Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель"
Официальное издание для авторов
Сегодня:18.11.19 Вход для писателей
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 55871 от 30.10.2013
Хорошее и плохое о нашем журнале


С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ,
НАШИ АВТОРЫ!

Главный редактор: Королев Андрей Альбертович
Email: sgu64@mail.ru; г. Саратов, ул. Московская, д.117б, оф.71

"Как приятно, замерзая от холода кондиционеров, осознавать, что огромная масса людей в этот же момент изнывает от нестерпимой жары", Афонченко Валерий
Валерий Яковлевич Брюсов:
01.12.1873-09.10.1924
13.12.1873-09.10.1924-н.с.

Русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк. Один из основоположников русского символизма



Рецензии

Сотрудничество

Вышел 1-й номер журнала "Начинающий писатель". Тираж 100 экз. Но только 40 можно приобрести.

Сборник формата А5, содержит 287 страниц.
ISBN 978-5-9999-1795-9

Заказать сборник можно здесь
С уважением, администрация сайта.


Сотрудничество

Сотрудничество

Начинающий писатель
Никонов Евгений
***
Дата рождения: 17.03.19xx, Опубликовано: 06.12.2015
Организация:

© Copyright: Никонов Евгений, 06.12.2015
Свидетельство о публикации № 6605
1 2 3 4 5

Вернуться к списку произведений
-1-

ЕВГЕНИЙ НИКОНОВ

ПЕРЕГОНЩИКИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ВЕРХОТУРЬЕ--ТЫНДА

Памяти моего тестя, старшего прапорщика

Советской Армии Иозаса Скрабулиса

Верхотурье 2008год.

«Перегонщики» часть первая глава первая Верхотурье—Тында

Шёл 1992 год.

Ещё два года назад, тесть Сашки прапорщик Советской Армии Иозас Скрабулис, пообещал подарить зятю машину очень престижной в ту пору марки. Марка автомобиля и в правду была неизвестной широкому кругу автомобилистов и поэтому на базаре этот новенький агрегат вполне можно было обменять на приличную старенькую «Тойоту».

Тесть всю жизнь служил прапорщиком, начинал где-то в Литве, а потом с первыми строителями БАМа их часть была переброшена в Тынду. И вот с тех пор он служил там. Справедливости ради, надо сказать, что строителей этой мощнейшей Магистрали снабжали так, что им мог бы позавидовать простой смертный гражданин СССР. Но одной из самых главных заманух был Целевой Бамовский Чек на приобретение новенького автомобиля, и количество этих чеков на душу населения до поры не ограничивалось. Хватает денег – становись в очередь, плати взносы и через три года у тебя одна, две, - да хоть три машины.

Именно такой возможностью и воспользовался прапорщик Скрабулис. Встал в очередь на одну, а через полгода ещё на одну машину.

Тут, для ясности, придётся ещё окунутся в историю этих Бамовских чеков, чтобы были понятны все хитросплетения , которые пришлось преодолевать прапорщику Скрабулису, получая первый, а затем второй автомобили.

За год до окончания выплат нужно было написать заявление в какую-то службу, которая занималась «отовариванием» этих самых чеков. В нём счастливый соискатель автомобиля указывал город Советского Союза, в котором он хотел бы получить свой автомобиль.

Как нормальный Советский гражданин, тесть выразил желание получить свой первый автомобиль у себя на исторической родине т.е. в Литве, т.е. в Вильнюсе. Но к тому моменту Советская Прибалтика уже стала совсем не Советской, и в этом был её просчёт. Получив на руки разнарядку на получение автомобиля, тесть отправился в Вильнюс.

Малая Родина встретила своего блудного сына сдержанно. Ему сразу, открытым текстом заявили ,что машину он здесь не получит и что у независимой Литвы есть дела поважнее, чем снабжать престижными автомобилями всяких перерожденцев. Но надо знать прапорщиков Советской Армии.

Прапорщик Иозас Скрабулис не для того морозил свой зад на пятидесятиградусных морозах, чтобы Его могли просто так послать, обозвав оккупантом. Первым шагом в борьбе за справедливость был визит в сейм ,где его естественно тоже послали. Нормальный русский мужик сразу бы купил билет до дома. Но в том-то всё и дело, что это был коренной литовец, да плюсом ко всему, прослуживший всю сознательную жизнь в России, в Советской Армии прапорщиком. Именно поэтому он пробился на приём к тогдашнему Президенту Литвы Каземире Прунскене.

Вопрос был решён, с одним условием : престижный автомобиль должен остаться в Независимой Литве.

Сказано-сделано! И этот автомобиль тут же продаётся по самой рыночной цене ,за самые настоящие Советские рубли.

Но прапорщику Скрабулису нужны не деньги, ему нужна машина. ОН возвращается домой в Советский Союз и пишет письмо президенту Горбачеву, в котором доподлинно излагает свои мытарства , теперь уже в независимом государстве и что машину он так и не получил, и что он почётный строитель БАМа, напомнил и о правах человека и про национальные меньшинства. Шёл 1990год. Ответ из Кремля пришёл очень быстро. Там видимо не стали разбираться – кто прав, а кто нет. Скорее всего, поверили, что независимые Литовцы смогли поступить со своим бывшим земляком именно так, как он написал , и дали команду – выделить из резервов Министерства обороны ещё один автомобиль прапорщику Скрабулису. За всеми этими переписками прошло полгода, а может чуть больше. И вот в начале нового 1991 года новенький, только что с завода автомобиль сверкал лаковым покрытием под окнами дома, где жил Иозас. Это было никому не известное чудо конструкторской мысли Советского автопрома, этакий симбиоз Фольксвагена Гольф и Запорожца --ЗАЗ-1102, «Таврия». Первый Бамовский чек был отоварен, даже дважды. Литва дорого заплатила за свою независимость.

Теперь нужно было решать вопрос со вторым чеком. Срок подачи заявления с указанием города, в котором этот чек должен был превратится в новенькую «Ниву», уже подошёл и Иозас, не долго думая вписал в заявлении Тынду. Оставалось ждать приглашения для получения машины.

****

Этого известия ждали, к нему готовились, о нём мечтали. Но, как это часто бывает, оно пришло неожиданно и не совсем вовремя.

Ранним летним утром, под окном домика, где жили молодые супруги Саша и Инга с двухгодовалым Евгением Александровичем, раздался звук автомобильного клаксона. Он был настолько пронзительным, что даже собаки с соседних улиц откликнулись на его призыв заливистым лаем.

Выглянув в окно, молодые супруги увидели новенькую белую «Ниву» и, важно расхаживающего вокруг неё тестя.

Приезд отца был всегда желанным и радостным событием, хотя и вносил в размеренную жизнь некую суматошность и неразбериху. Словарный запас маленького Евгения увеличивался ровно вдвое, после отъезда деда. И родителям стоило больших трудов, чтобы отучить малыша от всех крепких выражений, которые он с лёгкостью схватывал, во время общения с дедом. Ну, а дед—весельчак и балагур по своей натуре, просто души не чаял в маленьком пацане и всячески баловал внука.

Так вот. Под окнами стояла новенькая «Нива», а тесть уже колотил в двери:

-- Едрёна мать! Кому спим, когда я приехал? А ну-ка—подъём! , были первые его слова, когда заспанные супруги открыли ему дверь. –Я к ним как на самолёте из самого Челябинска пру, а зятёк даже встретить как полагается дорогого гостя не может!—продолжал, не давая вставить хоть слово тесть.—Смотри какую ласточку оторвал, красавица, да и только! Слова лились сплошным потоком. Казалось, что за долгую дорогу, не отличавшийся молчаливостью тесть, так настрадался, что из него пёрла и пёрла, и не находила выхода информация такого объёма, которую мог вместить в себя только мозг прапорщика Советской Армии.

--У меня же опять полная херня получилась! Опять давать не хотели! Мол, постановление Партии и правительства вышло, видите ли не положено в один год сразу две машины получать, так что дорогой прапорщик Скрабулис – идите Вы на х… и не мешайте трудящимся!

Но проклятые бюрократы, а они, как известно бывают в любые времена, ещё не знали способности прапорщика Скрабулиса. И слава Богу, им не была известна история получения двух «Таврий» на один чек.-- В общем я пошёл известной, только мне дорогой: президент, заслуги, медали, права национальных меньшинств с угрозой обращения в ООН.-- Вскоре из Москвы опять пришла депеша и восстановила справедливость. Правда получать «Ниву» должен был в Тынде, ну а после восстановления пришлось в Челябинске. Ну, да и хрен с ним! Колёса есть— перегоним хоть на Луну. --«Ниву» гоним в Тынду, ну а «Таврия» как и обещал—твоя — закончил тесть свой полный трагизма рассказ. Саша и Инга слушали всё это уже сидя за столом, после первых приветствий, поцелуев и обниманий.

Вся загвоздка этого перегона заключалась в том, что Саша и Инга жили на Урале в трёхстах километрах от Свердловска, в небольшом старинном городке Верхотурье, а тесть в столице Байкало-Амурской Магистрали- Тынде. И расстояние между этими городом и городком было почти в восемь тысяч километров.

Началась срочная подготовка к перегону. В то очень непростое время , проблемы вставали на каждом шагу. И если с бензином всё было улажено ,благодаря стараниям Александра, который работал водителем в отделе культуры Верхотурского райисполкома, то канистры для этого бензина пришлось собирать по всему Верхотурью. Надо было предусмотреть всё: запас продуктов , котелки , ложки-поварёшки , вулканизатор на случай прокола, да мало ли чего нужно водителю в дальней дороге на просторах нашей необъятной страны.

Саша в срочном порядке продал свой мотоцикл, своего красавца-« Иж-Юпитер-5»-без коляски с моторной звездой на двадцать один зуб. Это был самолёт, а не мотоцикл, который хозяин холил и лелеял. Но впереди маячила «Таврия» и он сдал его почти без сожалений.

На всякий пожарный случай, у знакомого бутлегера Юрки Дёмина купили два ящика самопальной водки. Ну и конечно же билеты на поезд Свердловск-Тында для Инги и маленького Женьки. В общем, во всех делах и заботах пролетело почти две недели и теперь, когда всё и все были готовы, оставалось ждать числа, на которое были куплены билеты.

Поезд из Свердловска отправлялся утром. Поэтому на общем собрании, где присутствовал и двухгодовалый Евгений Александрович (с правом решающего голоса) было решено выдвигаться в ночь, чтобы посадить в поезд Ингу и маленького Женьку, а самим своим ходом взять курс на Тынду.

Вечером, перед отъездом, на огонёк заглянул друг и старший товарищ Саши Серёга Лукашин. Узнав, что попал не совсем вовремя, заметно расстроился. Он сам давно уже не жил в Верхотурье, а бывал наездами и любил коротать вечера у немногочисленных родственников и друзей. В его планы на этот вечер входило посещение Саши и Инги с заранее приобретённой всё у того же бутлегера бутылочкой водки. Но впереди у его друзей была дальняя дорога и Саша, не большой любитель крепких напитков, наотрез отказался от выпивки, а тесть героически крепился. Сидели, швыркали чаем, чокались с Серёгой, который не собирался менять своих планов и потихоньку пригубливал из принесённой с собой бутылочки.

Батя, а ты что не пьёшь?- как бы, между прочим, спросил Саша.--- За рулём-то я поеду, по крайней мере, до Челябинска, успеешь выспаться.

Что произошло в следующий момент, произвело сильное впечатление на Серёгу и маленького Женьку, который в один миг узнал много нового о своём отце, его матери и всех родственниках до пятого колена. Тесть так и подпрыгнул на табуретке,---Едрёна мать! Послал бог зятька! Этож надо так издеваться над человеком !

И чтобы словарный запас малыша не пополнился ещё больше, Инга со смехом закрыла ладонями его ушки. А тесть в это время развивал свою мысль о безвозвратно пропавшем дне и его указательный палец призывал в свидетели толи потолок толи Бога в которого отродясь не верил. ---Я целый день хожу как дурак, полвечера слюной да вашим чаем давлюсь, а он мне сейчас заявляет- ладно, папа я поеду,-- гневно продолжал тесть, хотя ни досады, ни злости в его словах не было. Инга быстренько поменяла отцу чайную чашку на стопку, а Серёга не раздумывая наполнил её до краёв.

---Ну теперь, как и положено, за знакомство! — провозгласил тесть и чокнулся с Серёгой. Опрокинули по первой, потом по второй, закусили потом опять чокнулись и пошёл уже неспешный разговор, прерываемый опрокидыванием очередной стопки или взрывами смеха над шутками тестя.

Как это часто бывает засиделись до поздна, точнее до самого выезда. Когда все вещи были погружены в машину, а Инга и маленький Женька устроились на заднем сидении, из дома величаво выплыл тесть, которого заботливо поддерживал Серёга. Всё так же величаво тесть вплыл на переднее сидение, захлопнул дверцу, прощально махнул Серёге, и Саша плавно двинул машину вперёд.----Всё двинулись—сказал он и посмотрел в зеркало заднего вида в котором удалялся дом и Серёга Лукашин—друг и старший товарищ.

глава вторая

---Деда, мы в Тынду?--- подал голос маленький Женька. Он сидел как нахохлившийся воробей на подкрылке заднего колеса и крепко держался за поручень своими маленькими ручёшками. В его широко открытых глазах было столько неподдельного восторга, удивления и ещё бог знает чего, что казалось, они одни и составляют его лицо.

---В Тынду, в Тынду, Женя---отвечал тесть сквозь сон и его голова снова падала на грудь.

От Верхотурья до Свердловска по Российским меркам не так и далеко, всего каких-то триста километров хорошей, а местами просто отличной дороги. Трасса Свердловск—Серов, в простонародье прозванная БАМом за то, что когда-то её строила вся область, и каждый район отвечал за определённый участок, позволяла домчаться до Свердловска часа за четыре, с учётом всех непредвиденных остановок и плутания по ночному Нижнему Тагилу, через который предстояло проехать.

Саша довольно сносно знал эту дорогу потому, что вот уже пять лет по казённым надобностям ему нет-нет, да и приходилось бывать в Свердловске на служебном УАЗе.

Он считался неплохим водителем, а корочки водителя первого класса, как-то даже приподнимали его в собственных глазах.

Ехали молча, изредка перекидываясь ничего не значащими фразами. Прошедший день был полон всяких хлопот и все устали. Инга безуспешно пыталась уложить маленького Женьку поспать, но двухгодовалый парень проявлял удивительную стойкость и не соглашался с мамой, а всё сидел и зачарованно смотрел на ночную дорогу. Тесть то ли спал, то ли кемарил, опустив голову на грудь, видимо Серёгина поллитровка давала о себе знать.

----Деда, мы в Тынду?---Снова спросил Женька у дремавшего деда.

---В Тынду, в Тынду, Женя---отвечал дед и снова проваливался в дрёму.

Трасса была отличной. «Нива» мягко катилась по бетонке.

Ни встречных, ни попутных машин не было и это позволяло держать крейсерскую скорость в сто десять километров в час. Так незаметно проехали своротку на Нижнюю Туру, а это почти восемьдесят километров от Верхотурья. Инга всё ещё пыталась уложить малыша, но тот стойко сопротивлялся.

----Да что ты к парню пристала? – пробурчал сквозь сон тесть.—Намается – уснёт, а нет так в поезде выспится.

А мальчуган всё так же крепко держался за поручень и, открыв рот, внимательно следил за всем, что происходило вокруг.

Подъехали к Нижнему Тагилу. При всей своей опытности и частым поездкам в Свердловск, Саша очень плохо знал Тагил и всегда пользовался только одной дорогой, следуя указателям. А тут, как на грех эта дорога оказалась закрытой на ремонт, указатель объезда или отсутствовал, или Саша его просто не заметил. Ругнувшись сквозь зубы, он свернул со знакомой дороги и покатил вдоль трамвайных путей, полагаясь на свою интуицию, а больше на водительское везение и русский авось.

-- Который год объездную строят- строят, а толку нету—ворчал он, оглядываясь по сторонам, в поисках спасительного указателя.

--Мы где?— очнулся ото сна тесть.

--Да в Тагиле, будь он неладен—ответил Саша, стараясь придать своему голосу уверенность и не подать вида, что

просто заблудился.

--А я не здесь ехал из Челябинска—встрепенулся тесть, оглядываясь по сторонам.

--Да я тоже этой дорогой ни разу не ездил, та которую знаю закрыта на ремонт и как теперь отсюда выбираться хрен знает—отвечая и, размышляя одновременно проговорил Саша.

--Во, етиху-мать!, местный называется! А ещё хвастал, что через Тагил вывезет за пятнадцать минут, а сам катает нас здесь уже битый час—подковырнул тесть зятя.

--Да какой блин час, тем более битый!, мы из дома-то два часа как выехали. Не боись сейчас порыскаем, всё равно куда-нибудь выскочим. Главное держать правильное направление. Ты главное батя время подсчитывай, счётчик Гейгера блин—отпарировал Саша.—И где этот чёртов пруд? Мимо него проезд был и прохожих нет, спят что ли ещё—уже сам с собой разговаривал он.

--Ага, тебя сейчас в три часа ночи специально кто-то ждёт, чтобы дорогу показать—не унимался тесть. Но Саша, зная характер тестя и его неуёмную страсть к подковыркам, не обращал внимания на его едкие замечания.

--Деда, мы в Тынду?—опять подал свой голосок маленький Женька

--О, а ты чего-это не спишь?—обернулся дед к внуку.

--Тебе спать давно пора, а не на дорогу таращиться.

Так и не дождавшись ответа от деда, малыш вопросительно посмотрел на маму. В его огромных глазах уже копились ручьи слёз готовых хлынуть в любую секунду и Инга, видя, а скорее почувствовав это, принялась что-то ласково нашёптывать в маленькое ушко сынишки. Он для порядка немножко подулся, покуксился и, наконец, заулыбался.

За этими разговорами и блужданием по ночному городу прошло ещё полчаса, но выхода из этого каменного лабиринта Саша не находил. Он всё колесил и колесил по улицам в поисках хоть какой-нибудь приметы, указывающей верный путь. Выехали к железнодорожному вокзалу, где, не смотря на поздний, а скорее уже на ранний час было достаточно многолюдно. Возле пешеходного перехода стояла патрульная машина и Саша, не раздумывая, подъехал к ней.

—Ребята, как на Свердловск выехать?—обратился он к стражам порядка. Они лениво оглянулись, осмотрели с ног до головы обратившегося к ним, потом оглядели машину и для порядка обошли её со всех сторон, заглянули внутрь и, поразмышляв пару минут, стоит или нет проверить этого чайника, решили не напрягаться. Вальяжно, с чувством собственного величия и значимости, сквозь зубы объяснили тупому частнику, что всего-то и нужно на первом перекрёстке свернуть на право под знак запрещающий въезд, а проще под кирпич и оказаться на набережной. Ну а там уже практически по прямой выехать за город. Наскоро поблагодарив участливых милиционеров и, ничего не подозревая, Саша на первом же перекрёстке свернул под кирпич. Через двадцать метров в свете фар он увидел полосатый жезл, приказывающий ему остановиться. Поняв, что попал под бригадный подряд двух предприимчивых гаишных экипажей, Саша заглушил мотор и вышел из машины. Объяснять, что-либо было бесполезно, и он покорно уселся на заднее сидение ментовской машины.

--Нарушаем?—услышал он деланно строгий голос гаишника.

--Сколько?—вопросом на вопрос ответил Саша.

Мент понял, что никто не собирается качать права и ни сколько не стесняясь, озвучил сумму. Сделка была произведена тут же, без лишних вопросов и не нужных ответов. Потом, очень подобревший гаишник, доходчиво объяснил дорогу, пожелал счастливого пути и остался в засаде, ждать следующего незадачливого автомобилиста.

---Ну, неужели выбрались?—с явной издёвкой в голосе, констатировал тесть, когда благополучно миновав пост ГАИ машина выскочила на трассу.—А я , когда из Челябинска ехал Тагил прошёл за двадцать минут, конечно не так быстро, как ты, но мне простительно—я же не местный. И денег ментам не платил за то, что дорогу показали…

—Да хватит тебе прикалывать! Едем уже—почти без эмоций проговорил Саша—Говорю же, что дорога закрыта была, а другой не знаю и указателя не было, а может, просто не увидел.

--Ну да, ну да, конечно, для вас специальных указателей не предусмотрели, а вот я—указательный палец тестя упёрся в мягкую обшивку потолка—хоть и первый раз…

--Да слышали уже и про двадцать минут, и про то, что денег никому не платил. Можешь уже писать мемуары «Как я проезжал Тагил—беззлобно огрызнулся Саша.

Трасса Нижний Тагил—Свердловск после поста ГАИ разделена на две полосы движения. По сути это две разные дороги, для двух встречных потоков, которые не зависят один от другого и лишь изредка, пересекаются или сливаются воедино, когда на каком-либо участке затевают ремонт.

Ну кто бы мог подумать, что именно в этот день или ночь закроют на ремонт дорогу не только в Тагиле, но и на трассе в районе Верх-Нейвинска.

Саша уверенно вёл «Ниву», дорога была знакома и ни что не предвещало никаких сюрпризов. Изредка попадались попутные грузовики, которые в силу своей тихоходности вынуждены были ехать, чтобы к утру быть в Свердловске, встречные машины, которые наверняка были, ехали где-то рядом, по другой ветке и не мешали светом своих фар. Мотор ровно урчал, «Нива» мягко катилась уже не по бетонке, а по асфальту. Маленький Женька всё так же сидел на подкрылке, держась маленькими ручонками за поручень, и никакие уговоры не могли его снять оттуда, Инга всё так же пыталась уложить упрямого мальчишку поспать, а тесть опять закемарил, устав видимо подначивать зятя.

Да, кто бы мог подумать, что решение ремонтировать дорогу придет в голову не одного начальника, а как минимум двух.

В свете фар замаячил указатель «Верхнейвинский»--12 км. И рядом с ним «объезд на Свердловск». Саша, не раздумывая включил левый поворот и направил «Ниву» на объездную дорогу.

----Во блин, сколько езжу, ещё не разу не видел, чтобы здесь закрывали!

---Что, опять дорога не знакомая?—Встрепенулся тесть.

---Да чего тут незнакомого, просто говорю, что здесь не ездил ни разу.

---Ага, как в Тагиле, который за пятнадцать минут проехали.—не преминул ввернуть тесть.

Саша счёл благоразумным пропустить мимо ушей очередное едкое замечание тестя.

Справедливости ради, надо отметить, что более дубовой развязки, чем около Верх-Нейвинска нет по всей трассе, плюс отсутствие всяческих информационных табличек, да ещё ночная тьма, которая под утро хоть и расступилась немного, но всё равно была ещё довольно-таки плотной. Саша ещё раз повернул налево, и они выкатились на дублирующую дорогу. Всё было, вроде бы правильно, но ощущение, что едут в другую сторону, вскоре стало тревожить Сашу. Километровые столбики, которые попадались на пути, имели сильно маленькие показатели. Проехав километров пять, Саша уже полностью уверился, что едет в сторону Верхотурья, а не в Свердловск. Ругнувшись про себя, Саша притормозил и аккуратненько, чтобы не разбудить тестя, развернулся на сто восемьдесят градусов. Казалось, что манёвр никто не заметил, но это только казалось.

---Деда, мы в Тынду?—раздался голосок маленького Женьки, который всё ещё стойко сидел на своём подкрылке и никакие уговоры мамы не могли его снять оттуда.

---Да я уже даже и не знаю, куда мы едем.—как бы удручённо и устало проговорил тесть.—Ты вон у папы своего спроси, он здесь местный, дорогу хорошо знает.

---В Тынду, в Тынду, сынок.—не дожидаясь вопроса, поспешил ответить Саша .

Стали попадаться встречные машины, а через несколько километров они увидели знак, предлагающий в обязательном порядке повернуть направо, а затем налево.

«Нива» опять вырулила на одностороннюю дорогу и до Свердловска путешественники добрались уже без приключений и комментариев тестя.

Въехали в город. Саша уверенно выехал на проспект Космонавтов и по нему, практически без задержек, они доехали до железнодорожного вокзала.

****

.

До поезда оставалось два с половиной часа, поэтому было решено оставить машину на стоянке, а самим пойти, куда-нибудь перекусить.

Прапорщик Скрабулис был настоящим прапорщиком, то есть умел предусмотреть и предугадать свою выгоду влюбой ситуации. В данном конкретном случае, он посчитал, что гнать машину в такую даль ему надо в военной форме. И в дороге может всякое случиться, и с гаишниками в случае чего, можно разговаривать на равных, а раз посчитал—то так и сделал. Он поехал в форме.

Они остановились на стоянке и стали по очереди выбираться из машины. Первым был тесть, за ним Инга и маленький Женька. Саша закрыл двери и тоже вышел из машины.

---Ох! Ёп…понский городовой!—услышал Саша, едва успев встать на асфальт. Тесть смотрел куда-то себе под ноги и нещадно матерился. Саша не спеша, обошёл машину, чтобы посмотреть, что же так раздосадовало тестя.

То, что он увидел, привело его в замешательство, он просто не знал, как реагировать на это событие-- засмеяться сразу или чуть-чуть позже. Бравый прапорщик Советской Армии, в щёгольски отглаженной, любимой дочерью форме, стоял по середине привокзальной автостоянки в женских, цветных, комнатных тапочках соседки Саши и Инги по этажу.

---Какого же было изумленье, когда в старом, сбитом сапоге, отыскал он удостоверение офицера службы КГБ—процитировал Саша слова известного автора.

---А,.. что мне никто не сказал, что я в тапочках? Я же сейчас хрен куда попаду—как-то даже обескуражено спросил тесть.—Это же прогулка до первого патруля. Их сейчас на вокзале знаешь сколько?—уже с обидой продолжил он.

---Ну извини, за форму одежды каждый отвечает сам. Спорить с тобой было бесполезно. Хорошо хоть в машину вплыл, а что у тебя на ногах---это уже дело второе. А ты что туфли-то не взял?—с участием, в котором крылась явная издёвка, спросил Саша.

---Да какие нахрен туфли!—это уже был крик души—они у вас дома, возле порога остались! Что, лень было посмотреть за единственным отцом?

---Тебе Инга говорила?--- папа ,давай собираться!

---Ну вроде говорила.

---А ты?

---А что я?

---А ты куда нас всех отправил? А потом к Лукашину целоваться полез.

---А причём здесь Лукашин и мои туфли?

---Да уж , связи никакой. Ладно, ты какой размер носишь?

---Сорок второй.

---Ну а теперь будешь носить сороковой---- с этими словами Саша открыл багажник и достал оттуда свои кроссовки, которые предусмотрительно положила Инга.

---Всё только приговариваешь—зять нехрен взять, а зятёк-то последнее с себя снимает ради дорогого тестя. Про-

должал Саша, переобуваясь. К ногам тестя шлёпнулась пара туфлей, в которых до этого был Саша.

---Натянешь?—с издевательской заботой в голосе , поинтересовался зять у тестя.

---Да ладно, я уж как-нибудь—бормотал тесть, и в его голосе слышались нотки смущения, извинения и покорности судьбе, что замечалось за ним крайне редко, а если честно, то такого Саша не видел ни разу.

С трудом пополам тесть влез в туфли зятя, прошёлся , зачем-то присел и уставился на кроссовки, в которых был Саша.

---Во, себе дак кроссовочки припас , а тесть пусть ноги в кровь стирает?—палец тестя , привычным движением взвился вверх.

---Ну извини, как там у вас в уставе? Военнослужащий должен стойко переносить ту обувь , которую ему предложат. Кирзовых сапог у меня нет, а туфли я тебе уже предложил. Ну как? Не очень давят?—участливо , с явной издёвкой , спросил Саша

---Ладно пойдем, умоемся, да перекусим—скомандовал тесть, чем поставил точку в затянувшемся диспуте. Он подхватил маленького Женьку на руки и направился в сторону кафешки, которая была неподалёку со стоянкой.

За всеми этими переобуваниями и походами на завтрак прошло полтора часа. Пора было двигать поближе к перрону, чтобы без сутолоки и толкотни добраться до нужной платформы. Инга взяла за руку Женьку-маленького, мужчины две большие сумки, одна из которых, та что побольше, была битком набита детскими вещами и игрушками и они пошли. Поначалу шли рядом друг с другом, но постепенно тесть начал отставать. По всему было видно, что он сполна ощутил все «тяготы и лишения», которые предложил стойко переносить зять, но старался не подавать вида и , то и дело останавливался, якобы для того, чтобы прикурить или перехватить в другую руку объёмную сумку.

---Идите, я вас догоню—в конце концов сказал тесть и присел на бордюрный камень. Молодые супруги взяли сынишку за руки и, сказав отцу, что будут ждать его под

центральной аркой вокзала, отправились дальше.

Маленький Женька был на седьмом небе: Рядом папа и мама, а вокруг столько интересного, столько людей и машин в одном месте он никогда не видел за всю свою «долгую» жизнь! Столько интересных больших домиков, а самое главное—луж, которые ещё не успели высохнуть после тёплого летнего дождика. Он то и дело старался топнуть ножкой по одной из, этих самых луж и пару раз ему это удалось, после чего бдительные родители, смеясь поднимали и проносили малыша над самым интересным и завлекательным во всей этой шумной неразберихе.

Подошли к центральной арке, над которой висело огромное табло с информацией обо всех поездах, прибывающих и уходящих в ближайшее время. Саша нашёл глазами нужную строчку на табло, присвистнул и начал тихо посмеиваться.

---Что случилось?—спросила Инга.

---Интересно будет посмотреть на тестя—ответил Саша, показывая пальцем в сторону табло, на котором светилась надпись с названием нужного поезда и номером платформы.

Поезд поставили на самую дальнюю восьмую платформу, добираться до которой с большим багажом да ещё и в обуви не по размеру , мягко говоря, не очень комфортно. Саша уже представлял лицо дорогого тестя и его комментарии по этому поводу и засмеялся громче.

---Кому ржём?—услышали супруги голос отца--- Что, весело живём?

---Да мы-то весело, а вот как Вы, не знаем—ответил Саша многозначительно посмотрев на тестя, а потом на табло.

---Эй, а где сумка?—не дожидаясь реакции отца на известие, спросила Инга.

--- Спокойно, у меня всё под контролем—ответил отец и ребята наконец-то увидели предмет, которым собирался удивить их отец. За его спиной , опираясь на тележку, стоял носильщик. А отец , тем временем , шарил глазами по табло, ища нужную строчку. Следующие несколько мгновений очень хорошо описал Николай Васильевич Гоголь в комедии «Ревизор», если в его текст вставить восемьдесят процентов словарного запаса прапорщика Советской Армии Иозаса Скрабулиса.

---А ты Горбачёву напиши—ввернул Саша и тут же пожалел об этом. То, что он услышал, было внове, даже для него, прошедшего срочную службу и работающего в сугубо мужском коллективе. Но делать было нечего---надо было идти. Остальные вещи были погружены на тележку, поверх них усажен маленький Женька и процессия двинулась к заветной восьмой платформе.

По мере приближения к этой самой восьмой платформе, тесть отставал всё больше и больше. Казалось, что ещё чуть-чуть и вся сила воли , которую он , где-то зажал выйдет вон, оставив на полу подземного перехода станции Свердловск-Пассажирский пару туфель и прапорщика Советской Армии, сидящего на этом самом полу с израненными врагом-зятем ногами. Но всё плохое, когда-нибудь кончается. Впереди показалась вывеска с номером

нужной платформы и тесть заметно прибавил шагу, чувствуя скорый финиш.

Вот, наконец и платформа, да и поезд уже подошёл. Найдя

нужный вагон путешественники увидели приличную очередь на посадку. Перед ними усаживалась в вагон огромная компания туристов-сплавщиков. Их багаж составляли не только огромные рюкзаки, но и какие-то то ли байдарки, то ли запчасти к плотам, на которых они, видимо, собирались сплавляться по сибирским рекам. Погрузка затягивалась. Тесть терпеливо ждал. Но и его прибалтийское терпение лопнуло.

---Пароход с собой почему не взяли?—от возмущения мягкий литовский акцент тестя начал смахивать на грузинский и это возымело действие. Оставшиеся на перроне туристы, с каким-то трепетным почтением отошли в сторону, давая дорогу остальным пассажирам. Саша затащил в вагон сумки, отыскал нужное купе, поставил вещи и выбрался на перрон. Туристы всё ещё стояли в стороне и о чём-то беседовали с тестем. Саша подхватил на руки Женьку , помог Инге и они направились в своё купе.

Дождавшись отхода поезда, зять и тесть двинулись в долгий, обратный путь до автомобиля. Тесть сокрушался о отпущенном носильщике, мечтая прокатиться на тележке.

Саша просто молчал, поддерживая разговор, красноречивым киванием головой. Когда до машины оставалось не более ста метров, тесть в поисках патруля оглянулся по сторонам, не нашёл и ,махнув рукой, снял проклятые туфли. Прямо в носках он зашёл в лужу и стоял в ней, не двигаясь, получая неслыханное блаженство.

Саша , не дожидаясь тестя, завёл «Ниву» и подъехал прямо к нему, а бравый прапорщик всё стоял и стоял ,отмачивая свои бедные натруженные ноги.

КОНЕЦ ВТОРОЙ ГЛАВЫ.

глава третья.

---Как самочувствие?—спросил Саша, когда «Нива» поравнялась с тестем, который всё ещё стоял в луже.

Тесть молча обошёл машину, открыл багажник , бросил туда ненавистные туфли и достал тапочки.

---Перелазь давай, сейчас я поеду.

---Так от тебя же хлопает за версту перегаром!—Саша вопросительно уставился на тестя.

---Во, смотри, последнее достижение науки—антиполицай!

Съел пару штук и никакого запаха!—тесть с гордостью вытащил из кармана коробочку «Тик-Так».

---Антиполицай говоришь? Ну-ну—не стал разубеждать его Саша, перебираясь на пассажирское место.

Они выехали со стоянки на улицу Челюскинцев и покатили в сторону улицы Свердлова. Справа оставался вокзал и привокзальная площадь.

---Вот ведь, башка с дырой! –выругался Саша ---Надо было хоть лимонада купить!

---Какие проблемы?! –лихо поворачивая на привокзальную площадь, откликнулся тесть. Выбрав свободное место, которое показалось ему очень удачным, он припарковался.

Саша выбрался из машины и в поисках газировки пошёл вдоль рядов палаток, киосков и лотков. Но в ближайших торговых точках толи не было нужного напитка, толи что-то ему не нравилось, поэтому пришлось прогуляться подальше. Минут через десять, с большой пластиковой бутылкой, Саша подходил к машине. Возле «Нивы» нервно курил тесть, а за машиной стояла целая вереница троллейбусов и автобусов. Удачное место для парковки оказалось кольцом троллейбусного маршрута, а «Нива» стояла прямо под линией, которая питает выше названный общественный транспорт. И первый же троллейбус, попытавшийся объехать «Ниву» оказался обесточенным, «рога» соскочили с проводов и «сохатый» встал посередине проезда, преграждая дорогу не только своим сородичам, но и огромному числу автобусов.

---Где ты так долго? Давай за руль! Сейчас менты приедут! –скороговоркой выпалил тесть.

---А ты , что отогнать машину не мог?

---Да я сам отошёл на пару минут, ну а когда вернулся, сам видишь, какая хрень получилась! Ну я и сказал, что за рулём не я.—продолжая разбор полётов, они уже выезжали с привокзальной площади.

---Ну, ты батя молодец, блин! –Саша чуть не поперхнулся от услышанного.---Сначала машину поперёк дороги ставит, а потом?.. Как ты там говоришь?. «послал бог зятька?»… Да блин! , послал бог тестюшку!

---Дак я же с похмелья, а если бы менты приехали? А от меня перегаром несёт –начал оправдываться тесть.

Саша уже понял, что в этом раунде словесных баталий одержал победу и продолжал куражиться

---А где твой антиполицай? Надо было пару штук-то сожрать.

Глядишь и с ментами бы разрулил!

---Не-ет, он хорош, когда не нарушаешь, а тут точно в трубку дуть заставили бы –нараспев продолжал оправдываться тесть.

За всеми этими разговорами, они благополучно добрались до Сибирского тракта и, миновав пост ГАИ , выехали из города .Тесть молчал . Казалось, что он что-то обдумывает.

Озвучивание этих дум не заставило себя долго ждать.

---Эй, а ты чего мне не сказал, что там стоять нельзя?

---А я думал, ты видишь, что там кругом знаки висят, да думаю, раз у тебя антиполицай, то тебе похрен всё и знаки, и менты! –Саше явно нравилось подтрунивать над тестем. А тесть, тем временем, не находил аргументов в свою пользу и начинал злиться.

---Он думал! –указательный палец упёрся в обшивку крыши ---А я себе лишних седых волос нажил! Был бы нормальный зять, так сказал бы : «Папа, да хрен с этой водой, погляди, кругом кирпичи висят, поехали дальше!»--

Елейным голосом продолжал тесть.---Так ведь нет! –голос

тестя стал командирским, ---Молчал, бля, как Павлик Морозов!

Саша , услышав о Павлике Морозове, чуть не выпал из машины.

---Если бы я молчал как Павлик Морозов, то ты сейчас бы объяснялся с доблестными работниками автоинспекции, а не учил бы меня, как разговаривать с родным тестем.

---Не понял? –тесть вопросительно уставился на зятя.

---Историю-то, где учил? В независимой или уже Советской Литве? –елейным же голосом, явно передразнивая тестя спросил Саша.

Тесть понял, что опять попал впросак и замолчал.

По всему было видно, что он готовит разгромную речь, которая поставит на место строптивого и, не уступающего ему в красноречии ,зятя. Пауза затягивалась и становилась какой-то не удобной. Но ситуацию разрядил громкий храп тестя.

Серая лента дороги вела «Ниву» всё дальше и дальше от старинного городка Верхотурье к широким просторам Сибири, где за восемь тысяч километров или около того, расположился город с непонятным названием Тында. Густые леса и сосновые боры Северного Урала постепенно сменялись широкими полями и большими озёрами Южного. Мимо промелькнул указатель, извещавший о конце Свердловской и начале Челябинской области. Лето, хорошая дорога, новый автомобиль –песня да и только!

Саша настроил приёмник на музыкальную волну и мурлыкал себе под нос какую-то песенку, подпевая радиоприёмнику. Из динамиков неслось что-то про «музыку серебряных спиц» в исполнении Бориса Гребенщикова.

---И что за херню ты слушаешь? –услышал Саша сонный голос тестя.---Один скулит, другие подстанывают! –уже более осмысленным голосом продолжил он.

---Ну не у всех же такие музыкальные способности, как у тебя –парировал Саша, явно намекая на любовь тестя к песням Марины Журавлёвой и Вики Цыгановой, и умение исполнять их подыгрывая себе на аккордеоне.

---А чем твои лучше?—начал опять горячиться тесть.

---Ну, во-первых, они не мои, а во-вторых, кто тебе сказал, что они лучше? Они просто другие и мне они нравятся больше. Хочешь –вставь кассету и слушай свою «черёмуху белую», но только без меня .

---А ты, где будешь?

---А я пойду с ментами разговаривать –ответил Саша, включая правый поворот.

Тесть глянул на дорогу и увидел патрульную машину и гаишника с полосатым жезлом, приказывающего остановиться. Саша остановился, достал документы , вылез из машины и протянул их , подошедшему сержанту. Тот, в свою очередь внимательно изучил то, что подал ему Саша и жестом пригласил его на заднее сидение патрульной машины. Саша покорно проследовал за ним. Минут через десять он вернулся и молча уселся за руль.

---Ну, что им надо? –спросил тесть.

Саша, всё так же, молча завёл двигатель, включил левый поворот, первую передачу и, объехав гаишников, нажал на газ.

---Что молчишь-то? –опять подал голос тесть.

---А, что говорить? С тебя пузырь!

---Это за, что ещё?

---За тапочки цветные, блин! В розыске они, соседка заяву написала!

---Я же серьёзно спрашиваю! –в голосе тестя звучала явная обида.

---Пристёгиваться надо, товарищ прапорщик. –с укоризной проговорил зять.

---И всё?!

---И всё! –подытожил Саша.

Тесть опять замолчал, уставившись на дорогу.

---Эй,! А ты чего мне не сказал, что я забыл пристегнуться? –встрепенулся тесть, найдя повод подковырнуть зятя.

---Ну блин, опять я виноват!?

---Конечно! Водитель обязан следить за пассажирами во время движения объекта повышенной опасности! –палец тестя привычным движением упёрся в потолок.

---Ладно, сдаюсь! –равнодушно ответил Саша, давая понять, что желание спорить и что-то доказывать, у него начисто отсутствует. Впереди была дорога до Челябинска, где перегонщики собирались передохнуть и немного поспать у родственников.

Время подходило к полудню. Вскоре вдалеке показались трубы Челябинских заводов и через какое-то время они въехали в город.

С Челябинском у Саши было связано много воспоминаний. Ещё до замужества здесь училась Инга и Саша наведывался к ней в гости. Опять же здесь жил друг и старший товарищ Серёга Лукашин, и к нему они с парнями наезжали шумной компанией. Ну, а самое первое знакомство с этим городом произошло весной тысяча девятьсот восемьдесят шестого года, когда Саша возвращался домой из Армии.

Саша служил во Владивостоке и на дембель ехал поездом, да ещё и с пересадками. Билетов на поезд «Москва-Владивосток», который идет через Свердловск, в кассах не оказалось. Пришлось ехать до Хабаровска, а там садиться на поезд «Хабаровск- Харьков» и ехать до Челябинска, ну а оттуда уже до Свердловска и Верхотурья.

Он заранее готовился к дембелю и в результате экономии, нехитрых коммерческих сделок с местным населением и родительской помощи у него образовалась приличная сумма, позволяющая вполне комфортно добраться до дома.

Бравый дембель Советской Армии ступил на перрон Челябинского вокзала. Весь мир, казалось, падает к его ногам. Он был свободен, молод и честолюбив, как Остап Бендер перед посещением города N. Ему так и хотелось подойти к носильщику и спросить— « А, что братец, невесты в вашем городе есть?».

Оглянувшись по сторонам, Саша двинулся к стоящим около вокзала многочисленным такси. Он подошёл к ближайшему авто с чёрными шашечками на двери и, узнав, что «шеф» свободен, плюхнулся на переднее сидение.

---На автовокзал! –лаконично распорядился он.

Саша не обратил внимания на недоумённый взгляд таксиста. А тот быстро смекнул, что солдатик, явно не местный и начал расспрашивать, а куда же дальше надо бравому дембелю. Услышав, что дембелю надо в Свердловск, ушлый таксист не стал объяснять, что автовокзалов в Челябинске два и, что автобусы до Свердловска уходят буквально за углом, так как один из автовокзалов находится здесь же. Побеседовав ещё пару минут таксист, как опытный психолог, выяснил финансовую состоятельность солдатика и, не долго думая, предложил поездку до Свердловска на такси, запросив за работу двести рублей. Желание побыстрее оказаться дома и прокатиться с комфортом пересилило здравый смысл и Саша согласился. Он вальяжным движением извлёк из кармана две сотенные купюры и протянул их водиле. Тот взял деньги и, попросив подождать пару минут, куда-то убежал. Ждать пришлось долго и Саша начал уже волноваться и ругать себя за то, что рано отдал деньги. Но вот к машине подошли уже знакомый таксист и ещё какой-то мужик.

---Вот, с ним поедешь! –опережая Сашины вопросы затараторил он.---Я обо всём договорился и деньги заплатил, а сам ехать не могу—смена кончается. Он болтал и болтал, не давая вставить и слова, а сам уже подхватил Сашин чемодан и почти бегом направился к другой «Волге», на которой отправлял Сашу.

Как доехали до Свердловска Саша не помнил, так, какие-то отрывки—ничего интересного.. О чём-то болтали, коротая дорогу. Саша рассказывал о службе и о родном городе. Добрались до Свердловска довольно быстро и таксист, зная уже, что дальше Саше нужно в Нижний Тагил, предложил ему продолжить путешествие. Предложение заинтересовало Сашу, вопрос стоял об оплате.

---А двухсот рублей-то разве хватит за всю дорогу? –спросил Саша, имея ввиду те деньги, что отдал первому таксисту на вокзале Челябинска. Ответ был утвердительным, и они продолжили поездку. Весь трагизм и комичность ситуации проявился уже на вокзале Нижнего Тагила. Саша забрал чемодан попрощался и направился, было к кассам, когда за спиной услышал:---«Землячок, а рассчитаться?»

---Так я же тому в Челябинске двести рублей отдал! Он при тебе же сказал, что с тобой рассчитался!

---Ну, так он и рассчитался до Свердловска, сто рублей отдал.

---Как сто рублей? –обескуражено спросил Саша.

---А ты ему, что двести рублей отдал!? Ну, бля ханыга ! Даже солдата обул –возмущённо-участливо воскликнул таксист.---Совесть-то какая-то должна быть у людей! –всё так же возмущённо продолжил он.

Саша понял, что его круто поимели, и достал из кармана всю, оставшуюся наличность. Набралось около восьмидесяти рублей, их-то он и протянул водителю.

---Извини брат, вот всё, что есть. –унылым голосом сказал Саша.

---А до дома как добираться будешь?

---Зайцем, на электричке.

Таксист взял деньги, отсчитал пятьдесят рублей и протянул оставшиеся Саше.

---Меньше не могу, бензин,.. сам понимаешь.

Он прощально махнул рукой, хлопнул дверкой и укатил.

Историю своего первого знакомства с Челябинском Саша рассказывал тестю, когда они колесили по городу , добираясь до нужной улицы. Тесть откровенно ржал над злоключениями зятя. Хотя, какие это злоключения? Это опыт и ещё одно доказательство того, что люди бывают разными.

Тесть отлично справлялся с обязанностями штурмана и вскоре путники уже въезжали во двор нужной девятиэтажки. Всего через полчаса, приняв ванну и плотно перекусив, Саша провалился в глубокий сон.

За плечами перегонщиков остались первые пятьсот километров дороги, а впереди Курган, Петропавловск, Омск и ещё целая карта городов, городков, посёлков и деревень, которые предстояло проехать.

Конец третьей главы.

Глава четвёртая

Поднялись уже под вечер, поужинали и, не смотря на уговоры гостеприимных хозяев, отправились дальше.

До Кургана доехали, практически незаметно, а это без малого триста километров. Но за всю дорогу не произошло ничего примечательного, даже разговор тестя и зятя был, на редкость мирным, без обоюдоострых шуток и шпилек в адрес друг друга. Прошедшие сутки, или почти сутки, наложили уже свой отпечаток на перегонщиков и они, как члены одного экипажа начали притираться друг к другу.

Мимо проплывали дорожные указатели на Щучье, Шумиху, Мишкино.

Саша взглянул на часы:

---Крейсерский ход! Доехали всего за три с половиной часа, этак мы к ночи и в Петропавловске будем!

---Должны быть.—поправил тесть зятя.

---Ты как, не устал? –поинтересовался Саша.

На что тесть лишь молча мотнул головой, давая понять, что с ним всё в порядке.

Впереди показалась огромная стела, возвещающая, что путники прибыли в Курган. Но, к радости путешественников, оказалось, что трасса обходит город стороной, а дорожная развязка делит дорогу на разные направления по которым можно уехать на Тюмень или Каменск-Уральский, либо на Петропавловск, ну и, конечно же, в сам Курган. А это огромная экономия времени. Не надо крутиться по городу в поисках нужного поворота или указателя, не нужно блудить и спрашивать дорогу у прохожих или автомобилистов, да и вообще ничего не нужно – едешь себе и едешь. Увидев необходимый указатель, тесть повернул в сторону Казахстана – на Петропавловск. Опять потянулись длинные километры дороги. Саша перебрался на заднее сидение «Нивы», взбил подушку, которую они предусмотрительно захватили с собой и, безмятежно уснул.

Он проснулся от внезапно наступившей тишины. Машина стояла , мотор не работал. За окном была темнота, тестя в машине не было. Саша приподнялся и выглянул в окно. Они стояли около какой-то будки, снятой видимо со старого автофургона. Единственная лампочка освещала вывеску на этой будке. Надпись была сделана красной краской на двери от старого шифоньера, но была строгой и лаконичной. «Таможня» -- прочитал Саша и тут же увидел тестя, который стоял около этой будки и что-то объяснял милиционеру в грязной, засаленной форме. Саша прикурил сигарету и выбрался из машины, с удовольствием разминая затёкшие ноги. Тесть уже складывал в бумажник документы и что-то весело говорил милиционеру. Саша услышал только последнюю фразу:

---Ладно, хоть границу не закрываете! Ну, до свидания!

Тесть почти бегом направился к машине.

---Ну что там? –поинтересовался Саша.

---Не поверишь! Границу устанавливают! Скоро хрен проедешь! –тесть уже усаживался за руль.

---А мы где уже? –

---Так в суверенном Казахстане!

---Ну, а ехать-то можно или они опошливать нас будут?

---Да ни хрена они сами не знают! Деньги свои ввели, теперь им наши рубли до лампочки, а что дальше делать их ещё не научили! Ладно двигаем давай, а то вдруг знания придут, тогда уж точно хрен проедем.

---Говорил тебе, что через Тюмень ехать надо и ни каких границ. –проворчал Саша, усаживаясь рядом с тестем. Но тесть, не слушая зятя, уже выезжал на дорогу.

Петропавловск они проехали ночью, и ни на одном из постов ГАИ их не остановили. За рулём уже был Саша, а тесть, приняв на грудь сто грамм «фронтовых», похрапывал на заднем сидении. За первые сутки дороги они проехали больше тысячи километров и это давало право строить благоприятные прогнозы о продолжительности перегона.

Ранним утром миновали Омск, когда город ещё спал и движения по улицам города, практически не было. Только по Иртышу сновали маленькие судёнышки и катера. Следующим городом на их пути был Новосибирск . И этот перегон от Омска до Новосибирска мог оказаться таким же простым и безмятежным, если бы не маленький, в сто километров, отрезок дороги.

Позади остался Куйбышев, небольшой городишко, по сравнению с его тёзкой, который расположен на берегу Самары и в недалеком будущем, вернувшим своё историческое имя. Сибирский Куйбышев расположился как раз где-то по середине между Омском и Новосибирском .

Так вот, они уже проехали Куйбышев, когда дорога из широкой и вполне цивилизованной стала превращаться в обычную просёлочную дорогу с грязью и колеями. Но ехать ещё было можно и довольно комфортно. «Нива» пока ещё легко справлялась с предложенными ей дорожными условиями, но было уже заметно, что делает она это, всё больше и больше напрягаясь. За сутки до этого здесь прошли обильные проливные дожди. Они-то и сделали из дороги то, что увидели перегонщики. С определенного участка дорога превратилась в сплошное месиво из глины, чернозёма и того чем видимо пытались когда-то ремонтировать эту дорогу. Впереди показалась длинная вереница машин, которые как слепые котята расползлись по кюветам и мамка-дорога не в силах собрать их всех вместе. Стояли «КамАЗы», «ЗиЛы», «Москвичи», «Жигулёнки» и даже одна «Победа». Кто-то пытался выбраться из грязного плена, всеми силами выталкивая свои беспомощные автомобили, кто-то уже, махнув рукой на бесполезное занятие, расположился лагерем возле своей, безнадёжно увязшей в грязи, машины в надежде, что ветерок и летнее солнце, хоть чуть-чуть отремонтируют дорогу. Возле самой обочины стоял бортовой «КамАЗ»

с прицепом. Вернее с, лежащим на боку, прицепом. Два контейнера, которые видимо были в этом прицепе, плавали в небольшом болотце, а всё что в них находилось, хозяева вытаскивали на сухое место и сваливали в большую кучу.

Часа за два до этого Саша уступил место за рулём тестю и безмятежно спал сзади. Его разбудил смачный, громкий матюг, который тесть завернул, увидев всю эту живописную картину.

---Ну и куда ты нас завёз? –зевая и протирая глаза, спросил Саша, явно ничего не понимая: ложился спать—дорога была, а проснулся—нет.

---Сам ничего не понимаю! Ехал вроде правильно, никуда не сворачивал –недоумённо ответил тесть.

---Эй! Мужики! Это на Новосибирск дорога или я не туда попал? –крикнул тесть стоящим невдалеке мужчинам.

---Туда, туда! Правильно попал!

---А у меня в карте она жирно нарисована, написано даже—«магистральная, общегосударственного значения»!

---У нас тоже нарисовано, ну а на заборах тоже пишут!

Тесть закрыл стекло и вопросительно посмотрел на зятя.

---Ну и что будем делать?

---Будем ехать.—спокойно ответил Саша.---Ну-ка пусти меня за руль.

Они поменялись местами. Саша завёл двигатель, включил пониженную передачу и плавно тронулся с места. «Нива» осторожно поплыла по сопливой дороге, осторожно прощупывая своими колёсами то, по чему заставляли её ехать. Тесть внимательно следил за дорогой и действиями зятя. Он как мог помогал, где словом, где жестом показывая какое-нибудь новое препятствие. Что творилось в это время у него в душе не известно, но при каждом заносе он так нещадно матерился, что автомобилисты, которых объезжала «Нива» оборачивались ей вслед. А может и не поэтому, а из зависти, что не могут вот так же, хоть и медленно, но всё-таки двигаться вперёд.

Новое и уже непреодолимое препятствие не заставило себя долго ждать. Поперёк дороги стоял «Москвич», его капот упёрся в стенку кювета, а вокруг как гуси, стараясь не испачкаться (хотя необходимости в этом уже не было), выхаживали пассажиры, а водитель сидел на своём месте и не решался выйти в хлюпающую жижу. Проехать мимо было не возможно, во-первых, потому что «Москвич» перекрыл две трети дороги и если попытаться объехать его по оставшемуся свободному месту, то вполне можно оказаться в кювете напротив, ну а во-вторых—людям нужна была помощь.

---Трос есть? –выглянув в окно спросил Саша и тут же увидел приготовленную чалку.

---Давай цепляй за правую проушину!—скомандовал он.

Когда все приготовления были закончены--водитель «Москвича» на месте, а пассажиры на изготовке у капота, чтобы помочь Саша включил заднюю передачу и начал плавно натягивать трос, чтобы потом в натяг попробовать вытянуть «Москвичонка». Но не тут-то было. «Москвич» поначалу вроде бы пошёл из канавы, но потом как на лыжах съехал с дороги и всем левым боком оказался в канаве. Тесть, на удивление молчал и даже не пытался руководить. Саша ослабил натяг троса и двинув «Ниву» вперёд переехал чуть правее, чтобы под более острым углом попытаться вытащить пленника. Он снова натянул трос . Но теперь опасность подстерегала уже «Ниву». Как только Саша чуть-чуть прибавил газу, его самого понесло в противоположную канаву и, лишь только трос удержал машину от этого. Обе машины встали по разные стороны дороги, а между ними натянутый трос, который полностью перекрывал дорогу, как бы говоря, что по такой дороге ездить нельзя.

Тесть всё так же молчал. Казалось, что он молиться одному ему известным богам и просит их вразумить своего непутёвого зятя не уродовать его новенькую машину.

Между тем Саша включил первую скорость и на очень малом газу, осторожненько вывел машину от близкой опасности. Он ещё раз дал команду экипажу «Москвича» перецепить трос, а сам переехал на более удобную позицию.

Третья попытка была успешной. Ему всё-таки удалось выволочь «Москвич» на дорогу и поставить так, чтобы он не мешал проезду. Выслушав кучу благодарностей и распрощавшись с горемыками, Саша потихоньку, почти шёпотом двинул машину дальше по скользкой, причмокивающей дороге.

Тесть не подавал никаких признаков своего присутствия и Саша уже чувствовал какую речь готовит для него тесть «О способах вождения чужого, новенького автомобиля в условиях бездорожья», и внутренне готовился к достойному ответу на все его замечания.

Километров через десять, на которые они потратили целый час, на дороге показались две автоцистерны «ЗиЛ-130». На табличках прикреплённых к этим «ЗиЛам» стояли значки, предупреждающие о радиации. Один из «ЗиЛов» по самые рессоры сидел в колее, а другой пытался его вытащить. Увидев приближающуюся машину, водитель первого «ЗИЛа» прекратил вытягивать напарника, давая возможность «Ниве» объехать их. Саша начал аккуратно обходить застрявшие машины.

---А этих, что вытаскивать не будешь? –услышал он ехидное замечание тестя.

---А эти и без нас обойдутся.—парировал Саша.

---Конечно, едрёна мать, обойдутся! А то бы давно уже орал, чтобы трос цепляли! –взвился тесть.---Это же надо так машину рвать!

---А тебе, что жалко что ли, что людям помогли?

---Да не жалко! Но какого хрена! Два раза чуть нас на бок не положил!

---А ты, что испугался, что ли? Дальше-то всё равно не проехали бы, сам ведь видел!

---Какой хрен испугался?! Машину жалко! Ты же скоростями скрежетал, как на своём «УАЗе»! Аж сердце кровью обливается!

---Да ничего с твоими скоростями не случится! Я же не буксовал, сцепление не жёг, так что зря ты на меня наезжаешь, так что успокойся! –миролюбиво сказал Саша.

---Эх, а всё-таки зря ты этим мужикам не помог! –тоже миролюбиво проговорил тесть,---Взял бы, зацепил, глядишь мужики бы и не маялись.

---Конечно, рядом сидеть, это тебе не на мотоцикле ездить.—ввернул Саша, напоминая тестю об их первом знакомстве. Тесть в ответ только недовольно поморщился. По его виду было видно, что ему не доставляет удовольствие вспоминать тот злосчастный случай.

Это случилось четыре года назад, когда Инга познакомила Сашу со своими родителями. Саша уже знал, что его тесть заядлый рыбак и поэтому сразу же, для более близкого знакомства, предложил съездить на рыбалку.

Тесть , конечно же согласился. Саша заранее договорился со своими друзьями о предстоящей рыбалке, чтобы не чувствовать себя не в своей тарелке с человеком, которого совсем не знал. Парни охотно согласились поддержать своего друга в таком ответственном мероприятии, как смотрины. На общем совете было принято единственно правильное решение – не заморачиваться на удочках, а взять бредень и удивить дорогого гостя хорошим уловом. Да и ехать с вечера, на всю ночь, чтобы и уха на костре была, да и бутылочку за знакомство оприходовать не грех.

Когда эти предложения были озвучены, тесть не стал выпендриваться и охотно их принял.

Вечером, в назначенный день, на двух мотоциклах они выехали к предполагаемому месту рыбалки. Но рыбалка в тот день не задалась. Парни процеживали реку заброд за забродом, но кроме нескольких чебаков да пары тройки щучек в бредень ничего не попалось. Они отошли уже на довольно приличное расстояние от мотоциклов и на очередном перекуре было решено перегнать мотоциклы поближе. За мотоциклами отправились Саша и его тесть, а парни остались разводить костёр, варить уху, в общем, готовить праздничный ужин. На улице быстро темнело, когда добрались до мотоциклов стало совсем темно поэтому то что случилось дальше смотрелось со стороны очень эффектно. Они ехали друг за другом вдоль крутого берега Туры. Саша впереди, а тесть за ним метрах в пятидесяти. Саша всё время видел в зеркало заднего вида свет фары мотоцикла, на котором ехал тесть. Вдруг фара взметнулась вертикально вверх, потом вниз и исчезла. Саша остановился, заглушил мотор и прислушался, вокруг стояла мёртвая тишина и только вода плескалась берег. Саша подождал немного и поехал в обратном направлении. Он доехал до того места , где по его мнению должен был находиться тесть, но ни тестя, ни мотоцикла на дороге не было. Саша подошёл к обрыву, который в этом месте был особенно высок, метра три (как минимум) и увидел, увязший в песке мотоцикл. Тесть стоял рядом и пытался вытащить тяжёлый агрегат из песка. Вдвоём они быстро вытащили двухколёсную машину на гору.

---Ехал, ехал, потом раз и дорога кончилась и я уже лечу, быстро долетел, за пять секунд! –рассказывал потом тесть, когда они уже выпили за знакомство и прихлёбывали обжигающую уху с дымком.

Именно про этот случай и напомнил зять тестю, когда исчерпал все аргументы в свою защиту. На этом очередной диспут был окончен, да и дорога заметно улучшилась, скорее всего, за счёт солнышка, которое подсушило грязь.

Саша опять уступил место за рулём, а сам уселся рядом и стал внимательно рассматривать атлас автомобильных дорог. Судя по карте, до Новосибирска им осталось проехать сто пятьдесят километров.

Конец четвёртой главы.

глава пятая

Они ехали уже пять суток. За плечами перегонщиков осталось почти шесть тысяч километров дороги и такие города, как Новосибирск, Кемерово, Ачинск, Красноярск и Иркутск, озеро Байкал с его экзотической и какой-то дикой красотой и город Улан-Удэ. Впереди была Чита.

Трасса обходит Читу стороной и лишь краешком прихватывает пригород. День клонился к вечеру. За рулём «Нивы» сидел тесть, он вёл машину уже около четырёхсот километров и, по нему было видно, что он немного подустал. Саша недавно проснулся и, перебравшись на переднее сидение, с интересом осматривал пейзажи, которые проплывали за окном.

---Заправок не было, что ли?—спросил Саша, глянув на датчик уровня топлива. Стрелка показывала чуть меньше полбака.

---Были—как-то с безразличием ответил тесть.---Только бензина на них нет.

---Хреново—в тон ему проговорил Саша.

Весь запас бензина они почти израсходовали, в канистрах оставалось литров десять или около того. На каждой авто заправке они старались залить все свободные ёмкости, но за последние восемьсот километров им это сделать так и не удалось по причине отсутствия бензина нужной марки.

---Не боись! Заправимся сейчас!—тесть мотнул головой в сторону дорожного знака, который извещал водителей о приближении АЗС.

---Твои бы слова, да богу в уши—С надеждой в голосе проговорил Саша.

За очередным поворотом показались характерные очертания бензоколонки, и тесть направил машину к спасительному, быть может, «водопою». Машин на заправке практически не было. Около колонки с семьдесят шестым бензином стоял грузовой ГАЗ-53 и водитель уже, заправившись, доставал из бака заправочный пистолет, да около девяносто третьего стоял редкий по тем временам, навороченный чёрный джип Тойота-Лэнд Крузер. Его заправляли, такие же, как и автомобиль, навороченные ребята. Тесть объехал колонку и затормозил с её другой стороны, как раз напротив джипа, хозяева которого с интересом посмотрели на, хоть и в дорожной пыли, но всё-таки новенькую, Ниву.

---Мужики, заправляют или нет?—тесть заглушил двигатель и выбрался из машины.

---Заправляют— ответ прозвучал деланно равнодушно, хотя какая-то заинтересованность так и мелькала в глазах хозяев джипа.

---А по сколько дают в руки?

---Да хоть залейся!

---Ну, вот и отлично!—тесть направился в сторону кассы.

Он так и ехал в военной форме и тапочках. Временами форма помогала ему при общении с работниками автоинспекции, но при этом он старался не выходить из машины, чтобы не портить впечатления о себе перед гаишниками. Саша тоже вышел из машины, открыл бак, вставил заправочный пистолет в горловину, потом открыл багажник и достал оттуда все пустые канистры. Джип всё ещё стоял напротив, а его пассажиры всё так же с интересом наблюдали за всеми действиями перегонщиков.

Колонка ожила, загудела и в бак ударила тугая струя бензина.

---Сколько заправляем?—Саша вопросительно посмотрел на тестя, когда тот вернулся.

---Сколько влезет!—тесть явно был очень доволен. «Сколько влезет» означало: пятидесятилитровую пластмассовую бочку, пять двадцатилитровых канистр и полный бак, что в общей сложности составляло почти двести литров. А этих двухсот литров им с лихвой должно было хватить до последнего пункта на автомобильной карте, до которого есть дорога и пунктом этим являлся небольшой городок Чернышевск.

Тесть поднял капот и начал осматривать двигатель. Саша тем временем заливал под завязку все ёмкости.

---Далеко едем?— услышали они, когда колонка отключилась. Оба одновременно оглянулись. Рядом стояли те самые крутые ребята из джипа.

---Далеко и из далёка—ответил тесть и снова залез под капот.

---А не боитесь? У нас тут иногда постреливают. Дорога, говорят платная…

---Не, не боимся!—тесть даже не выглянул из под капота, и продолжил, всё так же, ковыряясь в моторе---У вас из чего стреляют? У нас обычно из АКма или Макарова, я люблю из Стечкина.—тесть с гордостью и в то же время нагло- равнодушно, произносил все эти названия, намекая на свою форму и делая вид, что весь этот арсенал лежит в бардачке Нивы. Саша молча слушал диалог и едва сдерживался, чтобы не рассмеяться над наглостью тестя, а тот уже закрывал капот и, по всему было видно, собирался развивать свою мысль о мощи Советской Армии и Советской военной угрозе. Крутые ребята в свою очередь рассматривали цветные тапочки на ногах смелого прапора. Быть может их заинтересовал необычный рисунок обуви, и они размышляли в каких войсках выдают столь замысловатый камуфляж в довесок к Стечкину, а может они были несколько обескуражены полученным ответом. Тесть тем временем вошёл в раж и нагло продолжал.

---Из акээма-то поди отстреляемся, правда патроны хреновые, одни трассеры остались…

Тойота на форсаже вылетела с заправки.

---Ну вот и дождались!— констатировал Саша ---Нам ещё бандитов не хватало!

Тесть тоже был явно озабочен этой встречей.

---Давай лезь за руль.— скомандовал он зятю, а сам уселся на пассажирское место, продолжая о чём-то думать.

---Что, думаешь где «калаш» брать будем?— прервал Саша затянувшееся молчание.---У меня под сидением рогатка есть, думаю, твои патроны подойдут!

---Да ни хрена не будет! Они, наверное, пошутить хотели!

---Ага, шутят ребята так! Ездят от заправки к заправке и шутят! Короче время весело проводят!

---Может так, а может и нет, там посмотрим, а сейчас давай двигать отсюда. Если бы хотели, то наехали бы прямо на заправке, логично?

---Ну!?

---Хер гну! Едь давай, а то до дома год ехать будем!—тесть начинал злиться, а это означало, что он явно обеспокоен этой встречей.

Саша выехал с заправки и двинулся дальше по трассе, периодически посматривая в зеркало заднего вида. Проехали табличку, извещавшую об окончании населённого пункта, и Саша прибавил скорости, всё так же посматривая назад. Никто их не догонял и дорогу не перекрывал, и километров через двадцать перегонщики немного успокоились.

Солнце клонилось к закату. Саша свернул с трассы на просёлочную дорогу, которая вывела их на красивый берег лесной речушки. Вечер был тёплым и тихим. Не было даже комаров и другого гнуса, что было удивительно для этого времени года.

---Всё, рогатку на предохранитель! Давай ужинать!—Саша скинул с себя одежду и плюхнулся в воду. Он долго плавал, нырял и выделывал всякие фортеля, призывая тестя последовать его примеру. Но тот наотрез отказался, обойдясь одним умыванием. Когда отфыркиваясь и прыгая то на одной, то на другой ноге Саша вышел из воды, на берегу уже горел костёр, а тесть готовил немудрёный ужин из картошки и тушёнки.

Скоро еда была готова, и тесть достал из машины пузырь водки.

---Тебе не предлагаю!—довольным голосом произнёс тесть фразу, прозвучавшую как тост и залпом намахнул полстакана. Закусил, налил ещё и также залпом опрокинул ещё столько же

---Фронтовые сто грамм?—подал голос Саша.

---Не понял!—тесть вопросительно уставился на зятя.

---Ну как, врагов напугали…-- начал было Саша, но не успел закончить свою фразу, тесть просто не дал это сделать.

---Вот бляха-муха, послал бог зятька! Он там, значит купается! Барахтается бляха, как хрен моржовый, а тесть ему тут разносолы готовит! Идите, зятёк дорогой, покушайте!

---Я же пошутил!—начал оправдываться Саша.

---А я, что? Серьёзно, что ли? –тесть налил себе ещё и всё так же залпом выпил. Потом прикурил сигарету и блаженно растянулся на траве.

Два часа передышки, водные процедуры и плотный ужин быстро вернули бодрость в молодой, здоровый организм Саши. Он быстро собрал пожитки в багажник, ополоснул посуду, принёс в котелке воды и залил костёр. Тесть тем временем укладывался на заднем сидении, намахнув предварительно ещё полстакана водки. «Нива» выбралась с просёлка на трассу и путники продолжили перегон с каждым километром приближаясь к заветному Чернышевску. Именно до этого города есть более или менее приличная дорога, а дальше можно было проехать только зимой по зимнику или поездом на грузовой платформе. Судя по карте, до этого самого Чернышевска оставалось не так уж и далеко, а по сравнению с уже пройденным путём, так вообще рукой подать, всего каких-то пятьсот или шестьсот километров и Саша рассчитывал покрыть это расстояние за ночь, чтобы к утру быть на месте.

Тесть быстро захрапел. Саша включил магнитофон, убавил громкость, чтобы не мешать спящему и не спеша но, поторапливаясь, вёл Ниву по трассе. Начинало темнеть. Инцидент, произошедший на заправке, казался уже не таким устрашающим. Впереди была ночная дорога, не предвещающая никаких сюрпризов.

Навстречу проскочила милицейская шестёрка. Саша видел в зеркало заднего вида, как она, словно в американском боевике, сходу сделала полицейский разворот и, включив проблесковый маячок, устремилась за ними.

--- Этим-то, что надо?—пробормотал Саша и включил правый поворот, показывая, что останавливается.

Шестёрка остановилась перед Нивой, перекрывая дорогу, чтобы та, чего доброго, не попыталась удрать. Из милицейской машины, с автоматом на плече вышел гаишник и направился к водительской дверце Нивы. Саша опустил стекло.

---Сержант хр…мр…-ов—очень невнятно представился страж порядка.---Предъявите, пожалуйста, документы.

Саша протянул ему, уже приготовленные права и тех.паспорт на машину. В это время второй гаишник тоже подошёл к Ниве.

---Хозяин спит –объяснил он гаишнику, когда тот вопросительно посмотрел на Сашу, увидев, что фамилии в правах и тех.паспорте разные.

---А, что его не разбудить? – поинтересовался гаишник.

---Думаю, не стоит, он долго за рулём был, вымотался очень.

---Ну, а посмотреть-то его можно?

---Смотрите, ни сколько не жалко.

---Давайте сначала осмотрим машину. Откройте, пожалуйста , капот и багажник!

Саша вышел из машины и выполнил все требования.

Мент залез под капот и начал сверять номер кузова с указанным в тех.паспорте. Саша спокойно стоял рядом, а из салона Нивы, перекрывая музыку, раздавался богатырский храп тестя, и это вызывало улыбку не только у Саши, но и у обоих гаишников. Осмотрев багажник и проверив все документы, сержант с неразборчивой фамилией залез в Ниву. Он сразу же почувствовал запах спиртного и стал похож на охотничью собаку, взявшую след.

---Пили? – голос гаишника стал строгим.

---Я—нет, а вот хозяин вмазал маленько с устатку, а потом спать лёг.

Гаишник продолжал тщательно осматривать салон Нивы. Залез рукой под сиденья, пошарил там и ничего не нашёл. Потом осмотрел за сиденьями и тоже не нашёл ничего криминального.

---Да что ищем-то, командир? – спросил Саша. Но тот продолжал кропотливо обшаривать машину. Открыл бардачок и, увидев, номерной охотничий нож, явно повеселел.

---Разрешение на оружие есть?

---Какое оружие? – не понял Саша.

---Вот такое – мент показал нож.

---А хрен его знает, это тестя нож. А какое оно должно быть?

---Нож должен быть записан в охотничий билет. Он у вас есть?

---Не знаю! У тестя чего только нет, давайте я поищу – с этими словами Саша забрался в машину и вытащил из-под солнцезащитного козырька пачку всевозможных удостоверений тестя.

---Ну давайте посмотрим – проговорил он и начал читать на звания документов.---Водительское удостоверение—это не то. Удостоверение к медали «За строительство Байкало-амурской магистрали» – не то, ещё одно « за строительство», за « отличие в воинской службе», «за безупречную службу», всё не то –бормотал Саша, перебирая пачку документов.---Так, а это что? Ага, «Военная Автомобильная Инспекция», смотри-ка, а тест-то ваш коллега оказывается!

Были ещё пара или тройка удостоверений к юбилейным медалям, ещё какие-то документы, нужное удостоверение оказалось самым последним.

---Ага, вот оно вроде бы! – обрадовался Саша.---«Военно-охотничье общество»-- охотничий билет – прочитал Саша и протянул документ гаишнику. Тот взял в руки красную книжицу и стал внимательно её изучать. Наконец нашёл нужную страницу и стал сличать номер на ноже с тем, что был записан в билете. Номера были одинаковыми.

---Ну-ка дайте права хозяина – сказал он Саше и когда их получил, принялся скрупулезно изучать и сравнивать фотографии на обоих документах, надеясь, видимо, тут найти какой-то криминал. Не нашёл. А тесть безмятежно спал и выводил такие рулады, что происходи это всё в солдатской казарме, в него давно бы прилетел чей-нибудь сапог. Даже луч карманного фонаря, которым мент осветил его лицо, сличая оригинал с фотографией в правах, нисколько не потревожил его крепкий сон. Но и тут всё было в порядке.

---Так говорите, что вы не пили? – снова обратился он к Саше.

---Ну достал, блин! –про себя выругался Саша, а в слух, уже в который раз, стал объяснять, что пил тесть, а он только рядом посидел.

---Давайте в трубочку подуем.—выслушав Сашу , закончил разговор настырный мент.

---Трубок много так давайте дуть!—терпение Саши подходило к завершению. С момента остановки прошло, уже минут сорок, и вся эта проверка порядком надоела ему.

---Пройдите, пожалуйста, в нашу машину.

---Ну что же, давайте пройдём.

Саша уселся на заднее сиденье милицейской шестёрки.

---Э нет, мужики! Так дело не пойдёт! – запротестовал он, когда увидел, что ему протягивают уже вскрытую трубку.

---Я сейчас в неё подую, так она не просто позеленеет, она и почернеть может!

---Смотри-ка, грамотный – пробурчал мент и на глазах у Саши выкинул уже на ком-то использованный прибор.

---Так, говоришь не пил? – сержант с подозрением уставился на Сашу и не дав тому возможности в который раз пересказать историю про пьющего тестя и зятя, который сидел рядом, достал пустой полиэтиленовый пакет.

---Ну-ка, надуй его.

И когда Саша наполнил воздухом мешок, выдавил его рядом со своим носом. Поводил им для порядка и протянул документы Саше.

---Ну ладно, счастливого пути! Извините за беспокойство!

---И вам того же! – Саша почти бегом направился к Ниве.

Он сел за руль, завёл двигатель и, когда шестёрка освободила дорогу, продолжил свой путь под неутихающий храп прапорщика Скрабулиса.

Конец пятой главы.

глава шестая.

Они отъехали уже на довольно приличное расстояние от места встречи с гаишниками. Темнота на улице сгущалась, на небе ярко высыпали звёзды.

---И что они хотели? –раздался, совершенно трезвый и нисколько не спросонья, голос тестя.

От неожиданности Саша чуть не бросил руль

---А ты не спал, что ли?

---С вами поспишь, ядрена мать! Один дверями хлопает, замки новые ломает, другой фонариком в рожу тычет!

---Ну, блин папа ты даёшь! А храпел-то как натурально!

---Уметь надо! –засмеялся тесть

---«Уметь надо» -- передразнил его зять и возмущённо продолжил.---Это что же получается?! Кто-то пьёт, а я в трубку дуй!?

---Ну и как, подул?—продолжал смеяться тесть.

---Нет бляха! Твоими регалиями хвастался! Посмотрите, говорил, какой у меня тесть героический! У него вся грудь в орденах, только одного не хватает -- «за победу над Мозамбиком»!

---Мы там не воевали.

---Ещё бы Вы, товарищ прапорщик там воевали! --

Возмущению Саши не было предела, и он продолжал:

---Конечно, подул! А ты значит, как партизан в засаде притаился! Или опять тапочек своих цветных застеснялся?

---А что мне их стесняться? – всё смеялся тесть---Я тебя тренировал, как надо себя с ментами вести!

---Ага, нажраться водки и спать!

---Заметь,-- Саша затылком увидел, как указательный палец тестя взметнулся вверх ---Это хорошо работает! Ладно, я сплю!—с этими словами тесть поправил подушку и плюхнулся на боковую, давая понять, что разговор окончен.

Саша прикурил сигарету, сделал звук магнитофона погромче и, продолжая рулить начал размышлять:

---И в самом деле, а что им нужно-то было? Денег по-лёгкому срубить что ли? Ничего не понятно! Да и ладно хрен с ними, отвязались и на том спасибо!

****

Фары машины выхватили из темноты дорожный указатель. «Дарасун»-- прочитал Саша. Тут же была своротка с указателем на «Агинское» и «Шилку». Саша остановился, включил плафон освещения и открыл атлас автомобильных дорог. По карте получалось, что ехать на Шилку через Агинское, почти в два раза дальше, чем через Карымское и Размахино, а это лишнее время и бензин, поэтому по логике вещей он повернул налево, на короткую дорогу.

Дорога оказалась новой, с хорошим бетонным покрытием и Саша облегчённо вздохнул, предвкушая не слишком утомительный перегон до Шилки. Километров через тридцать дорога вышла к какому-то посёлку, указателя или ещё какого-нибудь определителя, что это за населённый пункт, не было. Саша ещё раз сверился с картой и понял, что, скорее всего это Карымское. Он проехал через этот посёлок и снова оказался на трассе.

Ночь за окном автомобиля светила всеми своими звёздами. Луна поднялась уже довольно высоко. Дорога была на загляденье отличной. Тесть мирно похрапывал на заднем сидении. Красота и покой летней сибирской ночи. И только мерное урчание мотора, да шелест шин по бетонке говорили о каком-то движении в этом огромном мире.

Ни что не предвещало никаких неприятностей.

Однако вскоре бетонное покрытие дороги резко оборвалось. Под колёсами захрустел щебень, которым отсыпают дорогу, а скоро и он закончился. Фары осветили дорожную стройку. Впереди, насколько можно было видеть, простиралось свежеотсыпанное бутовым камнем и глиной, полотно дороги. То тут, то там громоздились кучи щебня, который ещё не разровняли, по обочинам стояли всякие грейдеры, катки и ещё какая-то строительная техника. Чуть поодаль были заметны очертания вагончика. Саша подъехал к нему и вышел из машины. На дверях вагончика висел большой замок. Вокруг стояла мёртвая тишина. Саша вернулся в машину и, лавируя между кучами, проехал ещё метров двести. Ещё можно было развернуться, вернуться к развилке на Агинское, до которой было километров пятьдесят и доехать до Шилки по другой дороге, но именно тогда, когда Саша почти принял это решение, на дороге замаячил силуэт какого-то всадника. Саша опять остановился и стал ждать, когда тот поравняется с Нивой. Скорее всего, этот ночной всадник был сторожем и направлялся на дежурство из ближайшей деревни.

---Отец! Я на Шилку правильно еду?—Саша опять вышел из машины, когда они поравнялись. Ответом был красноречивый жест, какой все привыкли видеть на многочисленных изображениях и у памятников вождю мирового пролетариата В.И.Ленину.

Всадник едва сидел в седле и в его состоянии вряд ли кто-то смог бы, что-то сказать, не то что показать рукой правильное направление.

---Так я проеду здесь или нет?— повторил свой вопрос Саша.

Жест был ещё красноречивее и указывал он в ту сторону, куда, в общем-то, и ехала Нива.

Благодарить за помощь не было никакого смысла, потому что одного взгляда на этого сторожа было достаточно, чтобы понять, что охранять технику этой ночью будет лошадь. Однако Саша попытался, было это сделать но, поняв всю бесполезность, махнул рукой и вернулся в машину. Тесть, всё так же спал и будить его, чтобы посоветоваться, Саша не отважился, дабы не выслушивать не нужные в это время суток, рассуждения о правильности выбора нужной дороги. Он просто решил ехать дальше, в том направлении, какое ему указал молчаливый всадник.

Нива осторожно двинулась по свежей насыпи. Саша вёл машину так медленно, как это вообще возможно, аккуратно объезжая кучи щебёнки. Дорога хранила следы автомобилей, которые были чётко видны на невысохшей глине, и это давало Саше надежду, что он принял правильное решение ехать дальше именно здесь. Они проехали ещё километров десять, и тут свет фар упёрся в какую-то невысокую стену, которая полностью перегораживала дорогу. Саша подъехал поближе к препятствию и понял, что поперёк дороги лежит огромная труба, одна из тех, что используют в нефтепроводах. Он остановился, достал фонарик, вышел из машины и двинулся к трубе. То, что он увидел, мягко говоря, озадачило его. За трубой, на сколько хватало луча фонаря, протянулась просека и не было никакого намёка на дорогу.

---Да, только у нас такое может быть! – выругался Саша.

---На карте дорога есть, а в натуре ещё не построили!

Он посветил по сторонам, обследуя обходные пути. Они были. От трубы влево и вправо отходили две дороги в противоположных направлениях. Одна из них шла перпендикулярно той дороге, по которой они сюда приехали, другая же огибала трубу и ползла вдоль просеки. Луч фонаря позволял рассмотреть свежие следы, оставленные машиной, которая, судя по всему, прошла здесь совсем недавно. Саша прошёлся немного по этой дороге и, убедившись, что проехать можно, вернулся в машину.

По крыше ударили крупные капли летнего ливня. Нива, усиленно работая дворниками, начала плавный спуск с насыпи на просёлочную дорогу, которая постепенно начала втягиваться в лес. Дождь быстро делал своё мокрое дело. Вскоре дорога начала превращаться в сырую, скользкую гусеницу, ощетинившуюся по середине высокой, по самые фары, травой. Нива бампером наклоняла эту траву, а та со смаком била настырную машину по днищу кузова. Вокруг была кромешная тьма, и только свет фар выхватывал из неё небольшой участок дороги или её подобия. Саша уже давно включил пониженную передачу и на первой скорости крался под, хлещущим всё сильнее и сильнее дождём. Обратной дороги уже не было.

Даже если бы он решил вернуться, сделать это было практически невозможно. От трубы до того места, где они сейчас находились, их отделяли уже километров пять. Дорога давно превратилась в направление, а стена леса так плотно прижалась к этому подобию дороги, что развернуться просто не было никакой возможности. Оставалось одно – ехать в перёд.

---Мы где это? – услышал Саша сонный голос тестя.

---Где-где!? В тайге! Везу тебя самой короткой дорогой!

---Не понял? – тесть перебрался на переднее сиденье.

---А тут и понимать нечего! На карте нарисовали, а построить забыли! – с досадой и злостью проговорил Саша.

---Нет, серьёзно, мы куда заехали-то? – тесть пытался рассмотреть что-нибудь в кромешной тьме, которая с трёх сторон обступила машину и только часть дороги, освещённая фарами, давала какое-то представление о сложившейся ситуации.

Тесть спокойно, что было очень на него не похоже, откинулся на спинку, приоткрыл форточку и закурил. Потом включил осветительный плафон и, дотянувшись до атласа начал его листать.

---Восемьдесят третья страница. – подсказал ему Саша.

---Ну! –тесть непонимающе уставился в карту.

---Что, ну! – начал горячиться Саша ---Ниже Читы найди Дарасун! Нашёл?

---Нашёл.

---Дальше смотри! В Дарасуне была развилка и указатель на Шилку! Дорога видишь, какая нарисована?

---Вижу.

---Так вот это она и есть! Теперь понял, где мы!?

Тесть опять откинулся назад и смачно затянулся остатками сигареты.

---И долго мы по ней едем? – всё так же спокойно спросил он.

---Да километров семьдесят уже.

---И она всё время такая? – тесть потихоньку начал приходить в себя после сна.

---Я, что дурнее паровоза? Если бы она такая была сразу, я бы на неё не сунулся! Нет, километров пятьдесят была просто загляденье, как там посёлок-то называется, Карымское что ли?

---Ну.

---Хер гну! –ввернул Саша любимую поговорку тестя,---Так до него вообще закатись дорожка была, потом – так себе, ну а после как залез, так вот и лезу!

---Ты свой гни! – окончательно проснувшись, прикрикнул тесть,---А лучше на дорогу смотри и не психуй!

Дождь, между тем, хлестал как из ведра и по колеям текли грязные ручьи, смывающие следы прошедших здесь когда-то машин.

---Да лишь бы не упороть, куда-нибудь в Монголию!—с досадой в голосе, почти прокричал Саша.

---Говорю тебе, не психуй! – опять очень спокойно, всё ещё рассматривая карту и как бы пытаясь примерить её на конкретное место, проговорил тесть.---Сам посуди, -- продолжил он,---Хоть хреновая, но дорога есть, следы машин есть, куда-то же она идёт!? Значит и мы, куда-нибудь выедем!—с этими словами тесть опять откинулся на спинку сиденья и снова закурил.

Богатый жизненный опыт подсказывал ему, что любая дорога, куда-нибудь приводит, хотя иногда это и бывает тупиком, но он очень надеялся, что в данном случае этого не произойдёт.

А дождь хлестал и хлестал, темнота вокруг ещё больше сгустилась и казалось, что Нива пробирается в каком-то заброшенном тоннеле из которого нет выхода. Саша нещадно материл картографов, за несуществующую дорогу, строителей, за то, что не успевают за карандашом этих самых картографов и пробирался всё дальше и дальше в неизвестность. Тесть напротив был очень спокоен и сдержан. Всё тот же опыт подсказывал ему, что не надо сейчас пытаться успокаивать или ругать зятя.

Одометр автомобиля показывал, что по этому пути, от трубы, они проехали уже около двадцати километров. По времени эта дорога отняла у них полтора часа .

За очередным поворотом лесные стены начали потихоньку отступать от дороги, а колея вдруг вышла на вполне приличный просёлок, отсыпанный речным гравием. Впереди блеснул огонёк электрической лампочки. Перегонщики облегчённо вздохнули. Раз есть электричество, значит, есть люди, у которых можно спросить правильную дорогу. Саша направил машину прямо на свет, как капитан в бурном море ведёт свой корабль на маяк.

Лампочка горела над дверями маленькой избушки, очень похожей на зимовье, какие показывают в фильмах о тайге.

Не смотря на сильный дождь, из-за угла избушки вышел огромный пёс, типичный представитель помеси всех пород ростом с телёнка. Зная свою силу, пёс повёл мордой в сторону приближающейся машины и, скорее для порядка, потому что служба у него такая, гавкнул и ушёл обратно, скорее всего в засаду. На шум машины и лай собаки из избушки вышел бородатый мужик с карабином в руках и сквозь свет фар старался разглядеть ночных гостей.

Мужик, скорее всего, был сторожем автоколонны, которая и строила дорогу, по которой только что проехали перегонщики. Они поняли это по тракторам и самосвалам, которые рядами стояли в огороженном невысоким забором квадрате. Саша подъехал к самому крыльцу сторожки и не выходя из машины, стараясь перекричать шум дождя и работающего двигателя начал объяснять куда они едут .

Сторож долго не мог понять, что от него хотят странные путники, но когда до него донеслось слово « Шилка» , закивал головой и принялся, что-то рассказывать отчаянно жестикулируя. Саша пытался что-либо разобрать в его объяснениях, но из-за шума не смог ничего разобрать и выбрался из машины под хлещущий, что есть силы дождь.

Он долго слушал объяснения сторожа, которые сопровождались красноречивыми жестами и в конце концов понял, что едут они правильно после чего бегом вернулся в машину.

---Ну и что он тебе сказал?—тесть вопросительно посмотрел на зятя.

---Едем правильно. Сейчас от сюда только одна дорога, вот по ней и ехать. И ещё про какую-то правую сторону сказал, что надо её держаться.

---Какую правую сторону?

---Да хрен его разберёшь! Руками машет, шепелявит что-то! Понял только, что нам туда.—Саша показал рукой направление предполагаемой дороги.

Нива с пробуксовкой двинулась дальше.

Дорога казалась вполне проезжей. Изредка попадались разбитые участки, но их она проходила без видимых усилий и труда, пока не упёрлись в V-образную развилку. Левое ответвление было продолжением той дороги, по которой они ехали, а правое пугало своими глубокими колеями и явной непроходимостью.

---И куда теперь?—Саша остановил машину и посмотрел на тестя.

---А что? Опять указатель для тебя не поставили?—тесть всплеснул руками.

---Издеваешься? – с укоризной в голосе спросил Саша.

---Да! – ответ тестя был очень лаконичным.

Однако надо было решать по какой из двух дорог ехать. Ответ тестя разозлил Сашу и он, забыв о предупреждении сторожа, держаться правой руки, направил Ниву по левой дороге, которая казалась лучше, чем правая. Она была отсыпана таким же речным гравием и плотно укатана большегрузными машинами. Нива легко преодолела небольшой подъём и начала спускаться, послушно повторяя все изгибы и повороты дороги. Километров через пять перегонщики въехали в карьер, где строители трассы добывали гравий. Сказать, что тесть засмеялся, означает не сказать ничего. Он попросту дико ржал, показывая пальцем то в сторону зятя, то на карьер, то в потолок.

---Тебе же, дураку сказали, что вправо надо! – едва выговаривая от смеха слова, выдавил тесть.

Саша молча включил заднюю и развернулся. «Хорошо хоть дорога нормальная» подумал он и всё так же молча покатил к долбаной развилке. А дождь лил и лил, не переставая и темнота, казалось, стала ещё гуще.

Вторая дорога, только на первый взгляд была хуже первой. При внимательном рассмотрении оказалось, что только у самой развилки её подразбили большие машины и тракторы, а дальше она была отсыпана уже привычным гравием.

За всеми блужданиями пролетело полночи. Дождь всё ещё шёл, хотя его интенсивность немного упала. Темнота по чуть-чуть стала отступать. Впереди у обочины показались две бортовые машины, гружёные мебелью. Фонари грузовиков не горели, водители, скорее всего, спали.

---Ну, значит, выехали правильно. – с облегчением выдохнул Саша, молчавший от самого карьера.

Он пристроил Ниву перед первой машиной и вышел на улицу, под уже моросящий дождь, подошёл к грузовику и постучал в дверь. Ответа не было. Он взобрался на подножку и заглянул в кабину. Там крепко спал водитель.

---Всё, давай ночевать. Эти спят, утром дорогу будем спрашивать, раз мебелью гружёные, значит едут явно не в лес! – Саша захлопнул за собой дверь Нивы.

---Правильно думаешь! – тесть уже перебрался назад и, не дожидаясь зятя, укладывался на ночлег. Саша тоже начал устраиваться спать на передних сиденьях.

Их разбудил звук разогреваемых моторов. Саша поднялся и вышел из машины. Утро было отличным. О ночном ливне напоминали только огромные лужи и крупные капли влаги , которые блестели под лучами утреннего солнца на листьях деревьев, траве и автомобилях.

Воздух был свеж и прозрачен, а лес наполнял разноголосый гомон вездесущих птиц.

Саша подошёл к грузовику и, дождавшись, когда водитель выйдет, начал расспрашивать у того дорогу. Узнав, что грузовики тоже едут в Шилку, решил не загружать себя лишней информацией, а просто тупо ехать за ними.

---Доедешь за нами до Размахино, там уже нормальная прямая трасса, так что не заблудишься! – крикнул Саше напоследок водитель грузовика и их караван тронулся в путь.

Конец шестой главы.

глава седьмая

---Кстати, с тебя кое- что причитается. – как бы, между прочим, проговорил Саша, года колонна вытянулась на дорогу и набрала крейсерский ход.

---За что это? – возмутился тесть.---Это с тебя причитается! Прокатал меня полночи по лесам и бездорожью, всю машину изнахратил и с меня ещё что-то требует! Зятёк етиху- мать!

---А кого менты два часа имели, как хотели? Я к стати понял, что они искали пока кое-кто, вроде как спал!

---Ну!?

---Хер гну и не надо советовать мне гнуть свой! Они у нас автомат искали!

---Какой?

---Ну ты, папа, блин совсем ни хрена не понимаешь или притворяешься!? В Чите не заправке кто хвастался, что стрелять любит!?

---Ты, что хочешь сказать, что те мужики на заправке были менты?

---Какие нахрен менты!? Самые натуральные братки! Просто с ментами в паре работают, вот и стукнули, чтобы нас проверили! – Саша на минуту замолчал, что-то обдумывая.--- Так с тебя тем более причитается!

---А сейчас за что? – тесть явно не понимал, куда клонит зять.

---Да дураку же ясно! Если это бандиты были, они Ментов заслали, чтобы те проверили, есть у нас пушка или нет! Я же им и сказал, что мы в Шилку едем!

---Ну-ну?!

---Если это были бандиты, то они нас на другой дороге искать будут! Они же местные и знают, что здесь дороги нет! Они нас на старой дороге поджидают! Я же в Дарасуне свернул, а они на это, как его, Агинское, что ли наверняка пропёрли! – Саша одним махом выдал свою теорию.

---Ну ты бляха-муха загнул! Как будто кругом одни бандиты! – в интонации тестя уже не было уверенности и безаппеляционности.

---Это ты первым собирался отстреливаться, а не я! – возразил Саша.

---Ладно, ладно, зятёк, домой приедем, тогда и разберёмся.

---Ага, приедем и водку, которая доедет, поделим!

---А, что это она не доедет-то? – возмутился тесть

---Да, нет ничего. – хитро улыбаясь произнёс Саша, явно намекая на традицию тестя, вмазать стакашек-другой за вечерней трапезой.

Между тем они продолжали следовать за грузовиками. Дорога опять стала похуже. Примерно через каждые километр-два путь преграждали ручейки и маленькие речушки, которые сильно разлились после ночного дождя.

Никаких мостиков через эти водные преграды не было, и Саша внимательно следил, как проходят эти преграды грузовики и только потом, сам преодолевал их.

Наконец лес закончился, и караван въехал в какую-то холмистую местность. Дорога как бы переваливалась через череду приличных холмов, и грузовикам приходилось трудновато подниматься в гору по раскисшему чернозёму.

Вокруг раскинулись широкие поля, засеянные пшеницей.

Ночной дождь умыл землю, и она сияла под прозрачно-голубым небом. Подъёмы были настолько круты, что в самом конце подъёма наступал момент, когда перед глазами водителей оставался только капот автомобиля и небо. Синее-синее небо. Казалось, что вот, ещё чуть-чуть и машина въедет прямо на лёгкое, невесомое, перистое облачко, которое взялось здесь неизвестно откуда. Широта, бесконечность сибирских просторов завораживала, заставляла гордиться и восхищаться своей широтой и бесконечностью.

С очередного холма они увидели какой-то посёлок.

--- Ну-ка, глянь в атласе, что за населённый пункт такой? – попросил Саша тестя.

---Не знаю, тут только Размахино какое-то и есть. – ответил тесть, найдя нужную страницу атласа.

---Наверное, оно и есть, мне водила говорил, что-то про него. – Саша внимательно следил, как спускаются с горы их проводники.

---Спустимся—узнаем.—тесть тоже внимательно следил за дорогой.

Очень осторожно колонна спустилась с горы и грузовики остановились. Вслед за ними остановилась и Нива. Саша вышел и заспешил к водителю, с которым уже был знаком.

---Это Размахино. -- опередил тот Сашу, когда Саша подбежал к грузовику. ---Вам сейчас прямо, тут километров двадцать пять до своротки, повернёшь налево и до Шилки по путёвой дороге!..

Действительно, проехав двадцать пять километров, перегонщики оказались около широкой трассы с асфальтовым покрытием и, памятуя наставления, повернули налево. Трасса обогнула Шилку, оставив её где-то справа, и устремилась дальше. На часах было десять утра. Саша ещё раз сверился с атласом, и начал вслух прикидывать, когда они должны добраться до Чернышевска, последнего пункта, до которого дорога точно есть. По всему выходило, что при хорошем раскладе, в Чернышевске они должны быть к обеду.

Ещё в Верхотурье тесть заводил разговор о какой-то станции Зилово. Пытался объяснять про плохую дорогу и что от Чернышевска им желательно добраться до этого Зилово. Но, где Верхотурье, а где Зилово! Саша просто не стал вдаваться в подробности и пропустил эту информацию мимо ушей. Теперь же, когда до финиша оставалась пара сотен километров, он напомнил о том разговоре тестю.

Тесть начал терпеливо объяснять свой план дальнейших действий.

---У нас в Зилово рота стоит. Связь они там тянут. У них своя дрезина есть. Начальник – мой корефан. Он мне пообещал, что если мы до них доберёмся, они ставят нас на дрезину и через сутки мы уже в Тынде.

---А что, дороги совсем нет? – вставил Саша.

---Да то-то и оно, что практически нет! Даже в атласе не нарисовано, где это Зилово находится.

---А ты сам-то, там бывал?

---Бывать-то бывал, только по БАМу! Но мужики говорили, что в сухую погоду проехать можно.

---Значит, проедем! – самоуверенно закончил Саша.

---Твои бы слова…--тесть не закончил предложения и о чём-то задумался.

Пока им надо было в Чернышевск, ну а там уже, как повезёт.

День всё сильнее набирал обороты. О ночном дожде напоминали только блестящие под солнцем лужи. Настроение у Саши было приподнятое и он, как всегда мурлыкал себе поднос очередную песенку. Тесть же наоборот, о чём-то усиленно думал, внимательно осматривая обочины дороги и поля , которые широко раскинулись с обеих сторон трассы.

---Ты что, батя такой смурной? Спал что ли плохо? – с явной подковыркой, изображая участие, спросил Саша.

---Спал, как и ты, без сновидений. –очень задумчиво, продолжая внимательно смотреть по сторонам, ответил тесть. И через пару минут продолжил:

---Я, вот смотрю, дожди здесь хорошие прошли. Видишь, как размесили? – тесть рукой показал на проплывающую за окном просёлочную дорогу.

Просёлок выходил с поля и тянулся параллельно, вдоль основной трассы. На нём, действительно были нарезаны глубокие колеи, доверху заполненные водой.

---Ну и что? Нам по этой дороге не ехать! Или ты боишься, что буде, как перед Новосибирском? – Саша всё ещё не мог понять озабоченности тестя.

---Ну, ту или дурак, или притворяешься! – возмущённо воскликнул тесть.

---Конечно дурак! Я ведь на приёме у президента Литвы не был, да и с Горбачёвым не переписывался! – огрызнулся Саша.

---Тогда объясняю на пальцах, русским языком! Всё просто, как дважды два!

---И сколько это, по-вашему, будет? – успел ввернуть Саша.

---Сколько надо, столько и будет! А теперь говорю по-русски, специально для тех, кто не понимает! – лёгкий прибалтийский акцент тестя заметно усилился и тем смачнее у него получался отборный, солдатский мат, который он искусно вставлял в свои объяснения.

---Прошли дожди—Раз! – тесть загнул указательный палец.

---Ну, прошли… -- попытался вставить зять.

---Не перебивай! -- прикрикнул тесть и начал снова:

---Молчу! Молчу! –Саша отпустил баранку и поднял обе руки.

---Прошли дожди --- раз! – снова начал отсчёт тесть., ---Дороги размыло! – второй палец последовал за первым.,

---Речки разлились! Это уже три! – он победоносно посмотрел на зятя.

---Ну, а нам-то что?! – всё ещё не понимая, куда клонит тесть, снова вмешался Саша, но увидев тестевский взгляд, поспешил добавить, опять подняв руки:---Заранее предупреждаю, что дурак и полностью с Вами согласен!

---Так до Зилово же не проедем! – в голосе тестя было столько трагизма, боли и удивления недогадливости зятя, что ему позавидовал бы любой театральный артист, а критики кричали бы «Браво!».

---Извини, не сообразил. – сдался Саша.

---Он не сообразил, зато я соображаю!

---Да, ладно тебе! – миролюбиво продолжил Саша, ---Чего раньше времени башку ломать, будет дорога – проедем, а если нет, то тогда уже и – нет!

В стороне осталась своротка на Нерчинск, и Нива вышла на финишную прямую. До Чернышевска оставалось девяносто километров.

***

Как Саша и предполагал, в Чернышевск они въехали ровно в полдень. Покрутившись немного по улочкам небольшого городка они оказались на автозаправочной станции. Возле колонок стояло несколько машин, владельцы которых с интересом разглядывали Ниву с нездешними номерами. Зять и тесть вышли из машины, с удовольствием разминая, затёкшие от долгой дороги мышцы.

---Привет, мужики! – поприветствовал присутствующих тесть.

---Здорово, коль не шутишь!

---Подскажите, на Зилово дорога есть? – не терял времени на лишние реверансы тесть.

Кто-то присвистнул, кто-то просто хмыкнул, а один из водителей красноречивым жестом показал кому-то состояние голов, вновь прибывших путников.

---На Ниве!? Нет, не пройдёшь, даже не пытайся! – один из водителей подошёл поближе. За ним начали подтягиваться другие, заинтересовавшись намечающейся дискуссией.

---Да кто тебе сказал, что не пройдет? – тут же вмешался другой, ---Я неделю назад на УАЗе спокойно проезжал!

---Так, то неделю назад, до дождей! А сейчас там Уралы тонут! – парировал первый.

---Да вода-то уже на убыль пошла! Может, и прорвутся! – не унимался второй.

---Значит, говоришь проезжал? – вмешался в спор тесть.

---Как есть, так и говорю! Ровно неделю тому было! Правда до дождей, а дожди сильными были!

---И на УАЗике можно было проехать? – вступил в разговор Саша.

---Говорю вам! Свободно проезжал!

---А нам как туда попасть? – Саша уже прикидывал, что на Ниве по бездорожью можно проехать не хуже, чем на УАЗе.

---Короче, -- начал объяснять второй, ---Сейчас с заправки, как выедешь, поворачивай налево и дуй прямо, до подстанции, за ней ещё раз налево, а там только прямо! Не заблудитесь, из колеи всё равно не выпрыгнуть!

---Ну и рисковые вы, мужики! – ввернул первый водитель, который пугал утонувшими Уралами.

---Рисковые не рисковые, а ехать надо! Будем пробовать пробираться! – подвёл черту под разговором тесть.

Нива была уже заправлена, и они выехали с заправки. Все водители, кто присутствовал при разговоре на ней, взглядами проводили отчаянных перегонщиков.

Вскоре, как и говорил водитель УАЗа, показалась подстанция. Как им и советовали, они повернули налево и выехали из города. Информация о колее была явно преувеличенной. Дорога была, хоть и без твёрдого, да и вообще какого-либо покрытия, но вполне сносной и Нива без труда катилась по ней.

Первое препятствие не заставило себя долго ждать. Они только что попрощались с последними домишками Чернышевска, как дорогу перегородил ручей. В сухую пору его, наверное, вообще не бывает, и любая курица может запросто перешагнуть его, но сейчас он представлял собой приличную речку, через которую был перекинут мостик с зияющими дырами вместо настила. По всему было видно, что настил унёс поток, вздыбившегося от обильных осадков, ручейка. Об этом говорил толстый слой песка, ила, травы и всего того, что всегда остаётся после наводнения, когда вода отступает. Саша вышел из машины и, перепрыгивая с одного сухого пятачка на другой, подошёл к мостику. Проезда по этому сооружению не было.

Он стал высматривать, какой-нибудь обходной путь и ниже по течению увидел то, что бурный поток унёс с переправы. Несколько плах лежали в паре метров от моста.

Видимо, все силы ручей потратил на то, чтобы оторвать эти плахи, а вот унести их далеко он уже не смог. Прикинув, что этого хватит , чтобы соорудить переправу, Саша позвал на помощь тестя. Вдвоём, кое-как они перетащили сырые, толстые доски и уложили их на место. Мостик был готов, и перегонщики продолжили свой путь. Дорога всё ещё была очень даже ничего. Они проехали уже десять километров и, это вселяло в них надежду в благополучное завершение последнего перегона. По крайней мере, то, что им предлагали дорожные условия, не было чем-то из ряда вон и, как выразился тесть «видали и похуже». Но, как потом оказалось, всё это были только цветочки.

Дорога плавно пошла под уклон и так же плавно вползла в настоящее болото со мхом, кочками и вообще всеми атрибутами сибирских болот. С правой стороны от дороги показалась высокая насыпь железнодорожного полотна. Но чтобы добраться до него, перегонщикам предстояло преодолеть примерно пятьсот метров по этому самому болоту. Следы на дороге говорили им, что совсем недавно здесь проехал мотоцикл с коляской. Саша смело двинул машину вперёд. Почва под колёсами оказалась живой. Машина то и дело норовила провалиться в жидкую няшу, но вовремя проходила опасный участок. На очень малом ходу Саша вёл машину, в точности повторяя все зигзаги, которые делал до него неизвестный мотоциклист. До насыпи оставалось совсем чуть-чуть, всего каких-то полторы сотни метров, а там уже было видно хорошо отсыпанную дорогу, когда Нива, вдруг, начала проваливаться правыми колёсами в болотную грязь. Саша поддал газу, надеясь на скорости выскочить из грязевого плена, но было уже поздно. Нива крутанула всеми четырьмя колёсами и грузно осела, по самое брюхо, в торфяник.

Саша быстро включил заднюю передачу и попытался сдвинуть машину назад, чтобы появилась раскачка, только в этом случае у них был шанс, что машина сама, без посторонней помощи выберется из грязи. Куски торфа полетели из-под колёс, но Нива стояла как вкопанная.

---Стой! Стой! – закричал тесть ---Так ещё сильнее засадишь!

Оба перегонщика смачно выругались, причём каждый вложил в свои слова столько сравнений и адресов, что даже в словарях Даля и Ожегова, а так же в «Большой медицинской энциклопедии», им наверняка не нашлось бы места.

Мимо, по железной дороге застучал на стыках поезд. Машинист толи из сострадания, толи чтобы поднять дух пленникам болота, прогудел тепловозным ревуном. Тесть в ответ помахал уходящему составу рукой.

---Что, знакомый проехал? – улыбнулся Саша.

---Он ещё улыбается! –негодованию тестя не было предела,--- Засадил машину по самые помидоры и ещё лыбится!

---А, что теперь, плакать что ли?

Тесть в свою очередь продолжал распаляться:---Я тебе говорил, что надо ехать на станцию и на платформе до Сковородино! А теперь что?!

---А, что теперь? – Саша был очень спокоен, и это ещё больше заводило тестя.

---А ни хрена! Вот, что теперь! «Проедем, проедем»! – передразнил он Сашу,---Вот и проехали! Теперь будем тут с паровозами перетутукиваться!

Саша не стал спорить с тестем, вылез из машины и начал осматривать место, в котором они увязли. По железной дороге опять застучал поезд.

---Иди, тормозни, может вытащит. – подлил масла в огонь Саша и тут же пожалел об этом. Тесть разразился такой тирадой, что даже, уже много слышавший Саша открыл рот от изумления. А тесть в это время открыл дверцу и, не глядя, шагнул из машины на улицу. В ту же минуту он оказался по колено в жидкой грязи. Это было уже последней каплей его терпения. Все более-менее приличные слова, которые он знал, давно закончились, а остальные полились с новой силой, сплошным потоком и без всяких знаков препинания. С другой стороны это происшествие стало своеобразным катализатором, который разрядил обстановку. Саша, согнувшись пополам, хохотал над тестем, который, яростно балансируя руками , пытался удержать равновесие и одновременно вытащить из грязи ноги, не потеряв при этом тапочки, с которыми не расставался всю дорогу. Наконец он зафиксировал своё положение. Облокотился одной рукой о Ниву, а другой схватился за лопату, которую Саша давно достал из багажника и услужливо протянул ему.


Выбор страницы:


Алексей Николаевич Толстой:
29.12.1892-23.02.1945
10.01.1893-23.02.1945-н.с.

Русский советский писатель и общественный деятель из рода Толстых. Автор социально-психологических, исторических и научно-фантастических романов, повестей и рассказов, публицистических произведений. Член комиссии по расследованию злодеяний немецких захватчиков (1942). Лауреат трёх Сталинских премий первой степени (1941, 1943, 1946, посмертно).



Наши партнеры:

Сфера-Саратов СГУ

Классный сайт!

Расскажи о своем родственнике

Стихи и проза

Инновации Технологии Машиностроение

Создание сайтов


Как опубликовать свои стихи? Как опубликовать свою прозу?
Cтихи, проза, поэзия, детские стихи и проза, лирика, публицистика, сценарии, большие произведения, юмор, переводы, философия, психология, история


© 2013 , Литературный интернет журнал "Начинающий писатель", All Rights Reserved
Besucherzahler rusian brides
??????? ?????????
??????? ?????? ???????? Рейтинг@Mail.ru ....