Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель"
Официальное издание для авторов
Сегодня:09.12.19 Вход для писателей
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 55871 от 30.10.2013
Хорошее и плохое о нашем журнале


С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ,
НАШИ АВТОРЫ!

Главный редактор: Королев Андрей Альбертович
Email: sgu64@mail.ru; г. Саратов, ул. Московская, д.117б, оф.71

"Ничто так не покоряет, не смегчает мужского сердца, как сознание, что его любят", Сенкевич Генрик
Михаил Александрович Шолохов:
11.05.1905-21.02.1984
24.05.1905-21.02.1984-н.с.

Лауреат Нобелевской премии по литературе (1965 год — «за художественную силу и цельность эпоса о Донском казачестве в переломное для России время»). Академик АН СССР (1939). Дважды Герой Социалистического Труда (1967, 1980)



Рецензии

Сотрудничество

Вышел 1-й номер журнала "Начинающий писатель". Тираж 100 экз. Но только 40 можно приобрести.

Сборник формата А5, содержит 287 страниц.
ISBN 978-5-9999-1795-9

Заказать сборник можно здесь
С уважением, администрация сайта.


Сотрудничество

Сотрудничество

Начинающий писатель
Волков Виктор
Защита диплома
Дата рождения: 01.12.19xx, Опубликовано: 28.12.2015
Организация: СГУ им. Н.Г.Чернышевского

© Copyright: Волков Виктор, 28.12.2015
Свидетельство о публикации № 6768
Аннотация
Рассказ. Размышления.
1 2 3 4 5

Вернуться к списку произведений
Ссылка на источник
-1-

Лето. Жара. И вновь ненавистный мне старый немецкий автобус, который я уже трижды проклял. Как всегда, - набит пассажирами как туристский рюкзак всяким барахлом. Внутри вонь и духота. И ладно бы воняло бензином или другими искусственными веществами, а то ведь несёт от самих пассажиров как от немытых псов. Ещё и клешни позадирали к поручням, оголяя самые благоухающие места под мышками. Но вот, слава богу, скоро последний поворот перед моей остановкой. А там, - спасение от удушья.

Из автобуса вываливаюсь как из сауны, - весь в поту и с затуманенным рассудком. Чёрт бы побрал это смертельное пекло! А ведь сейчас придётся защищать дипломный проект. Последнее испытание в университете и высшее образование будет у меня в кармане. Разумеется, как любой русский студент, встал я слишком поздно, брюки оказались измазаны не понятно в чём, так что наспех поглаженные джинсы явно не будут соответствовать обстановке. И пробки всю дорогу. Автобус полз как улитка, оставляя после себя не слизистую дорожку, а след от сгоревшего бензина и масла. В итоге, - на самое важное событие за последние 5 лет обучения, скорее всего, придётся опоздать. Учитывая сомнительную подготовленность к дипломному проекту, можно с уверенностью утверждать, что опоздание ещё сильнее уменьшит шансы на успешность мероприятия.

«Нет! Нельзя опаздывать! Нельзя! Бегом-бегом»,- бросаюсь через дворы многоэтажек и общежитий, напрямик к университету. В голове беспорядок. В голове «диплом, защита, последний курс…»

И вдруг, в одном из дворов, передо мной появляется низкорослая, тощенькая старушка. На ней длинная чёрная юбка с пыльными пятнами и вязаный, тёмно-красный свитер. И это несмотря на +37! Невольно задерживаю на ней взгляд. Вижу седые длинные волосы, собранные в хвост. Лицо, изборождённое морщинами и блестящие, влажные глаза. Похоже она на слезах. Может от пыли и ветра? Или от жары?

Перехожу с бега на быстрый шаг, чтобы не сшибить её с ног, и пробую обойти. Само собой вспоминается закон подлости, что во время спешки, прохожие всегда путаются под ногами и мешают быстро двигаться. Внезапно старушка протягивает ко мне руки. Замечаю, что она плачет.

- Помоги сынок… - шепчет она хриплым, срывающимся голосом.

Машинально обхожу её. Отвожу взгляд и смотрю вперёд, на последний пешеходный переход перед университетом. Мигающий зелёный.

«Должен успеть! – пронеслось в голове, – некогда ждать!»

Перебегаю дорогу уже на включившийся красный свет. Слышу визг тормозов за спиной и злобный вой сигнала.

«Нет времени оборачиваться. Главное успеть вовремя».

Вдруг вспомнил старушку…

Подбегаю к дверям университета, предъявляю студенческий, захожу.

«Да, надо было хотя бы спросить, что случилось у этой старушки. Может, нужно было помочь».

Как только зашёл внутрь, сразу почувствовал резкий контраст с улицей. Если на улице, хоть и пекло, но как-то обдувал ветер, то в помещении оказалась чудовищнейшая духота! Дышать просто нечем. Сразу выступил пот. Рубашка на спине промокла. По лицу покатились капли.

«Ужас! И в таком виде придётся выступать перед комиссией. Провал»!

«Странная старушка. И почему попалась мне именно в такое время? В другой раз, я обязательно бы остановился и спросил что к чему».

Бегу во второй корпус через переход. Вроде уже в университете, а идти ещё чёрт знает сколько. И потом на пятый этаж подниматься по лестнице. Чувствую, как пот покрыл всё тело. Под рубашкой и джинсами, под волосами.

«Кошмар!»

«Собственно, а почему в другой раз я помог бы старушке? А почему не сейчас? Что важнее, помочь человеку или успеть на защиту диплома!?»

Взбегаю по лестнице. Второй, третий, четвёртый.… Как же жарко. Надеюсь, будет время умыться. Наконец пятый. У самой лестницы стоит руководитель дипломного проекта.

- Николай, ну где тебя носит! Твоё время уже давно подошло, – говорит мне Валерий Петрович. – Мать честная! Да ты весь мокрый. Бежал что ли? А пораньше выйти нельзя было? Иди умойся скорее. Комиссия ждёт.

«Так что же важнее, защита диплома или помощь человеку? А что если от меня зависела её или чья-то ещё жизнь? А я вот так, грубо, просто обошёл её и побежал по своим делам. “Не до тебя”, мол…».

Я хотел уже извиниться за опоздание и пойти в туалет, чтобы привести себя в порядок, но в этот миг из лекционной аудитории напротив, выглянул полный краснолицый преподаватель с потными пятнами на рубашке, - член комиссии.

- Валерий Петрович, ну где ваш Котов пропадает? Почему не появился к назначенному времени? Звоните ему! Жара же, там сидеть невозможно.

- Да вот он, вот он уже, Евгений Викторович. Появился. Можем начинать.

«Похоже, умыться не удастся. Это что, наказание, за что-то? И всё-таки, кажется, я неправильно поступил. Надо было выслушать старушку. Возможно, оставались секунды, чтобы что-то предпринять, помочь ей. Я был её последней надеждой. Что я наделал? А с другой стороны, Маргелов этот толстомордый, порвал бы меня тогда точно. Он и сейчас-то негодует, хотя я опоздал всего на 3 минуты.

- Николай, у тебя всё готово? Давай флэшку с презентацией. Документы я уже все принёс. - Валерий Петрович старался вести себя спокойно, и придать то же спокойствие и мне и Маргелову.

- Да, вот флэшка. Можем нач.…

- Уважаемый! – явно с сарказмом перебил Маргелов, - что же вы комиссию ждать заставляете? Нехорошо получается. Ещё и одеты как попало…

«Всё заметила красная морда! Блин. Попал я», – мысли о происходящем перемешивались с мыслями о чём-то несделанном. О чём-то очень важном. О старушке на улице.

- Однако…, - покачивая головой, протянул Маргелов и зашёл в аудиторию.

- Ну, Николай, соберись. Пошли, – постарался подбодрить Валерий Петрович и хотел похлопать меня по плечу, но, одного касания ему оказалось достаточно, чтобы понять, что я насквозь мокрый. Он отдёрнул руку.

«Плохи же, плохи мои дела. Впечатление Маргелова о себе испортил. Весь мокрый как из бани. И старушке не помог. И это самое плохое за сегодня. Что если от меня многое зависело? От одного моего действия. От моего проклятого никчёмного решения что-то зависело. Почему равнодушно прошёл мимо. Почему не остановился, не спросил? Это чувство вины меня ест изнутри, или мандраж перед комиссией?»

Заходим в аудиторию. Очень жарко. Комиссия на местах. Кто беседует, кто вяло обмахивается какими-то листами. Все видимо не в настроении. А может мне это из-за Маргелова кажется. Председатель комиссии - Денисов Сергей Викторович, так же на месте. Весьма пожилой мужик. Сколько ему, интересно? Шестьдесят? Семьдесят? Волосы густые и седые от корня до кончика. Аккуратная причёска. Кожа на лице невероятно чистая, светлая. Глаза ясные и живые. Похоже, он единственный кто сохраняет спокойствие. И самое невероятное, - он в рубашке с длинным рукавом, в пиджаке и брюках. И на лице нет ни капли пота. И даже испарина не выступила. Просто удивительно. Валерий Петрович начинает суетиться. Запускает презентацию на компьютере, подготавливает все необходимые файлы. Настраивает проектор. Регулирует освещение. Всё это должен был сделать я, если бы не опоздал. Но у меня, вместо предстоящей защиты, совсем другие мысли в голове.

«Нужно, нужно было остановиться. Нужно было обратить внимание на старушку. Нужно было расспросить, поговорить. С опозданием потом что-нибудь придумал бы. Рассказал бы правду, в конце концов. Не поверили бы. Наверное, сочли бы за дешёвую отмазку. Но зато, я не был бы равнодушной скотиной, бегущей по своим делам и не замечающей людей вокруг. И совесть не ела бы меня, как огонь пожирает сухую траву. Может плюнуть на всё? Отпроситься, и броситься на поиски старушки, на помощь ей? С чего это со мной происходит? Другой бы плюнул в эту старушку и никогда не вспомнил бы. Почему я не могу?...»

- Николай, ты что завис? – Валерий Петрович смотрел на меня обеспокоенно, – Можно начинать. Всё готово. И возьми вот.

Он протянул пачку с бумажными платками. Я шустро протёр лицо, чтобы хоть чуть-чуть убрать пот. Но капли всё выступали и выступали. Платки быстро промокали. Ну и вид же у меня. И всё как-то слишком быстро происходит. Нет времени остановиться. Нет времени подумать. Не успеваю сориентироваться в быстро меняющейся обстановке. Отсюда и решения неверные. Начиная с утра, продолжая старушкой, и вот теперь.

- Итак, хорошо. Начнём. – Начал выдавать я, подавленным голосом. - Тема дипломного проекта, - мимика трёхмерного лица. Тема весьма интересная. Здесь есть много методов и подводных камней, со своими особенностями, плюсами и минусами…

«Что же я несу!? Какие подводные камни? С какими плюсами и минусами? Почему не начал речь заготовленной дома фразой?»

- Итак, посмотрим на первый слайд презентации. Перед нами каркас трёхмерного лица. Это пока лишь заготовка, без текстуры. Но, обдумывать мимическую структуру имеет смысл уже на этом этапе…

«Плюнуть на всё? Извиниться и выйти? Я же себе сто лет не прощу, что не помог человеку. Вот она, расплата за равнодушие. Не думал, что наступит так скоро. С таким взмыленным видом и бредовой речью мне не светит успешное выступление. Так ещё и эта старушка будет стоять перед глазами до скончания дней моих. Ну что я мог сделать!? Что!? Какое решение нужно было принять?»

- Итак, какие есть методы задания мимических правил? Во-первых, - метод программируемых точек. На поверхности лица, в равномерном распределении берётся ряд точек…

«Вот блин! Этот “итак” ещё прицепился. Слово-паразит!»

Я на мгновение прекратил рассказ. Осмотрел комиссию. На меня смотрят с недоумением. Как на жалкое создание. В их глазах я никчёмен уже по причине своего взмыленного вида. А уж если сбивчивую, несвязную речь добавить. И если бы они знали о произошедшем случае со старушкой, то забросали бы меня помидорами. Маргелов уже сидит с усмешкой на толстых губах. Чувствую, ещё минута моей убогой презентации, и он скажет, что я абсолютно неадекватен, и что защита моя не стоит ничего. До вопросов думаю, не дойдёт дело. Лишь один Денисов сидит со спокойным выражением лица и, чуть склонив голову, внимательно смотрит на меня. Как будто ждёт чего-то. Похоже, сама тема проекта его не очень интересует.

- То есть, в итоге, каждой из выбранных точек, мы задаём определённые правила поведения. А все близлежащие точки привязываем к данной определённым уравнением, чтобы они как бы автоматически выбирали себе положение, отталкиваясь от базовой, выбранной заранее точки.

«Всё, понёс несвязный бред. Сам понимаю, но ничего не могу с собой поделать. У Маргелова вон интересно, сколько базовых точек на морде, что он такую рожу скорчил? Предвкушает должно быть, как начнёт меня поливать грязью. А у той старушки, ни одной базовой точки не было. Лицо было как маска. Почти не двигалось. Или это мне показалось?»

Я почувствовал, как глаза наполняются слезами. Просто от эмоций. От всего сделанного и несделанного. От переживаний. Я оглядел всех членов комиссии, понимая, что сейчас произойдёт. Увидел на лицах изумление. Давно же они такого не видели. Я почувствовал, как по щекам потекли слёзы. Ноги стали подкашиваться. Я сел.

- Николай! Ты что? Что случилось у тебя? В чём дело? – Валерий Петрович искренне волновался.

- Нет, это немыслимо. Это детский сад какой-то! Это что-то редкое. Таких выпускников у нас быть не должно! Татьяна Александровна, вы правы были абсолютно. – Взорвался Маргелов. – Давайте ещё сопли ему здесь подтирать будем!

- Что случилось Николай? Успокойся. Что за беда? Выпей воды. – Валерий Петрович дал мне стакан с водой и бумажные платки.

- Старушка… - начал я, – старушка. Когда я бежал в университет, я очень опаздывал. Сам виноват. Поздно встал утром. Медленно всё делал. Попал в пробку по дороге. И когда бежал сюда, во дворах встретил старушку. Она была забитая и грязная. И просила меня о помощи. И слёзы были у неё. Но, я опаздывал. И я просто обошёл её и побежал дальше. Думал успеть и нормально защититься. Я не оборачивался. Я не знаю, что было с это старушкой. Не знаю, что у неё случилось. Но возможно, я мог помочь ей. Может какой-то пустяк, а может быть чья-то жизнь. Я не могу теперь не о чём думать кроме неё. Мне плохо. Я чувствую свою вину, оттого что не помог ей. Оттого что не выслушал. Какая-то простая, банальная формальность, - успеть вовремя в университет, побудила меня к равнодушию. Заставила меня пройти мимо человека, который нуждался в помощи. И я до сих пор не понял, как нужно было поступить. Остановиться и помочь ей? Тогда опоздание больше чем на пятнадцать минут и конец. И отношение ваше ко мне было бы соответствующим. Но, не остановиться и не помочь оказалось ещё более худшим. Теперь я остался и без диплома, и с угрызениями совести. И это невозможно выбросить из головы. Не знаю что делать.

Мне стало стыдно. Я принялся вытирать лицо платками, пряча глаза от комиссии. В аудитории воцарилась тишина. Никто ничего не говорит. Никто не двигается. Кажется, что никто даже не дышит. Петрович замер в нескольких шагах от меня. Я не вижу лиц людей. Мне тяжело поднять глаза и взглянуть на кого-то из них. Невероятно стыдно, больно, плохо. Я опозорился как никогда. Я – Коля Котов. Всё одно к одному. Хочется провалиться в никуда, чтобы не продолжать этот тупиковый жалкий отрезок моей жизни. Это поражение.

Молчание продолжалось полминуты. Я не понимаю, чего они все ждут и от кого. Почему все молчат. Взглянуть кому-то в лицо мне кажется невозможным. И я как маленький ребёнок прячу глаза, рассматривая свои колени. Я не знаю что делать. Не знаю, как выходить из этой ситуации. Впервые, за многие годы, у меня нет никакого плана поведения. Казалось бы, раньше, даже в самых запутанных ситуациях был какой-то план. Сейчас нет. И просто в шоковом состоянии сижу и жду, когда всё закончится. Ведь рано или поздно это должно закончиться. Не будут же они здесь сидеть вечно. Пусть решают что хотят. Мне уже всё равно. Об одном жалею, - что не остановился на улице и не выслушал старушку. Для меня это было бы меньшим из зол.

- Предлагаю защиту дипломного проекта считать успешной, – услышал я незнакомый голос, – успешной потому, что работа сама по себе неплохая. Я помню, как два года назад студент Яковлев защищал дипломный проект на эту тему. Только назывался он тогда иначе. И цвет каркаса лица был не зелёным, а голубым. Хорошо хоть догадались цвет изменить. Валерий Петрович, вам бы пора уже прекратить предлагать студентам одни и те же проекты. Где же движение вперёд?

Незнакомым, голос был потому, что заговорил председатель комиссии Денисов. Он не вёл никаких занятий. И общаться за пять лет обучения мне с ним ни разу не довелось. Он заведующий кафедрой. И выступать на лекциях у него нет времени. Да и вообще, судя по слухам, он очень немногословен.

Я медленно поднимаю глаза на аудиторию. Денисов спокойно сидит в той же позе и внимательно рассматривает меня. Все остальные члены комиссии удивлённо уставились на Денисова.

- Ни у кого нет возражений? – Спросил Денисов и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Я уверен, сегодняшние события научат молодого человека гораздо большему, чем сам дипломный проект. Так что, не вижу смысла продолжать наше заседание.

Молчание.

- Да, я не против, - поддержала Татьяна Александровна.

- И я согласен.

- Никаких возражений.

- Вы правы Сергей Викторович. Нет смысла продолжать.

- Да будет так, – подытожил Маргелов мнение всех членов комиссии.

Я не верю своим ушам. Петрович молчит.

После нескольких формальных моментов, я наконец, покидаю душную аудиторию. В коридоре уже ждут ребята из группы.

- Ты что так рано!? – спросил Диман. – Ещё же целый час должен был отдуваться. Что, не защитился!?

- Защитился. – Ответил я. - Давай не сейчас. Позже. Возьми у Петровича бумажки мои и флэшку. Я забыл. Завтра их заберу у тебя.

И не дожидаясь ответа, я повернулся и пошёл вниз по лестнице.

***

- Вот так я и защищался тогда, - подвёл черту я, сидя с Леной в кафе, спустя год после событий.

- Д-а-а-а… Поучительно… - медленно произнесла она и отхлебнула чай из чашки. Сказать больше нечего.

25.06.2011


Выбор страницы:


Валерий Яковлевич Брюсов:
01.12.1873-09.10.1924
13.12.1873-09.10.1924-н.с.

Русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк. Один из основоположников русского символизма



Наши партнеры:

Сфера-Саратов СГУ

Классный сайт!

Расскажи о своем родственнике

Стихи и проза

Инновации Технологии Машиностроение

Создание сайтов


Как опубликовать свои стихи? Как опубликовать свою прозу?
Cтихи, проза, поэзия, детские стихи и проза, лирика, публицистика, сценарии, большие произведения, юмор, переводы, философия, психология, история


© 2013 , Литературный интернет журнал "Начинающий писатель", All Rights Reserved
Besucherzahler rusian brides
??????? ?????????
??????? ?????? ???????? Рейтинг@Mail.ru ....