими вырастут дети, которые с детства в это играют. Этого наши родители не понимают.

После урока я повела Кэтрин в компьютерный класс, где она прочитала мой роман. Она начала читать тот момент, где фокусник проучил первую героиню.

–Слушай, все так, как со мной было.

–А теперь перелистни на страницу, где наказывают второго героя.

–И тут все сходиться. Но как это у тебя получаться? – переспросила она.

–Не знаю. Я решила, что буду списывать образы героев с вас всех. Так получится лучше для меня, потому что вас всех я знаю хорошо, – ответила я.

–Все твои рассказы и повести тоже повторялись в жизни? – спросила она.

–Нет, только этот, – ответила я.

–Идем на урок. Поверить не могу, что это на самом деле происходит. А кто следующий у фокусника?

–Джоан, Стивен и еще кто-то, – сказала я.

А тем временем, нас подслушивала Джоан. Она слышала весь наш разговор, а еще записала его на диктофон.

«Кому рассказать об увиденном? Директору, или его заместителю. Ну, Джулия, от тебя такого никто не ожидал. Расскажу заместителю директора» – думала она. Подлая. Чем я ей не угодила, что она ко мне так относится? Видимо потому, что теперь Кэтрин никто не использует и оценки она будет зарабатывать своим умом. Меня, наверное, все возненавидят. Или уже ненавидят. Она пошла в класс и всем рассказала. Нас тогда не было:

–Ребята, я знаю, почему наша Кэтрин поменялась. Джулия у нас начинающий писатель и сейчас пишет роман об фокуснике, который наказывает всех грешников, с кем он общался. Персонажи грешников списаны с нас и все то, что с ними происходит, повторяется на нас. На Кэтрин и Уолтере уже все повторилось. Она пока написала о двух грешников. Что будет дальше? Я все расскажу заместителю директора.

–Боишься рассказать директору, потому он на стороне своей дочери?

–Да Зак, я опасаюсь этого. Но все равно, надо запретить этой Джулии писать. Она так пол школы сделает калеками, инвалидами, испуганными.

–Вот так ситуация, а ты не врешь?

–Нет, не вру, идите сюда, сейчас я вам включу видеозапись с диктофона, которую я сделала.

Они все подошли к ней и прослушали запись. После этого против меня был настроен весь класс, кроме изгоев.

–Что ты предлагаешь с ней сделать? – спросил Зак.

–Объяснить, если нет, то устроить темную, – ответила Джоан. Она была настроена решительно.

–Мы не будем ее бить, бейте вы. Мужчины не бьют женщин, – ответил Зак.

–Хорошо. Плохо, что теперь никто не может использовать Кэтрин. Мне оценки ставили просто так, а теперь надо учится.

–Извилины напрягать, – сказал Стивен.

–Не смешно, – сказала Джоан обиженным голосом.

–Давайте поговорим с ней после этого урока.

Но потом мы пришли в класс и все они затихли. Пока шла, я придумала, может мне попутно написать еще один рассказ? Повториться ли все то, что написано там, в жизни? Как видите, этот вопрос меня сильно тревожит. А тем временем у нас шел урок и я заметила, что теперь в классе два лидера – Джоан и Стивен. Те еще люди. Такие мерзкие, особенно Стивен. Тот своего никогда не упустит. Алчный человек. Надо бы их поставить на свое место. Я заметила, что под крышкой моей парты что-то торчит. Бумажка. Я достала ее и увидела, что это записка.

«Джулия, у тебе неприятности. Джоан подслушала ваш разговор в компьютерном классе и все узнала. Мы все это слышали и хотим тебя предупредить. Тебе хотят устроить темную. Вроде бы сама Джоан, потому мальчики отказались тебя бить. Мы тебя защитим от этих людей. Еще она хочет все рассказать заместителю директора. Мы хотим с тобой поговорить уроков. Джеймс»

Я обернулась и он посмотрел на меня.

–Ребята, если на нее нападут пацаны, готовьтесь держать оборону.

–Мы тебя поняли, – ответили все Джеймсу, когда тот шепнул им. Это заметил Стивен и рассказ Джоане.

–Изгои готовятся к обороне Джулии, – сказал он ей.

Это услышала Кэтрин.

«Они хотят ее избить. Джоан все услышала. Тварь» – подумала она.

Урок закончился и тут началось. Все девочки встали и направились ко мне. Генри быстрыми шагами направился ко мне и закрыл меня. За ним пошли все изгои.

–Прекратите. Мы не позволим вам, – сказал он.

–Джоан, что ты себе позволяешь, – спросила Кэтрин.

–Не лезь. Она про нас напишет всякие гадости, а мы потом будем страдать.

Тут вмешались ребята:

–Разошлись, пусть они разберутся с Джулией, – сказали они.

–Так, успокойтесь тоже, – вмешался Джон. – Что вы на человека напали. Всей стаей. Стервятники. Вы уже достали Джулию.

–Закрой рот. Ты не знаешь, но то, что вчера произошло с Уолтером, это ее вина.

–Я не виновата. Это все происходит само по себе. Вы же сами видите.

–Так не пиши, и не будет, – сказала Джоан.

–Нет, я не брошу дело всей моей жизни, – заявила я.

–Тогда можешь не приходить в школу, – сказала Джоан.

–Смотри чтобы тебя не исключили из школы, – сказала Кэтрин.

–Тем более, у меня есть запись на диктофоне, как вы все обсуждаете наказание Джулии, – сказал Джон.

–Сдать нас решил, – заявил Зак.

–Ты на себя посмотри. Личный стукач физрука. И он тоже стукач. Работаете в тандеме, – сказал Джон.

–А с чего этого ты себя возомнила всемогущей? – спросила я. – Что ты мне сделаешь. Натравишь этих подхалимок на меня? Ты мне не сможешь ничего запрещать. Я свободна. А если ты будешь мне угрожать, то я сообщу об этом твоим родителям, а еще в полицию. Можете все на меня ополчится, мне все равно, никто не смеет мне запрещать делать то, что я люблю.

–Я так понимаю, вы всемером против нас, – сказал Стивен.

–Как видишь.

–Мы вам назначаем стрелку на вечер. Сегодня за стадионом в семь часов, – сказал тот. Начался урок.

Глава 8

После урока все мы решили собраться в столовой, чтобы все обсудить. Теперь стрелка и все это ради меня. Я не собиралась отступать от своих принципов. Не буду слушать эту пустышку. От нее один вред исходит. Первый меня спросил Джон:

–Как это так у тебя получается, что все ты напишешь повторяется в жизни? Я не могу поверить до сих пор, что это все происходит на самом деле.

–Я сама не знаю, как это все происходит, – ответила я.

–Не обычно, но это все на самом деле происходит с нами. Видимо, это все и должно было произойти, – сказал Джеймс. – Давайте сейчас обсудим все наши действия на этой стрелке. Нам надо быть готовым ко всему.

–Я полагаю, что нам надо еще подкрепление, – сказал Джон.

–Я могу снова позвать ребят, но не все будут. Часть готовится к соревнованиям, часть лечит травмы, – сказал Генри.

–Ребят, мне кажется, что этот гад Стивен что-то придумает. Плохое у меня предчувствие, – сказала Аарон.

–Я тебя понимаю, этот гад может привести толпу.

–Ребят, я уверен, мы сможем их побить. Я спортом занимался, Генри, ребята.

–Я биту возьму, – сказал Джеймс.

–Что вы сразу к драке. Возможно, мы поговорим. Но разговор будет серьезным. Просто с чего эта Джоан стала указывать Джулии, что ей делать. Ловко она, однако, – сказала Кэтрин.

–Да, ребят, давайте я начну разговор. Все таки мне пытаются навязать свои правила. Я начну с ней говорить, а вы будете мне помогать. Собираемся все в шесть часов. Только где?

–Давайте соберемся у памятника Линкольну, – предложил Джон.

–Тогда все до шести. Сегодня у нас мало уроков, так что сейчас по домам.

Мы разошлись по домам. Я пришла домой и села делать уроки. Я делала макет и все думала о том, что мне сказали. Даже не вериться, что мне запретили писать. Наш класс разделился на две части и теперь в нем нет друзей, а есть только две команды с разными взглядами. Цель каждой команды довольно проста – установить свои правила. Со мной в команде Кэтрин, мой бывший враг. Немного посидев, я затем поужинала и пошла к памятнику Линкольна. Уже время. Время нашей стрелки. Уже вторая на моем счете. Я пришла на место первой. Немного постояв, я увидела Джона, затем Генри и всех остальных.

–Ну что ребят, все в сборе, теперь идем на стрелку, – сказала я.

–Да, но меня терзают сомнения, – сказал Аарон.

–Идем, разберемся во всем. Нам это надо. В нашем классе назревает конфликт, – сказала Кэтрин.

Мы все пошли на стрелку. Шли молча. Уже темнело. Я заметила, что никто не боится того, что произойдет. Все держались хорошо, никто не подавал признаков страха. Мы как бригада, как команда шли вперед. Пришли мы во время на место стрелки. Наши оппоненты подходили. Они шли и грозно смотрели на нас. Вместе с нами был Сесил, друг Генри. Он согласился нам всем помочь. Хоть мы и дети, но проблемы у нас взрослые и мы решаем их по-взрослому. По другому мы не умеем. Мы понимаем, что сейчас мы учимся отстаивать свое мнение и если сейчас его не отстаивать, по потом уже привыкнешь и тобой будут постоянно помыкать. Они приближались. Остановившись, они ждали, когда мы с ними заговорим.

–Ну что, Джоан. Я смотрю, тебе для полного счастья короны не хватает. Ты уже как королева. Людям запрещаешь. Почему я должна тебя слушать? Ты мне никто, просто выскочка, которая завидует богатым людям и подлизывается к ним. Ты не ценишь того, чего имеешь, вечно всем завидуешь.

–Я смотрю, ты тоже не отстаешь, указываешь мне.

–Я не указываю, а говорю то, что думаю. Это мое мнение о тебе. Ничего личного. Просто ты всегда была такой завистливой. Вот и все.

–Не выводи меня.

–А что иначе будет? Ты сейчас как помидор: красная от злости и такое ощущение, что ты сейчас лопнешь.

–Давайте решим вопрос. Вы против нас всех? Да?

–Именно, Стивен. У нас другое мнение.

–Понятно, наш класс теперь на два лагеря раскололся. Мы поэтому и позвали вас сюда, чтобы разобраться, почему все, что пишет Джулия, повторяется в жизни.

–Ты что тупой? Тебе говорили, что это происходит не по ее вине. Понятно. Она не контролирует этот процесс, – вмешался Генри.

–Поэтому мы и хотим запретить ей писать.

–Вы вообще кто такие, раз позволяете себе такое? Вы ей никто.

–И вас я слушать не намерена, – сказала я.

–А мне интересно, что вы с ней сделаете, если она не будет выполнять указаний? Побьете? Так учтите, мы все за Джулию. И если кто-то из вас подумает это сделать, то он хорошо получит, – сказал Генри.

–Так решать будем? – спросил Стивен.

–Не, ну ты действительно идиот, если не понимаешь, что тебе сказали. Мой ответ нет, – сказала я.

–Ну давайте, нападайте на нас. Парни, готовьтесь, – сказал Генри.

–А мы не будем нападать. Пойдемте домой ребята, – сказала Джоан.

Они развернулись и ушли. Мы все были шокированы этим решением. Определенный подвох в этом всем есть. Ну не может так быть. Значит. Надо готовиться к завтрашнему дню.

–Ребята, завтра держимся командой. Это подвох, они обязательно что-то придумают. У меня такое чувство, – сказал Джон.

Мы разошлись. У каждого из нас была тревога на душе по поводу завтрашнего дня. Никто не знал, что нас будет ожидать.

Глава 9

Настал следующий день. Я и Кэтрин должны были сдать проект по технологии. Я везла макет. Вечером я писала свой роман, как раз перешла к другой героине. Эта героиня была похожа на Джоан. Вчера весь вечер думала о нашем разговоре. Хотя, что я хотела от нее. Надо было ожидать от нее такой поступок. Просто, когда Кэтрин была другой, то она была лидером. Еще и Уолтер. А теперь когда его нет, а Кэтрин перестала с ней общаться, эта Джоан заняла место лидера в классе. «Власть захватила» вместе со Стивеном. Я для них довольно опасный человек, они понимают мои возможности. Я не собираюсь исключать их из своего списка, они там будут и получат по заслугам. Но надо будет пофантазировать фокуснику с этими людьми по поводу наказания. А пока было утро, а я ехала в школу на автобусе. Со мной было много людей, поэтому я очень сильно переживала по поводу целостности макета. Но он уцелел и его увидела Кэтрин.

–Молодец, хорошо сделано, – сказала она мне, когда увидела мой макет.

–Ты тоже молодец, что написала все. Все так хорошо оформлено, четко и понятно.

–Спасибо. Уже звонок, – сказала она.

Прозвенел звонок и учительница зашла. Мы сразу же сдали ей проект. Учительница поставила нам хорошие оценки я со спокойной душой пошла к своей парте отдыхать. Джоан сидела рядом со Стивеном и не подавала виду. Вела себя так, как будто ничего не произошло. Вообще, все они заняли два ряда парт у окон, а нам оставили остальные два у двери. Тем самым показали, что наш класс разделился на две группы. Следующий урок был урок нашей учительницы. Она пришла и села за стол. Но перед тем, как дать нам контрольную, эта женщина завела разговор об Уолтере. Говорила, что надо проведать его, он находится дома и восстанавливается после такого потрясения. И в конце добавила:

–Кэтрин, ты сходи к нему. Вы ведь встречаетесь.

–Не встречаюсь я с ним, я многое переосмыслила и теперь не встречаюсь с ним. Он меня использовал, как и все. Я теперь дружу только с Джулией и с ребятами.

Послышались смешки со стороны Джоан. Наша учительница решила как обычно влезть в нашу жизнь.

–Как это так и почему все на не своих местах?

–А у нас теперь класс разделен на два лагеря, которые конфликтуют.

–Конечно, как тут не конфликтовать, если Джулия пишет роман, в котором жестоко наказываются люди с грехами. А образы грешников она списывает с нас. И все это потом повторяется в жизни. Вот так, все что она напишет в романе повторяется в жизни. И история с Уолтером этому подтверждение.

–А не надо мне запрещать писать.

–Это правда? – спросила она меня.

–Да, ответила я и все подтвердили.

–Вот это да. Ты понимаешь, что ты можешь принести вред своим одноклассникам. Пишешь всякие ужасы, а люди страдают. Быстро бросай, а то родителей в школу вызову, – возмутилась классный руководитель.

–Нет, я этим самым помогла Кэтрин.

–Вы не имеете права мне указывать. Я вольна в своих действиях. И не надо интересоваться нашей жизнью. Если бы ею интересовались, то знали бы, что того, как все в моем романе повторилось в жизни, я враждовала с Кэтрин и была изгоем. Меня били, и вчера пытались избить. А вчера у нас была стрелка. Неожиданно, да? А запретить писать мне никто из вас не посмеет.

–Между прочим, из-за тебя это все произошло. Класс раскололся. Вы должны быть как одно целое.

–Какое целое, вы видите, какие люди нам окружают. Я не хочу с ними общаться и не надо меня заставлять, – сказала Кэтрин.

–Так, быстро все помирились.

–Не надо нас заставлять.

Почти весь урок мы потратили на эти обсуждения. А потом за десять минут до конца наш классный руководитель дал нам контрольную Ну не чокнутая. Как мы должны написать все за десять минут. Она нам сказала: что успеете. То есть что успеете, потому что она так захотела, а потом у всех трояки и родители нас ругают. Кругом несправедливость. Полнейшая несправедливость. Теперь и эта чокнутая мне все запрещает. Урок закончился, а вместе с ним и мое терпение к этому учителю. Не выносимая. Вечно торопится, кучу ошибок допускает. Сколько раз она допускала опечаток при написании характеристик. А еще она занудная! В общем, не у кого не хватает терпения на нее. Следующий урок – история. На нем некоторые из нас спали. А ведет ее та самая верующая учительница. Наша уже всем об этом сказала. Интересно, а что со мной будет? Мир несправедлив, особенно к подросткам. По крайней мере, нам так кажется. Нами пытаются управлять, помыкать, часто говорят, что мы глупые. А мы делаем все назло родителям. Представляю, что мои родители скажут. Представлять не надо будет, ведь на уроке зашла мой классный руководитель и сказала, что их родителей вместе со мной вызывают в школу. По этому поводу. Пришла домой и сказала:


Выбор страницы:


Иосиф Александрович Бродский:
-
24.05.1940-28.01.1996-н.с.

русский и американский поэт, эссеист, драматург, переводчик, лауреат Нобелевской премии по литературе 1987 года, поэт-лауреат США в 1991—1992 годах. Стихи писал преимущественно на русском языке, эссеистику — на английском. Один из крупнейших русских поэто



Наши партнеры:

Сфера-Саратов СГУ

Классный сайт!

Расскажи о своем родственнике

Стихи и проза

Инновации Технологии Машиностроение

Создание сайтов


Как опубликовать свои стихи? Как опубликовать свою прозу?
Cтихи, проза, поэзия, детские стихи и проза, лирика, публицистика, сценарии, большие произведения, юмор, переводы, философия, психология, история


© 2013 , Литературный интернет журнал "Начинающий писатель", All Rights Reserved
Besucherzahler rusian brides
??????? ?????????
??????? ?????? ???????? Рейтинг@Mail.ru ....