Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель"
Официальное издание для авторов
Сегодня:16.12.19 Вход для писателей
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 55871 от 30.10.2013
Хорошее и плохое о нашем журнале


Главный редактор: Королев Андрей Альбертович
Email: sgu64@mail.ru; г. Саратов, ул. Московская, д.117б, оф.71

"Если женшина говорит мужчине, что он самый умный, значит, она понимает, что второго такого дурака она не найдет", Некий
Александр Трифонович Твардовский:
08.06.1910-18.12.1971
21.06.1910-18.12.1971-н.с.

Советский писатель и поэт. Главный редактор журнала «Новый мир» (1950—1954; 1958—1970). Лауреат различных премий, орденоносец (см. ниже). Член ВКП(б) с 1940 года



Рецензии

Сотрудничество

Вышел 1-й номер журнала "Начинающий писатель". Тираж 100 экз. Но только 40 можно приобрести.

Сборник формата А5, содержит 287 страниц.
ISBN 978-5-9999-1795-9

Заказать сборник можно здесь
С уважением, администрация сайта.


Сотрудничество

Сотрудничество

Начинающий писатель
IvKit AlJur
Кукла
Дата рождения: 12.08.19xx, Опубликовано: 29.10.2015
Организация: PFR

© Copyright: IvKit AlJur, 29.10.2015
Свидетельство о публикации № 6477


Аннотация
Психология инстинкта материнства.
1 2 3 4 5

Вернуться к списку произведений
-1-

У них не было детей.

Первые три года ни Сергей, ни Наташа ничуть этим не тяготились, жили, как говорится, для себя. Они были молоды, здоровы, прилично обеспечены материально и вечно окружены друзьями- хорошими и славными людьми.

Однако все чаще стал замечать Сергей то во время шумного застолья, то в серьезном разговоре как темнели вдруг серые наташины глаза, и две легкие морщинки проявлялись над переносицей.

«Надо будет обязательно с ней поговорить»,- в очередной раз думал он и все не мог собраться с духом по вечной мужской привычке уходить от неприятного в надежде что все как-нибудь само образуется.

Однако ничего не образовывалось.

И однажды, когда он принял твердое решение поговорить с Наташей, она вдруг сказала сама:

- Сережа, тебе не кажется, что что-то с нами не в порядке?

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду ребенка.

- Ну,- он попытался беззаботно улыбнуться,- такое бывает. Надо просто подождать. Я думаю все будет хорошо.

- Может нам сходить к врачу?

- По-моему, ты зря паникуешь, дорогая. Какие все таки все вы женщины мнительные! Нужно подождать и,- Сергей игриво ухмыльнулся,- продолжать неустанную работу в этом направлении.

Наташа хмыкнула с сомнением, но спорить не стала.

Так прошел год.

Наташа все таки настояла на посещении врача. У них не нашли никаких особых отклонений, посоветовали поездить на специализированные курорты и вести исключительно здоровый образ жизни.

Наталья поначалу воспряла духом. Несколько следующих лет они честно ездили по различным санаториям. Но все было бес толку. И все чаще ловил Сергей на лице жены выражение глубокой задумчивости, близкой к полной отрешенности от действительности. А когда он наблюдал как самозабвенно возится она с малышами их друзей и родственников, жалость охватывала его до судорог, до кома в горле. Да и сама ранее всегда уравновешенная Наташа видимо изменилась. Иногда она вдруг становилась истерично- бесшабашной, этакой бой- бабой, а потом вдруг превращалась в сентиментально- слезливую девицу из какого-то дешевого женского романа.

Нередко теперь Сергей просыпался по ночам от ее тихих всхлипываний. Он пытался приласкать и успокоить жену, но она, давясь слезами, упрямо с какой-то детской обидой твердила: «Хочу девочку! Маленькую. Хочу кормить ее грудью и менять подгузники. Тебе этого не понять, а я женщина. И я не могу жить без ребенка!».

Тогда Сергей замолкал и вздыхал тяжело. Он любил жену и отдал бы все на свете чтобы избавить ее от этого кошмара. Только что можно было поделать?!

И вот однажды друзья привезли им из Швеции подарок: большую-пребольшую куклу. Сергей едва скрыл раздражение: уж больно нетактичным показался ему такой подарок. И, если бы он не знал так хорошо эту добросердечную взбалмошную пару, пожалуй, он бы и обиделся. На его удивление Наташа приняла подарок с восторгом. Кукла и впрямь была хороша, ничего не скажешь, умеют черти.

Наташа весь вечер не снимала с колен прелестную игрушку, а ночью, когда Сергей уже совсем засыпал, вдруг сказала:

- Давай назовем ее Аленой!

- Кого «ее»?- сонно отозвался Сергей.

- Ну, эту девочку. Нашу куклу.

- Давай назовем,- благодушно отозвался Сергей и повернулся на бок.

С тех пор они стали жить втроем. Наташа беспрерывно возилась со своей Аленкой: купала ее, шила на нее всевозможные обновы, укачивала перед «сном». Она даже купила детскую коляску, хотя разумеется так ни разу и не решилась выйти с ней на улицу. Наталья могла часами разговаривать со своей подопечной и, если в это время Сергей вдруг обращался к ней по сугубо практическому вопросу, недовольно кривилась и отвечала нехотя. Хотя нужно признать с появлением в доме Алены Наташа заметно помягчела и даже как-то расцвела той особой теплой красотой, по которой можно безошибочно судить, что женщина живет в полном согласии с собой и окружающим миром.

Отношение Сергея к этой новой сложившейся в семье ситуации было, как говорится, неоднозначным. В первые месяцы он легко подтрунивал над увлечением жены, но по мере того как это увлечение не угасало, а, наоборот, стало перерастать в что-то большее, совершенно не понятное, он стал испытывать какое-то другое сложное чувство. В это чувство вмещались и жалость к жене, неистребимая женская потребность которой дарить жизнь, любовь и заботу была столь сильна, что готова была пролиться даже на дурацкую детскую игрушку. И злость на эту ее безоглядную и бессмысленную покорность, с которой она отзывалась на зов материнства, наполнявшего все ее естество. И обида, черт знает, на что.

Так или иначе, но с этим надо было кончать. В тот вечер Сергей, придя с работы, торжественно и чуть официально пригласил жену на кухню. Та явилась с непременной Лелькой на руках, ласково мурлыча:

- Послушаем, дочка, что это нам папка сейчас расскажет. Видишь, какой он у нас сегодня серьезный.

Сергей постарался стряхнуть с себя раздражение, которое он испытывал при каждой подобной сцене.

- Наташа,- тихо сказал он,- Я долго думал и считаю, что нам нужно взять на воспитание ребенка. Как там будет дальше я не знаю, будут у нас свои дети или нет, но сейчас давай усыновим ребенка. Или удочерим.

Он вопросительно посмотрел на жену.

- Я уже думала об этом. Ты знаешь, я не хочу. Я не могу сама тебе толком объяснить почему, но я не хочу. К тому же,- она лукаво улыбнулась,- у нас уже есть ребенок. Правда, Лелька?

- Ты сошла с ума! Ты сошла с ума!- Сергей сам не заметил, что перешел на крик,- Ты- сумасшедшая! Подумай, что ты делаешь! Оглянись! На руках у тебя не ребенок, а жалкая тряпка! Это даже не смешно, это уже просто неприлично!

Наташа молчала, растерянно прижимая к груди свою Ляльку, и испуганно глядя на мужа полными слез гласами, вздрагивая всем телом от каждого окрика, как от удара бича.

- Хватит!- загремел Сергей. Он резко шагнул к жене, выхватил из ее рук куклу и повернулся к раскрытому окну.

Наталья бросилась на него с такой яростью, которой он никогда в ней не подозревал. Ошарашенный ее бешенным натиском с кровоточащей щекой и до крови прокушенной рукой, не столько напуганный, сколько ошеломленный, Сергей без борьбы уступил жене ее сокровище, сел на табуретку и принялся застегивать ворот рубашки дрожащими пальцами.

Наталья с куклой на руках стояла, отвернувшись в угол, и горько плакала.

Сергей понимал, что сейчас он должен что-то сказать, только вот что…

Он наконец справился с рубашкой, встал и вышел из кухни. В тот вечер он впервые напился почти до беспамятства.

На следующий день они тихо, почти безмолвно помирились и следующие несколько недель прожили может быть и не счастливо, но спокойно. Наташа больше не таскалась с Аленой по всей квартире (по крайней мере когда Сергей был дома), а он относился к жене с подчеркнутой заботой и вниманием.

А однажды Наташа сама сказала, что он скорее всего прав, и им действительно стоит взять ребенка, только попросила, чтобы Сергей ее не торопил. Тогда Сергей обнял жену и ничего не ответил.

Так прошло еще несколько месяцев.

Как-то в субботу Сергею неожиданно позвонил врач и попросил зайти, по возможности не откладывая.

- Наталью Владимировну нужно срочно положить к нам в больницу,- сказал он, избегая смотреть ему в глаза.

Наташа уже несколько недель жаловалась на режущую боль в правом боку, накатывающуюся на нее иногда по несколько раз в день, но лишь неделю назад Сергей убедил ее сходить к врачу и сдать анализы.

- Что, все настолько серьезно?- помертвевшими непослушными губами прошептал он?

- Да нет, не стоит волноваться раньше времени. Пока еще не все ясно, но необходимо клиническое оследование.

- Хорошо, когда ее привезти?

- Можно завтра,- ответил врач, перебирая на столе какие-то бумаги,- но лучше сегодня.

Сергей ожидал сопротивления, но Наташа неожиданно сразу согласилась пройти обследование и даже что-то негромко напевала во время недолгих сборов.

Когда все было готово к отъезду, Сергей поднял куклу, протянул ее Наташе и неестественно жизнерадостно сказал:

- Ну что, смотри там в больнице приглядывай за мамой. Чтобы ела все, что дают, не грустила, обо мне почаще думала.

Наташа задумчиво приняла куклу и, помедлив немного, решительно усадила ее на стул, предварительно расцеловав в обе щеки.

- Пусть ждет дома. Я не надолго.

Это оказалось правдой. Саркома буквально сожгла Наташу за считанные недели. Сергей уже все знал, врачи предупредили его о неминуемом близком конце и отсутствии даже минимального шанса в случае операции. Он приходил в больницу каждый день и прежде чем зайти в палату долго ходил по коридору. До тех пор пока не чувствовал в себе силы быть таким, каким, как он считал, он должен быть в ее глазах- уверенным, что все будет хорошо, веселым и оживленным. Иногда, походив так с полчаса взад-вперед, он так и уходил, чувствуя, что сегодня у него не хватит сил, чтобы себя не выдать.

На его вопрос: когда?- врачи разводили руками и говорили, что, учитывая ее сердце, это может случиться в любой момент.

Он не подозревал, что Наташа тоже все знала, хоть ей никто ничего и не говорил. Она тоже лгала, но ей это давалось куда труднее, потому что не она выбирала время из свиданий и, когда муж появлялся в минуты слабости и тоски, ей приходилось напрягать все свои уже и так невеликие силы, чтобы не выдать себя. Правда всегда можно было сказать, что эти слезы просто оттого, что неожиданно пробудилась боль, что иногда и вправду бывало между сеансами уколов.

Так или иначе, но их встречи скоро превратились в пытку для них обоих. Они рассказывали друг другу как поедут в отпуск на море, сжав зубы, обменивались веселыми сплетнями и со слезами на глазах шутили по поводу себя и своих знакомых. Эти- последние- свидания оба они играли какую-то страшную пьесу вместо того, чтобы сказать другому слова любви перед тем как навсегда расстаться.

Их последняя встреча была самой короткой. У них уже просто не было сил. Сергей сидел у ее кровати, и они просто молчали.

- Ну, иди,- тихо сказала наконец Наташа.

- Я приду завтра. Как обычно.

- Да, конечно приходи.

Сергей поднялся со стула.

- Подожди, Сережа,- тихо попросила Наташа, когда он уже подошел к двери.- Знаешь что, ты береги Аленку. Это ведь все, что от меня осталось.

Сергей понимал, что он обязан возразить, но только судорожно кивнул и открыл дверь. Он чувствовал что еще чуть-чуть, и он разрыдается.

- Сережа,- снова слабо окликнула его Наташа. Она хотела еще раз, она твердо знала, что последний, посмотреть на мужа, чтобы навсегда запомнить его перед той дальней дорогой, которая ей скоро предстояла. Вот только слезы наполнили глаза, и она почти ничего не увидела.

- Ладно,- сказала она,- Иди. До завтра.

Наташа умерла под утро.

Следующие несколько дней Сергея были заполнены похоронными хлопотами. Он куда-то ходил, что-то подписывал, с кем-то о чем-то договаривался. Потом он не мог почти ничего вспомнить из этих проклятых дней.

Поминки были у на их квартире. Родственники и друзья пили за упокой ее души, уговаривали Сергея крепиться и уверяли, что они все там будут. Сергей всем им обещал крепиться и соглашался с каждым произнесенным словом.

Когда ушли последние, Сергей долго и тщательно перемыл посуду, а потом зашел в их спальню, взял на руки Алену, отправленную туда с глаз долой на время поминок, посадил ее на кресло в гостиной и долго- долго глядел на нее сухими глазами.

Потом налил полстакана водки и, влив ее в себя одним глотком, глухо сказал:

- Ну что, осиротели мы с тобой, дочка. Мамка-то наша…

И, не закончив фразу, тихо заплакал, спрятав лицо в ладони…

Санкт-Петербург 2015г.


Выбор страницы:


Виктор Платонович Некрасов:
-
17.06.1911-03.09.1987-н.с.

Русский советский писатель, диссидент и эмигрант, лауреат Сталинской премии второй степени (1947).



Наши партнеры:

Сфера-Саратов СГУ

Классный сайт!

Расскажи о своем родственнике

Стихи и проза

Инновации Технологии Машиностроение

Создание сайтов


Как опубликовать свои стихи? Как опубликовать свою прозу?
Cтихи, проза, поэзия, детские стихи и проза, лирика, публицистика, сценарии, большие произведения, юмор, переводы, философия, психология, история


© 2013 , Литературный интернет журнал "Начинающий писатель", All Rights Reserved
Besucherzahler rusian brides
??????? ?????????
??????? ?????? ???????? Рейтинг@Mail.ru ....